Главная     Газета    Юрфорум    Закон о банкротстве: а была ли реформа?

Закон о банкротстве: а была ли реформа?

№ 21 (189), 10 стр., 10 июня 2013

Новая редакция Закона «О возобновлении платежеспособности должника или признании его банкротом» (№4212-VI), которая вступила в силу в этом году, вызвала резонанс, отголоски которого и по сей день мешают специалистам приступить к ее внедрению на практике. 27 мая в пресс-клубе Общественного совета при Госпредпринимательства Украины «Закон & Бизнес» при информационной поддержке «Судебно-юридической газеты» состоялось очередное обсуждение на тему: «Новый закон о банкротстве в действии или бездействии?» На откровенный разговор о недостатках реформы законодательства, регулирующего правоотношения в сфере банкротства, были приглашены парламентарии, представители Госпредпринимательства, Минюста, Высшего хозяйственного суда Украины, лидеры саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, практикующие арбитражные управляющие, а также эксперты и ученые.

Среди основных проблем, вынесенных на обсуждение, были терминологические казусы, взаимоисключающие положения отдельных статей, принципы деятельности самоуправляемых организаций арбитражных управляющих. Напомним, что ранее эти проблемы были изложены в письменном виде и направлены для ознакомления в уполномоченные государственные органы. Однако, как уверяют арбитражные управляющие, законодатель упорно не желает принимать во внимание их позицию. Ярким свидетельством тому стало отсутствие на обсуждении народных депутатов и сотрудников Минюста.

 

Чем управляет арбитражный управляющий?

 

Невзирая на это, в ходе встречи разгорелась жаркая дискуссия о том, кто же такой арбитражный управляющий. Согласно ст. 1 Закона №2343-12, арбитражным управляющим является лицо, назначенное хозяйственным судом в установленном порядке в деле о банкротстве как распорядитель имущества, управляющий санацией или ликвидатор из числа лиц, получивших соответствующее свидетельство и внесенных в Единый реестр арбитражных управляющих (распорядителей имущества, управляющих санацией, ликвидаторов). По мнению арбитражного управляющего Александра Капцова, из данного определения можно сделать вывод, что основным критерием профессии является избрание судом, а не образование, опыт работы, сдача экзамена и присвоение квалификации. Таким образом, статус арбитражного управляющего не имеет определения. Более того, неверным является и сам термин «арбитражный управляющий (распорядитель имущества, управляющий санацией, ликвидатор)», поскольку в данном случае арбитражный управляющий является профессией, а перечисленное в скобках – должностью, на которую его назначают в соответствии с обстоятельствами дела о банкротстве. Тем более некорректно вносить данный термин в название реестра, так как никто не может знать заранее, какую должность получит арбитражный управляющий в том или ином процессе.

В который раз было указано и на то, что сам термин «арбитражный управляющий» неудачен, поскольку перекликается с уже не существующим арбитражным судопроизводством. Гораздо точнее был бы термин «антикризисный менеджер», который, например, закреплен в законодательстве России и уже широко используется в Украине.

 

Неуправляемое самоуправление

 

Наряду с вышеизложенным, неоднозначность терминологии отодвигается на второй план, когда речь заходит о смысловом наполнении реформы. Так, краеугольным камнем реформирования данной сферы была признана деятельность арбитражных управляющих, которым предполагалось предоставить максимальную самостоятельность при условии их саморегулирования. С этой целью процедура лицензирования была заменена на механизм получения свидетельства. Однако государство оставило за собой контроль за «независимой» профессией, что противоречит международной практике.

Фикцией, по словам арбитражных управляющих, оказалась и квалификационная комиссия, невзирая на ее относительно либеральное формирование (3 представителя госорганов и 4 – саморегулируемых организаций), поскольку на сайте Минюста объявление о представлении кандидатур от саморегулируемых организаций было размещено, когда практически ни одна из этих организаций не получила подтверждение своего статуса. Информация же об организациях, получивших подтверждение статуса, по непонятным причинам оказывается закрытой. В то же время, как стало известно Общественному совету при Госпредпринимательства, одно и то же лицо может числиться членом нескольких саморегулируемых организаций, что значительно увеличивает количество организаций с подтверждением статуса при сохранении численности членов таких организаций (около 80 арбитражных управляющих). Таким образом, круг лиц, имеющих шанс стать членом комиссии, значительно сокращается.

Кроме этого, неоднозначно воспринимается назначение представителя «независимой» профессии судом. По этому поводу некоторые арбитражные управляющие отметили, что раз суд фактически нанимает арбитражного управляющего, то и заработную плату ему также должен выплачивать суд.

 

Борьба противоположностей

 

Кроме «арбитражных» нестыковок, новая редакция закона вмещает и откровенные противоречия. Так, в ч. 3 ст. 2 Закона указано, что законодательство о восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом при рассмотрении судом дела о признании несостоятельности банка применяется с учетом норм законодательства о банках и банковской деятельности. В то же время, в ч. 7 ст. 36 Закона «О системе гарантирования вкладов физических лиц» говорится о том, что действие Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» не распространяется на банки.

Много вопросов возникает и в части удовлетворения требований кредиторов. Например, на требования кредитора по текущим платежам, в соответствии с Законом о банкротстве, распространяется действие моратория, т. е. когда в процедуре санации или распоряжения имуществом должник продолжает осуществлять хозяйственную деятельность, и у него возникают определенные обязательства уже после возбуждения дела, кредитор по текущим платежам не имеет права требовать их погашения до окончания процедуры. При этом в ст. 45 предусмотрено, что требования кредитора по текущим платежам удовлетворяются в 4-ю очередь, что практически можно читать как «никогда». Таким образом, кредиторы по текущим платежам оказываются незаинтересованными в финансировании банкрота, что противоречит идее финансового оздоровления.

Еще одно противоречие заложено в норме о проведении аукциона. С одной стороны, его может проводить только лицо, имеющие соответствующую лицензию, а с другой, такая деятельность не лицензируется вообще. Правда, как мы писали ранее, выход указан в той же норме, которая разрешает проводить аукцион самому арбитражному управляющему. Однако этим проблема не исчерпывается, ведь если аукцион все-таки будет проведен, вознаграждение проводившему его лицу может составить до 15% стоимости проданного, что, по мнению работников банковской сферы, является слишком большой суммой. Это вознаграждение предлагается сократить до 5%, приравнивая к оплате за риэлтерские услуги.

 

КОММЕНТАРИИ

 

Евгений Кудляк, арбитражный управляющий

 

– Хотелось бы обратить внимание на проблему очередности удовлетворения требований кредиторов в разрезе банкротства страховых организаций. Согласно ст. 45 закона о банкротстве, требования кредиторов по договорам страхования относятся к первой очереди удовлетворения кредиторских требований. Согласно ст. 87 этого же закона, среди требований застрахованных лиц определяются 6 очередей (в рамках первой очереди). Если предположить, что ликвидируется страховщик, то в первую очередь, помимо выплаты заработной платы, оплаты услуг арбитражного управляющего и прочих первоочередных выплат, должны быть произведены выплаты страхователям. Поскольку страхователей, как правило, оказывается слишком много, есть риск, что арбитражный управляющий не получит причитающегося ему вознаграждения. Таким образом, он просто не заинтересован во вступлении в дело о банкротстве страховщика.

 

Александр Потимков, первый зампредседателя Государственной службы по вопросам регуляторной политики и развития предпринимательства

 

– Я считаю, что рано давать оценку реформе законодательства о банкротстве, особенно в части проблемы саморегулирования. Данная проблема обсуждается не только в этой, но и в других сферах деятельности, однако ее обсуждение, очевидно, нужно начинать с вопроса, готовы ли мы к саморегулированию. К сожалению, в некоторых случаях саморегулирование, т. е. регулирование деятельности ее субъектами, подразумевает абсолютную бесконтрольность и вседозволенность. Такого быть не должно. Сейчас мы можем говорить о том, что определенные проблемы данного рынка и данной профессии были созданы самими представителями этой профессии. Некачественная работа некоторых арбитражных управляющих, их заангажированность привели к тому, что это стало проблемой для экономики и причиной несостоятельности института банкротства. Именно поэтому были предложены изменения.

Катерина Беляева,
Судебно-юридическая газета

Теги: Реформа, банкротство

Просмотров: 34455
Комментариев: 1


(19.06.2013, 14:45)

Как жаль, что для подготовки статьи выбраны лишь "ужасы" и "страхи". Создается впечатление, что журналисты не хотят слышать позитив и конструктив. Ведь на мероприятии высказывались разные мнения. А описана лишь одна - страшная сторона медали. Один вывод - очень необъективный материал. Разочарована в издании, которое ранее было очень объективным.

Редакция СУДЕБНО-ЮРИДИЧЕСКОЙ ГАЗЕТЫ не имеет намерений ограничивать свободу слова, но оставляет за собой право удалять оскорбления и высказывания с нецензурной лексикой..
Осталось: 750

обновить картинкуДругие символы

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ


Новости от KINOafisha.ua
Загрузка...
Вся телепрограмма на сайте TVgid.ua
Курс USD по данным Национального Банка Украины
Курс EUR по данным Национального Банка Украины
Курс RUB по данным Национального Банка Украины