Суды должны быть ?священной коровой?, - новый председатель ВСЮ

11:34, 29 марта 2010
Владимир Колесниченко:
Суды должны быть ?священной коровой?, - новый председатель ВСЮ

Владимир Колесниченко: «Думаю, что в рекомендации меня на должность Председателя ВСЮ есть элемент сатисфакции за все несправедливые обвинения, звучавшие в мою сторону».

Для лиц, желающих стать судьей? Высший совет юстиции – своеобразное «сито», сквозь которое проходят лишь достойные претенденты. Кроме того, без его участия не обходится ни одно увольнение судьи с должности, как по общим основаниям, так и за нарушение присяги. Очевидно, именно из-за столь незаурядной роли ВСЮ вокруг вопроса о том, кто станет его новым председателем, долгое время шли дискуссии, а сам процесс избрания неоднократно откладывался. Однако в прошлый понедельник при рекордной явке Лидию Изовитову на должности председателя все же сменил Владимир Колесниченко - для некоторых личность спорная, для других – безусловно, достойная. Напомним, что перед этим он руководил кадровой секцией ВСЮ, а еще ранее – был назначен председателем Печерского районного суда г. Киева. Итак, мы решили узнать, о том, что ожидает Высший совет юстиции при новом руководителе, а также о его взгляде на некоторые аспекты судебной реформы, непосредственно у г-на Колесниченко.

- Владимир Николаевич, каким образом нужно совершенствовать процедуру отбора кадров в судебной системе? Нужно ли вводить обязательные условия относительно уровня необходимых знаний кандидата на должность судьи?  

- Как известно, на рассмотрении Верховного Совета Украины находятся два законопроекта «О судоустройстве» и «О статусе судей». Я поддерживаю внесенные в эти документы новеллы относительно  отбора кадров для судебной системы. Это и обязательно обучение в специализированном юридическом высшем учебном заведении, обязательное проведение  Высшей квалификационной комиссией судей открытого конкурса на должность судьи, создания при ВККСУ государственной экзаменационной комиссии с правом проведения квалификационного экзамена, определение и уровня знаний кандидата, и его моральных качеств. Хотя саму нынешнюю процедуру, на мой взгляд, нужно сохранить. Ведь когда кандидат на должность судьи пишет реферат, то видно, как человек способен мыслить. Собеседование в Высшем совете юстиции, когда уважаемые, известные юристы Украины задают вопросы, показывает, насколько человек уверен и в своих знаниях, в высказывании, а бывает и отстаивании своей правовой позиции.
А знаете ли вы, что во многих странах судья может быть даже не специалистом в области права? В Швейцарии, например, во многих кантонах есть судьи-инженеры, философы и так далее. Потому что у судьи есть особая привилегия - принимать решение не только в соответствии с действующим законодательством, но и руководствуясь своим правосознанием, собственным пониманием справедливости. Поэтому когда сегодня речь идет об отборе в судьи, понятно, что только юридического образования, стажа работы в отрасли права недостаточно. Мне кажется, что нужно увеличить возрастной ценз – с 25 лет хотя бы до 30-35. Ведь мы говорим о том, что решения судьи должны быть мудрыми, а мудрость приходит со временем, когда человек набирается жизненного опыта.
Следующее, что я хотел бы отметить - обязательно должен проводиться публичный конкурс на должность судьи. Думаю, что необходимо привлекать к вопросу назначения общины, где будет работать этот судья. Я не особый приверженец прямого избрания судей гражданами, однако, в свое время я избирался, хотя и на безальтернативной основе, но я чувствовал ответственность перед теми, кто меня выбрал. Должна быть возможность публичного обсуждения личностей претендентов в средствах массовой информации, возможность для граждан предоставления в определенный период времени предложений относительно кандидатур. И тогда судья будет чувствовать ответственность за свои действия.
Именно в этом контексте должно происходить усовершенствование системы подбора судейских кадров. Ведь в общем итоге должность судьи является венцом профессиональной деятельности юриста. Судьями должны становится лучшие.
Кроме того, в состав Высшего совета юстиции должно входить немало судей – об этом говорил и Василий Васильевич Онопенко, и я в этом с ним соглашусь. Именно опыт работы судьей дает возможность понимать все подводные камни, особенности профессии. Не обязательно они должны были быть делегированы по квоте Съезда судей Украины - могут быть и от Президента, или, например, от прокуратуры или другого учреждения, которое имеет право рекомендовать кандидата.


- Министерство юстиции Украины обнародовало Приоритеты деятельности на 2010 год. В данном документе сказано о создании службы инспекторов, которая бы следила за соответствием законодательству деятельности судей. Необходим ли такой орган?

- Сегодня уровень недоверия общества к системе правосудия приближается к 90%. Нарушения со стороны судей есть. Видим ли мы, члены Высшего совета юстиции, эти нарушения – видим, но механизм привлечения к ответственности чрезвычайно сложный, не приспособленный к быстрому прекращению противоправных действий судьи. Я принимал участие в разработке рекомендаций к новой редакции закона о судоустройстве. И мной была предложена идея создания судебных инспекций, которые должны действовать, на мой взгляд, при ВСЮ. Кто должен входить в их состав? Думаю, это судьи в отставке - 10-15 человек, и при них будет создан аппарат для обеспечения деятельности - на каждую область по 2-3 лица, которые будут осуществлять проверки. О деятельности данных инспекций будет уведомляться общественность.
Необходим механизм, который бы позволил быстро определять нарушения. Бывает, жалоба поступила, и факт нарушения очевидный, но процедура настолько длинная, что пока дело дойдет до Верховного Совета Украины и будет поставлен вопрос об увольнении этого лица, утрачивается актуальность привлечения его к ответственности за нарушение присяги. Как только будет установлена действенная процедура и создана структура, способная реагировать оперативно и в рамках закона, результат сразу станет ощутимым.
Хотя хочу отметить, что подобная проблема сегодня существует во всех учреждениях власти. Когда власти нужно было решать вопросы оперативно, то она шла и на не всегда законные решения. Кстати, таким образом был уволен и я, хотя именно за решение, которое отвечало закону. Когда ко мне обратились правительство и Президент относительно признания закона об императивном мандате не соответствующим Конституции Украины, я написал короткое постановление о том, что этот вопрос относится к компетенции Конституционного Суда Украины. За что и был уволен. Правда, официально мотивация была указана другая. Тогда со стороны высоких политиков, Президента, путем "публичной порки" председателя Печерского райсуда, то есть меня, было продемонстрировано, что делают с судьей, отказывающимся решать дела по указке власти.
Вся опасность в том, что когда есть такие «форс-мажорные» обстоятельства  – нужно, чтобы суды действовали исключительно в рамках действующего законодательства. Иначе теряется смысл предназначения закона. Закон не должен подстраиваться под какое-то событие или политическую целесообразность. Он должен выполняться, а если политиков он не устраивает - есть процедура внесения законодательной инициативы. Внесите изменения, и судья будет действовать согласно новому закону.
Суды в стране должны быть "священной коровой". Независимо от взглядов и рода занятий – политики, бизнесмены, чиновники, − должны знать, что суд в любой ситуации должен действовать только в рамках действующего законодательства. Каждый гражданин должен быть уверен, что его нарушенное право будет защищено в суде. И пока и для меня, судьи, − это только мечта.
Я, например, два года не мог восстановиться на работе – суд просто не рассматривал дело. Когда я обращался к судьям и просил их действовать в рамках законодательства, они мне отвечали: «Ты уже действовал».

- Кроме создания службы инспекторов, в Приоритетах речь идет также об отдельном органе, который будет заниматься вопросом дисциплинарной ответственности судей…

-    Мы не должны забывать о конституционном принципе распределения власти. Если Министерство юстиции будет создавать орган, который будет контролировать другую ветвь власти, это, на мой взгляд, неправильно. В Высшем совете юстиции представлены все ветви: и законодательная, и исполнительная, и судебная, а также наука, прокуратура и адвокатура. Поэтому Государственная судебная инспекция должна быть создана при Высшем совете юстиции − коллегиальном органе, в котором принять решение без консенсуса невозможно. Поэтому именно здесь должна действовать такая инспекция - и это будет правильно. Я выступаю за это как судья.

-    Во избежание ситуации, которая произошла во время последних выборов председателя ВСЮ, стоит ли каким-либо образом, например, путем внесения изменений в законодательство, менять процедуру его  избрания?

-    Что касается законодательства, которое регулирует деятельность ВСЮ, мне кажется, что исходя из тех полномочий, которые сегодня на него возложены, изменения не нужны. Возможно, стоит внести незначительные правки в Регламент относительно процедуры избрания. Я думаю, что сложность избрания нынешнего главы ВСЮ связана не с законодательством, а с изменением формата власти. Думаю, именно эти обстоятельства, избирательный запал, дискуссии, резкие высказывания стали фактором, повлиявшим на события в Совете.
Кроме того, возник вопрос относительно права предыдущего председателя быть повторно избранным. Законом установлено, что председатель Высшего совета юстиции избирается на три года, «без права переизбрания». Но есть решения КСУ от 18 октября 2008 года, в котором дано определение этому словосочетанию. По мнению КСУ, это ограничение действует только в рамках срока полномочий – то есть в течение шести лет. А значит, что в новой каденции бывший председатель ВСЮ может снова быть избранным. Хотя, по моему мнению, этот вопрос дискуссионный.
Но говорить о том, что Лидия Павловна Изовитова не имела в этой ситуации права претендовать на должность председателя повторно, будет не совсем корректно. И все же из-за этого обстоятельства запланированное на 9 марта заседание ВСЮ не состоялось, нужно было согласовать позиции.
Были ли договоренности до заседания ВСЮ? Да, были. И я думаю, что в рекомендации меня на должность Председателя ВСЮ есть элемент сатисфакции за все несправедливые обвинения, звучавшие в мою сторону. Ведь я не мог даже пройти квалификационную аттестацию и получить рекомендацию ВККС о назначении на должность судьи Высшего административного суда. Вот это была уже «политика». Публично это преподносилось так: член ВСЮ, секретарь секции, который каждую неделю принимает экзамен у будущих судей, не может сдать квалификационный экзамен, экс-глава Верховного Суда Украины интересовался, имею ли я моральное право претендовать на должность судьи, если два года им не работал, не упомянув о том, что я был уволен незаконно. Мне пришлось нести моральную ответственность за чужое неправомерное решение.
Я сознательно занял должность председателя Высшего совета юстиции, и хочу, чтобы все знали, что я буду делать эту работу честно. Меня никто не заставит принять незаконное решение. Поэтому выборы в ВСЮ прошли нормально. Мы поддержали Лидию Изовитову, избранную на должность заместителя Главы ВСЮ. Она опытный юрист, авторитетный адвокат, она знает свою работу. Но сегодня руководителем буду я.

- Как, по Вашему мнению, должен выглядеть процесс назначения судей на административные должности?

- Сегодня некоторые представители судейского корпуса утверждают, что именно Совету судей Украины должны принадлежать полномочия по назначению на админдолжности в судах, поскольку Совет - коллегиальный орган судейского самоуправления, состоящий из авторитетных судей.
Но сегодня в больше 75 % его состава - главы и заместители судов, у которых вот-вот закончатся полномочия. Могут ли представители власти принимать решение, касающиеся их самих? Нет, это определенный в законе о коррупции конфликт интересов. С другой стороны, если совет председателей судов сам себя назначает, то может и руководить судебной системой, влиять на правосудие путем использования механизма назначения и освобождения судей.
А ведь судья должен быть независим. Он должен знать, что за принятое в соответствии с законом и своим правосознанием решение он не будет нести ответственность. И потому Совет судей, с моей точки зрения, должен быть исключен из числа субъектов, у которых есть право назначать на админдолжности.
Если таким субъектом будет Министерство юстиции, мы снова возвращаемся к тому, что исполнительная власть назначает судебную.
Хотя проблема − не в назначении или увольнении судьи с административной должности, а в полномочиях руководителя суда. Важно, чтобы полномочия руководства суда не влияли непосредственно на правосудие.
В некоторых странах эта проблема давно решена. Например, в Швейцарии есть понятие «дежурный председатель суда». Он исполняет свои обязанности три-четыре месяца, и для него в целом их выполнение - это всегда только лишь нежелательная нагрузка.

- Завершилась ли процедура Вашего увольнения и планируете ли Вы в дальнейшем вернутся к судейской деятельности?

- Квалификационная комиссия судей рассмотрела мой вопрос об увольнении. В понедельник, 29 марта, этот вопрос будет рассматриваться уже на заседании ВСЮ. После окончания моей деятельности в Высшем совете юстиции я планирую вернуться к работе судьей.

- Не  будет ли претензий, связанных с тем, что процедура Вашего увольнения на момент назначения председателем не окончательно  завершилась?

-  Судейской деятельностью я не занимаюсь, я направил все документы для увольнения по собственному желанию в связи с отставкой (у меня уже есть право на отставку). Последствия возможны, если я не сложу полномочия, но я готов это сделать. Другое дело, что не от меня зависит скорость прохождения этой процедуры.

- На Ваш взгляд, завершится ли судебная реформа в этом году?

-   Думаю, что ее начнут реализовывать. Но завершится ли реформа в этом году? Скорее нет. Ожидаю, что дискуссии будут большие. Мне нравится сейчас напор Комитета по вопросам правосудия - он довольно активно занимается судебной реформой. Я вижу, что в Комитете есть единство взглядов относительно форм и контуров ее осуществления, а также относительно законопроектов и поправок к ним. И у БЮТ, и у Коммунистической партии, и у Партии регионов есть согласие во многих аспектах реформы.
Однако отмечу, что главное помнить, что нужно бороться не со следствием, а увидеть и устранить причины проблем.

Беседовала Наталья Мамченко,
«Судебно-юридическая газета»

 

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как собеседуют кандидатов в Верховный Суд
Фото
Видео
Новости онлайн