Новый Кодекс административного судопроизводства: что думают судьи

10:00, 4 ноября 2017
Внедрение института образцового административного дела, пересмотр системы источников права, применяемых судом и другие новеллы КАСУ.
Новый Кодекс административного судопроизводства: что думают судьи

Как известно, Закон «О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины и другие законодательные акты» (законопроект №6232), принятый 3 октября с. г. Верховной Радой, наконец, передан на подпись Президенту Украины Петру Порошенко.

В частности, новый закон предусматривает введение электронного судопроизводства. Напомним, что «Судебно-юридическая газета» проводила опрос среди судей относительно их оценки норм нового законодательства.

Судья Житомирского апелляционного административного суда, член Совета судей Украины Богдан Монич не усматривает особых проблемных моментов в проекте Кодекса административного судопроизводства Украины (далее — КАС Украины). «Хотя, наверное, категорически против установления жестких календарных сроков для выполнения определенных действий судом (не связанных со сроками обращения в суд, сроками апелляционного и кассационного обжалования и т.п.). На практике они редко соблюдаются в силу объективных причин. Более верным было бы исходить из понятия разумного срока рассмотрения дела при выполнении тех или иных процессуальных действий», — отмечает он.

Богдан Монич привел в пример Кассационный суд Франции.

«Недавно я посетил сайт Высшей судебной инстанции Франции — Кассационного суда (La Cour de cassation). При этом я имел возможность ознакомиться с ролью кассационного суда Франции в том виде, как она подразумевается именно этим органом судебной власти.

Так вот, авторы соответствующего раздела сайта, характеризуя Кассационный суд Франции, говорят о двух его уникальных чертах.

Прежде всего, он отличается от других судов тем, что является уникальным и единственным (на всю Республику существует один Кассационный суд).

В нашем случае, с учетом предложенной структуры Верховного Суда, эта черта не будет характерной для нас в полном объеме.

Однако гораздо более важной и значимой является другая черта Кассационного суда Франции, поскольку она определяет его главную цель и предназначение, — унифицировать правоприменение, достичь единого толкования законов на всей территории. Таким образом, Кассационный суд Франции — это суд, который обеспечивает единство судебной практики и правоприменения.

Неуклонно следуя этой цели, кассационный суд может сформировать юриспруденцию, называемую авторитетной.

Если Верховный Суд Украины не будет исповедовать эту цель, сформировать авторитетную судебную власть нам не удастся.

Вот почему, как судья апелляционной инстанции, который практически ежедневно получает в судебных заседаниях примеры противоположных судебных решений кассационного суда по однотипным делам, я, прежде всего, жду  от судебной реформы кардинальных сдвигов именно в направлении единства судебной практики и однородности правоприменения, которые невозможны друг без друга», — подчеркнул Богдан Монич.

«И если говорить о Проекте КАСУ, то одним из определяющих и самых важных его нововведений считаю, прежде всего, внедрение института образцового административного дела.

Вторым наиболее важным нововведением Кодекса является пересмотр системы источников права, применяемых судом: если суд приходит к выводу, что закон или иной правовой акт противоречит Конституции Украины, суд не применяет такой закон или иной правовой акт, а применяет нормы Конституции Украины как нормы прямого действия.

Для административной юрисдикции это чрезвычайно важно в тех случаях, когда государство при принятии новых законов допускает ограничение гарантированных Конституцией Украины прав и свобод граждан вопреки ранее высказанной позиции Конституционного Суда Украины. Судебная практика в таких случаях исходила из невозможности применять норму Конституции Украины как прямого действия, до признания закона или его нормы неконституционной.

Поддерживаю введение адвокатской монополии на представительство в суде. По моему опыту, участие в деле адвоката — это и более высокое качество предоставляемой правовой помощи и более высокое качество судебного процесса, с точки зрения соблюдения правил поведения в суде.

Революционными и очень важными изменениями являются внедрение системы электронного судопроизводства на всех стадиях процесса и переход к Единой судебной информационно-телекоммуникационной системе. Возможность дистанционного участия в судебном процессе, подачи различных документов, ознакомления с делом — это не дань моде, а требование времени. Это никоим образом не затронет интересы простых граждан, а наоборот раскроет перед ними дополнительные возможности, сделает судебные услуги более удобными и дешевыми.

Много внимания в проектах КАСУ и других Кодексах уделено стадийности судебного процесса, дисциплине участников судебного заседания, вводится понятие злоупотребления процессуальными правами. В современных условиях это абсолютно оправданно.

Считаю, что в процессе подготовки к рассмотрению дела суд обязан четко определить перед участниками процесса обстоятельства, которые подлежат доказыванию при рассмотрении конкретного спора, установить четкие сроки подачи доказательств, при необходимости содействовать в истребовании доказательств, если это возможно на этой стадии — назначить экспертизы.

После такой подготовки к рассмотрению дела, даже если оно будет разрешено судом неверно, маловероятно, что оно будет отправлено на новое рассмотрение: судебная ошибка будет исправлена вышестоящими судами.

К сожалению, многие суды игнорируют такую стадию рассмотрения дела, как подготовительное производство: вместо того, чтобы рассматривать дело и исследовать доказательства в четкой последовательности, суд постоянно разрешает какие-то новые ходатайства, исследует какие угодно обстоятельства, но только не те, что необходимы для разрешения спора.

Что касается различных видов ответственности за злоупотребление процессуальными правами, то я бы не верил «страшилкам» о том, что судьи начнут привлекать участников процесса к ответственности безосновательно и в массовом порядке.

Сегодня те же виды мер процессуального принуждения существуют и в действующем КАСУ (ст.269). Новой мерой является только штраф и возможность возложить на сторону часть судебных издержек за злоупотребление правами. Главная цель любого суда — это осуществить правосудие, а не применить к кому-либо меру принуждения. Их существование преследует превентивную цель.

Даже в процессах, где стороны срывают заседания или иным способом препятствуют осуществлению правосудия, эти меры не находят широкого применения в силу сложной процедуры.

Если подытожить этот короткий комментарий, то нужно еще раз подчеркнуть, что далеко не содержательное наполнение того или иного Кодекса будет определять, удачен он или нет. Более важным будет именно правоприменение тех или иных его норм. Если каждый судья, адвокат прокурор, другие члены правового сообщества, разделят новую философию осуществления правосудия в Украине, то нас всех ждет успех — построение авторитетной юриспруденции», — считает Богдан Монич.

Ранее сообщалось, что глава Ассоциации судей хозяйственных судов, председатель Одесского апелляционного хозсуда Наталья Богацкая рассказала, что проект ХПК Украины претерпел наибольшие изменения среди всех нормативных актов.

Также и.о. председателя Яремчанского городского суда Ивано-Франковской области Андрей Иванов рассказал о новом Гражданском процессуальном кодексе.

К ним присоединился судья Ленинского районного суда Днепропетровска Дмитрий Мовчан, рассказав, что новые процессуальные кодексы содержат ряд новых для украинского судопроизводства институтов.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Верховный Суд может начать работу уже в этом году (видео)
Новости онлайн