Язычество в законе: анализ нового законопроекта о принципах государственной языковой политики

00:54, 7 сентября 2011
Языковой вопрос всегда вызывал в Украине горячие общественные дискуссии. Первая попытка свести проблему к...
Язычество в законе: анализ нового законопроекта о принципах государственной языковой политики

Языковой вопрос всегда вызывал в Украине горячие общественные дискуссии. Первая попытка свести проблему к единому знаменателю сорвалась еще в прошлом году (законопроект «О языках в Украине» №1015-3 от 7 сентября 2010 г.). Документ был поддан уничижающей критике, поскольку, по мнению СМИ и общественных организаций, был направлен на русификацию страны. Европейские институции, которым законопроект был направлен на анализ, также имели замечания. Таким образом, урегулирование отложили, но ненадолго.

 

В связи с тем, что вопрос по прежнему требует решения, народные депутаты Сергей Кивалов и Вадим Колесниченко 26 августа 2011 г. зарегистрировали в парламенте новый проект – «О принципах государственной языковой политики» (р. №9073). Как отмечают авторы, с принятием данного акта русский язык станет региональным в 13 административно-территориальных единицах Украины: в Днепропетровской, Донецкой, Запорожской, Луганской, Николаевской, Одесской, Сумской, Харьковской, Херсонской, Черниговской областях, АР Крым, Киеве и Севастополе, крымско-татарский – в АР Крым, венгерский – в Закарпатской области, румынский – в Черновицкой. Буквально это означает особый, расширенный, порядок применения таких языков в сферах образования, науки, культуры, СМИ, рекламы, а также судопроизводства.

 

Многие обозреватели СМИ уже успели окрестить законопроект таким, который «позволит свободное и расширенное функционирование русского языка и сузит употребление украинского». Насколько справедливы такие утверждения, выясняла «Судебно-юридическая газета».

 

Итак, каким образом язык обретает статус регионального? Законопроектом прописаны три способа.

 

Первый способ – когда язык получает соответствующий статус и защиту автоматически. Для этого нужно два условия: он должен принадлежать к группе языков, указанных в Европейской хартии, которая Украиной ратифицирована, напомним, еще в 2003 г., и являться родным для не менее 10% граждан, населяющих определенную территорию по данным переписи. К указанной группе принадлежат: русский, белорусский, болгарский, армянский, гагаузский, идиш, крымско-татарский, молдавский, немецкий, новогреческий, польский, ромский, румынский, словацкий, венгерский, русинский, караимский, крымчацкий языки.

 

Второй способ применяется, когда региональная языковая группа составляет менее 10% населения соответствующей территории (либо, например, количество ее представителей увеличилось уже после переписи). В таком случае необходимость получения языком статуса регионального может быть констатирована решением местного совета.

 

Третий способ рассчитан на случаи, когда, допустим, не предвидится понимания между органом местного самоуправления и общиной. Так, в случае сбора подписей более 10% лиц, проживающих на определенной территории, местный совет обязан принять соответствующее решение в течение 30 дней с момента поступления подписных листов. Его бездействие может быть обжаловано в суд в порядке админпроизводства. Порядок формирования инициативных групп и составления подписных листов определяется законодательством о референдумах.

 

Как разъяснил соавтор законопроекта, член Комитета ВР по вопросам правосудия Вадим Колесниченко, «органы местного самоуправления не определяют региональный язык. Он уже определен государством в 2003 г., когда была ратифицирована Европейская хартия. Ратифицировав ее, Украина взяла на себя обязательство поддерживать и развивать 14 региональных языков, но не определила и не указала, на каких территориях они распространены. А концептуальный принцип Хартии – это защита прав носителей родного, негосударственного языка, на территории распространения. Поэтому имплементации как таковой не состоялось – у нас 14 региональных языков фактически действуют. И если довести дело до абсурда, то венгр или румыноговорящий гражданин может обратиться в Донецкий областной совет и требовать, чтобы ему дали ответ на венгерском или румынском языке. Поэтому мы предлагаем стандартную процедуру. Первый вариант, когда во время переписи населения люди указали, какой язык для них является родным. Подняли данные – и решение автоматически реализуется. Второй вариант. Происходят миграции населения. Что в этом случае необходимо? Решение местного органа самоуправления. Члены общины обращаются в совет, там оценивают и констатируют: действительно, у нас, к примеру, венгроговорящий регион. И принимают решение, что на этой территории соответствующий язык наиболее распространен. Третье – мы допускаем, что процесс будет происходить в агрессивной среде. Возьмем, скажем, Львовскую область. Что необходимо сделать, если сельсовет заполитизирован и из принципа своего политического несогласия готов ограничить права русскоязычного человека? Включается механизм сбора подписей, орган самоуправления получает эти удостоверенные подписи и обязан реализовать норму закона. Таким образом, в разных ситуациях может быть использован один из этих вариантов».

 

Предоставление статуса регионального будет основываться на данных Всеукраинской переписи населения о языковом составе населения. Последняя такая перепись, напомним, прошла в 2001 г., а следующая должна состояться в 2012 г.

 

Региональный язык или язык меньшинства будет использоваться на соответствующей территории в работе местных госорганов, изучаться в государственных и коммунальных учебных заведениях. Можно много говорить о том, что 10% – это мало. Однако фактически за этой цифрой стоит право нескольких сотен тысяч людей пользоваться родным языком. И вряд ли можно игнорировать тот факт, что, например, в Донецкой области, согласно данным переписи, 75% населения – русскоязычные.

 

Еще один интересный момент. Законодатели в ст. 8 проекта предлагают установить, что публичное унижение или неуважение, намеренное искажение государственного, регионального языка или языков меньшинств в официальных документах и текстах, ведущие к созданию препятствий и ограничений в пользовании ими, нарушению прав человека, а также разжиганию вражды на языковой почве, влекут ответственность, установленную ст. 161 УК Украины. Однако нельзя не отметить, что в этой статье речь идет в целом о нарушении равноправия граждан – в зависимости от расы, цвета кожи и пр. Насколько позволительно предлагаемое расширенное толкование уголовного закона – вопрос к юруправлению ВР, которое будет делать заключение относительно законопроекта.

 

Кино, рекламу и акты Кабмина переведут

 

Акты высших органов госвласти, согласно проекту, принимаются на государственном языке и официально публикуются на государственном, русском и других региональных языках или языках меньшинств. Т. е. акты Кабмина, парламента и Президента будут в обязательном порядке иметь официальный перевод на русский, крымско-татарский, венгерский и румынский.

 

Также гражданам гарантируется свободный выбор языка обучения в дошкольных, общих средних, внешкольных, профессионально-технических, высших государственных и коммунальных учебных заведениях. При наличии достаточного количества заявлений учащихся учебные заведения должны создавать отдельные классы, группы, в которых обучение ведется на ином, чем в учебном заведении в целом, языке. «Достаточность» будет зависеть от норм наполняемости учреждения. Что касается частных учебных заведений, то в них язык обучения определяется их собственниками.

 

Во всех школах должно быть обеспечено изучение, помимо государственного, одного из региональных языков или языков меньшинств. Тесты для внешнего оценивания качества образования составляются на государственном языке, но по желанию лица могут быть переведены (за исключением теста по украинскому языку и литературе). Телеканалы и радиостанции смогут по собственному усмотрению вещать на государственном, региональных или языках меньшинств, международного общения и др. – как одном, так и на нескольких. Примечательно, что с принятием этого закона на русском либо другом региональном могут заговорить герои кинофильмов, которые демонстрируются, допустим, в киевских кинотеатрах. Кроме того, рекламодатели смогут с чистой совестью приманивать клиентов на русском (или другом региональном) языке. Согласно ст. 26 проекта, рекламные объявления, сообщения и другие формы аудио- и визуальной рекламной продукции выполняются на государственном языке или другом языке на выбор рекламодателя.

 

Таким образом, русский и другие региональные языки будут иметь достаточно широкие возможности применения. Что касается условий, когда использоваться может исключительно украинский, то он останется единственным языком Вооруженных Сил Украины и других воинских формирований; заседаний Верховной Рады, ее комитетов и комиссий (хотя оратор может выступать на другом языке); проектов законов, других нормативных актов, которые вносятся на рассмотрение ВР, языком соглашений и картографических изданий.

 

Иски можно будет подавать на русском

 

Согласно законопроекту, в пределах территории, на которой распространен региональный язык (языки), допускается подача в суд письменных процессуальных документов и доказательств, изложенных на этом региональном языке (языках) с переводом, в случае необходимости, на государственный язык без дополнительных затрат для сторон процесса. Лицам, участвующим в рассмотрении дела, обеспечивается право совершать устные процессуальные действия (делать заявления, давать показания и объяснения, заявлять ходатайства и жалобы, задавать вопросы) на родном или другом языке, которым они владеют, пользуясь услугами переводчика. В пределах территории, на которой распространен региональный язык, услуги переводчика в таких случаях предоставляются без дополнительных для этих лиц затрат.

 

Европейская хартия в части применения языков при осуществлении судопроизводства обязывает судебные органы использовать различные формы защиты использования региональных языков или языков меньшинств. Одна из таких форм – предусмотреть, чтобы ходатайства и доказательства в письменной или устной форме не рассматривались как неприемлемые исключительно на том основании, что они сформулированы не на государственном языке. Вопрос в том, может ли повредить такая свобода выбора при последующем обжаловании решения местного суда. Перевод документов и письменных доказательств на государственный язык, напомним, осуществляется «в случае необходимости». Допустим, в суде Черновицкой области слушается дело, одной из сторон которого является лицо гагаузской национальности, а все остальные владеют украинским. Как Высший спецсуд по рассмотрению гражданских и уголовных дел будет рассматривать материалы на гагаузском языке? Что касается следственных и судебных документов, тут проблем не предвидится – они в обязательном порядке составляются на государственном языке и при необходимости для лиц, участвующих в деле, могут быть переведены на их родной язык.

 

Стоит отметить, что использование в судопроизводстве региональных языков или языков меньшинств обеспечивается за счет средств госбюджета. В пояснительной записке сказано, что, поскольку в нем предусмотрены средства на обеспечение функционирования украинского языка и на имплементацию ЗУ «О ратификации Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств», введение в действие законопроекта не потребует дополнительного финансирования. Но насколько оперативно судам будут выделять средства на переводы и пр., исходя из ситуации, сложившейся в начале 2011 г. с финансированием судебной системы, прогнозировать сложно.

 

Без политического подтекста?

 

Авторы законопроекта подчеркивают, что его принятие необходимо ввиду неудовлетворен­нос­ти граждан политикой государства в языковой сфере, которая обусловлена в т. ч. хаосом и антагонистичностью норм отечественного законодательства. На практике, как констатируют авторы, это приводит к тому, что законодательство в сфере языкового регулирования не действует, а конкретные решения зависят от произвола чиновника или политической конъюнктуры: «Сейчас спекуляции вокруг «языкового вопроса» угрожают как социальному миру и благополучию внутри страны, так и ее авторитету на международной арене. Получив в наследство такую ситуацию, новый Президент Украины Виктор Федорович Янукович и властная коалиция депутатских фракций в парламенте оказались перед сложным решением: продолжать политику предыдущей власти и идти путем политической конъюнктуры и целесообразности – скрывать проблему, «замыливать» глаза европейцам, как было раньше, и не принимать никаких реальных мер, или выполнять собственные обещания и взять на себя политическую смелость относительно решения 20-летнего вопроса по существу? И впервые за годы независимости власть взяла на себя политические риски и осуществила попытку решить вопрос по существу в разрезе норм европейского права», – подчеркивают парламентарии в своих пояснениях.

 

Не секрет, что многие СМИ уже успели среагировать на этот законопроект негативно, назвав его попыткой русификации Украины. Однако ни в одном из его пунктов не идет речь об ограничении использования украинского. Если говорить о том же судопроизводстве, в ч. 1 ст. 14 прописана императивная норма: «Судопроизводство в Украине по гражданским, хозяйственным, административным и уголовным делам осуществляется на государственном языке». Другие языки могут использоваться судом по соглашению сторон. Есть ли здесь какая-то угроза? Возможно, она может проявить себя в случае злоупотребления положениями закона отдельными лицами, однако за это установлена ответственность.

 

Уже сейчас очевидно, что путь законопроекта будет непростым. Как отметил В. Колесниченко, «меня очень поразили комментарии. Первый – главы профильного Комитета ВР Украины по вопросам культуры и духовности, который должен вносить законопроект в парламент. Он сразу заявляет, что сделает все для того, чтобы документ не шел дальше. Я по этому поводу сделал заявление: в тексте его обращения нет ни слова правды. Аналогично можно оценивать заявления Николая Томенко. Говорить, что принятие законопроекта неактуально, повлечет финансовые затраты или уничтожит украинский язык, и при этом заявлять о европейском выборе – нелогично. Они забывают о правах человека. Заявляют, что нам нужно быть в Европе, но только одного не понимают – что законопроектом реализуется один из главных принципов Совета Европы».

 

Отметим напоследок, что все органы, через которые проходят судьи, – Высшая квалифкомиссия судей, советы судей специализаций, Высший совет юстиции – выясняют у кандидата на перевод или на админдолжность в суде, насколько хорошо он владеет украинским языком. И пока ни один из судей или кандидатов не позволил себе отвечать на их вопросы на ином языке, помимо государственного. Если вспомнить слова второго украинского президента Леонида Кучмы (из его книги «Украина – не Россия»): «Украина – государство, которое по ряду параметров вынуждено воссоздавать себя. Одним из важнейших параметров является государственный язык». Действительно, давая региональным языкам возможность более широкого использования, необходимо помнить и о развитии украинского языка. Есть надежда, что государственные чины не будут забывать об этом.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
С какими проблемами столкнется Общественный совет добропорядочности осенью
Фото
Видео
Новости онлайн