Нужно ли судье мирить стороны, как предлагается в проектах новых процессуальных кодексов

16:14, 8 июня 2017
Новеллой проектов новых процессуальных кодексов является введение в судебный процесс института медиации...
Нужно ли судье мирить стороны, как предлагается в проектах новых процессуальных кодексов

Новеллой проектов новых процессуальных кодексов является введение в судебный процесс института медиации, предусматривающий примирение сторон спора с участием судьи до начала рассмотрения дела по существу.

Глава под названием «Урегулирование спора с участием судьи» содержит все три проекта кодексов. Насколько естественным является возложение функции примирения на судью? Уместно ли это в административном процессе? Попытаемся отыскать ответы на эти вопросы в контексте зарубежного опыта.

Проекты процессуальных кодексов содержат достаточно новелл, среди которых есть как прогрессивные, так и достаточно противоречивые. Одной из предложенных новелл является введение в судебный процесс института медиации, который предусматривает примирение сторон спора с участием судьи до начала рассмотрения дела по существу.

Предполагается, что проведение урегулирования спора с участием судьи будет осуществляться в форме совместных и (или) закрытых совещаний. Совместные совещания проводятся с участием всех сторон, их представителей и судьи. Закрытые совещания проводятся по инициативе судьи с каждой из сторон  отдельно. Таким образом, создается законная процедура коммуникации судьи и сторон вне судебного заседания, что ранее не допускалось.

На первый взгляд, функция примирения не свойственна судам, ведь в суд обращаются лица, которые исчерпали свои возможности решить спор мирно вне суда. В мире существует два метода разрешения споров — судебное разбирательство или решение спора альтернативными средствами через арбитраж или медиацию. Т.е. медиация рассматривается как альтернатива классическому методу — судебному разбирательству. Суд разрешает спор на основании доказательств и норм права, в то время как медиатор работает с интересами сторон спора. Для него доказательства и право не имеют решающего значения. Сам медиатор — не всегда юрист, а специалист в области психологии или социологии, что для примирения сторон может быть важнее.

При таких обстоятельствах можно понять судей, которые скептически относятся к возможному обязанности «мирить стороны», ведь деятельность медиатора требует определенных знаний и навыков, что для судьи не являются обязательными. Высококлассный юрист или судья далеко не всегда будет хорошим медиатором.

В то же время медиация, как метод разрешения споров, альтернативный судебному разбирательству, имеет ряд неоспоримых преимуществ. Общепризнанной является эффективность медиации. Например, Европарламентом и Советом ЕС принята специальная Директива от 21.05.2008 года «О некоторых аспектах медиации в гражданских и хозяйственных правоотношениях» с целью упрощения доступа к альтернативному разрешению споров, содействия их мирному урегулированию и обеспечения сбалансированных взаимоотношений между медиацией и судопроизводством. Кроме этого, медиация будет способствовать уменьшению нагрузки на суды и судей, сокращению сроков рассмотрения дел, уменьшению судебных расходов и т.п., поэтому расширение сферы применения процедур медиации является положительным для правовой системы государства.

Другой вопрос — должен ли медиацией заниматься суд и если должен, то в каких объемах и как при этом обеспечить надлежащее ее качество, эффективность и оперативность?

Прежде всего, следует отметить, что в зарубежных странах существует успешный опыт внедрения судебной медиации. Чаще всего в этом контексте вспоминают Нидерланды и Канаду. Кстати, пилотные проекты по внедрению медиации в судах проводились и в Украине, показав достаточно хорошие результаты.

Однако, особенностью успешной судебной медиации, во всех случаях, является то, что она проводится не любым судьей, а тем, который прошел специальное обучение и подготовку, имеет навыки медиатора и готов заниматься этой деятельностью.

Одним из основных принципов медиации является добровольность участия в ней сторон спора и свобода выхода из процесса медиации на любой ее стадии. В связи с этим достаточно логичным и обоснованным выглядит введение судебной медиации в гражданском и хозяйственном процессах, где участниками спора являются, как правило, субъекты, наделенные свободой воли и волеизъявления, которые пользуются своими гражданскими правами по своему усмотрению. Поэтому вопрос участия в процедуре медиации, выхода из нее, объема «уступок» собственными интересами ради решения спора — все это полностью зависит от автономной воли субъекта гражданских правоотношений.

В противоположность этому, в административном судопроизводстве одним из участников спора является субъект властных полномочий, который, согласно ст. 19 Конституции Украины, обязан действовать только на основании, в пределах полномочий и способом, которые предусмотрены Конституцией и законами Украины. Конечно, ни о какой автономии воли такого субъекта не может идти и речи. Органы государственной власти и местного самоуправления осуществляют полномочия, которые по своей юридической природе являются  одновременно и правом, и обязанностью субъекта действовать определенным образом.

При таких обстоятельствах возникает вопрос: каким образом принцип добровольности медиации корреспондируется с императивными нормами, которые регулируют деятельность субъекта властных полномочий и определяют четкий и однозначный способ и порядок его действий? Даже само по себе согласие такого субъекта на участие в процедуре медиации, если возможность ее предоставления не предусмотрена Конституцией и/или законом, будет сомнительным.

Так, в упомянутой директиве Европарламента и Совета ЕС от 21.05.2008 года прямо предусмотрено, что ее действие не распространяется на налоговые, таможенные или административные правоотношения, или на ответственность государства за действия или бездействие при осуществлении властных полномочий (п. 2 ст. 1).

Такой зарубежный опыт следовало бы учесть и в Украине при подготовке новой редакции кодекса административного судопроизводства, исключив главу о медиации из его проекта. Учитывая приведенные обоснования, международный опыт, а также обычно жесткую вертикаль в структуре субъектов властных полномочий, трудно себе представить их добровольное участие в процедуре судебной медиации. Следовательно, указанные нормы проекта по судебной медиации в административном процессе заведомо «мертвые» и могут привести к затягиванию рассмотрения дела.

Как итог, можно отметить, что медиация — это, конечно же, не панацея. Законодательное закрепление процедуры примирения сторон с участием судьи целесообразно оставить только в хозяйственном и гражданском процессуальном кодексах, где есть автономия воли сторон. В таком случае этот институт будет способствовать развитию альтернативных способов разрешения споров и приведет к снижению нагрузки на судебную систему, уменьшению сроков рассмотрения дел и улучшению качества судебных решений.


 

Блог отражает исключительно точку зрения автора. Текст блога не претендует на объективность и всесторонность освещения темы, о которой идет речь. 

Мнение редакции «Судебно-юридической газеты» может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственность за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Новый Верховный Суд: что о нем известно украинцам
Новости онлайн