G8: Начало конца?

16:28, 10 июля 2009
От июльского саммита "Большой восьмерки" не ждали сенсационных свершений:
G8: Начало конца?

От июльского саммита "Большой восьмерки" не ждали сенсационных свершений:  кризис не закончился, глобальные вопросы быстро не решить… Так и вышло: какими бы "принципиальными" ни были принятые декларации, от полумер они ушли недалеко.

Кризис? Каждый сам за себя…

Даже если бы встреча лидеров восьми ведущих стран мира оказалась совсем безрезультатной (впрочем, ожидать подобного не приходилось, итоговые соглашения, хотя бы "рамочные", – обязательный элемент саммита), она могла запомнится обстоятельствами проведения. Премьер-министр председательствующей сейчас в "восьмерке" Италии Сильвио Берлускони принял оригинальное решение: морально поддержать жителей разрушенной землетрясением Аквилы и провести международное мероприятие на территории этого города. Худшего (чего опасались службы безопасности) – "порции" сильных толчков, которая могла бы повлечь за собой эвакуацию топовых политиков планеты, - не произошло. Лучшего – резкого вдохновения лидеров G8 на великие свершения – тоже. Мероприятия, как "узкого" (восемь стран), так и "широкого" (плюс дополнительные гости) характера проходили в рабочей атмосфере и небезрезультатно.

Основные вопросы, которые предполагалось рассмотреть в ходе встречи, соответствовали моменту: обсуждение успехов в борьбе с экономическим кризисом, разрешение проблем климатических изменений и будущности ядерного вооружения, вспомоществование голодающей Африке. По каждому из них лидеры восьми (а со второго дня саммита – и более) стран обменялись мнениями, но далеко не по каждому пришли к консенсусу (самым ярким "не консенсусом" стала напряженность во взаимоотношениях России и Японии, вновь взыгравшая на почве Курильских островов, но этот вопрос обсуждался неофициально). С другой стороны, поскольку все наболевшее не "застыло в воздухе", а было перенесено "на потом", участники заседаний свои труды оценивали с привычным дипломатическим оптимизмом.

Ключевой момент, пожалуй, интересующий широкие круги мировой общественности больше всего, - мнение G8 по поводу мирового финансово-экономического кризиса. Теоретически, ожидать глобальных решений от "Большой восьмерки" после впечатляющего своим масштабом коммюнике апрельской встречи "Двадцатки" в Лондоне (напомним, члены G20 решили до конца 2010 года выделить 5 триллионов долларов на решение экономических проблем) не приходилось. Одной из целей июльского саммита было оценить промежуточное положение дел и определиться с некоторыми стратегическими направлениями. Что и было сделано. Участники встречи отметили, что "несмотря на некоторые признаки стабилизации", кризис рано списывать со счетов. "Экономическая ситуация остается неопределенной, остаются значительные риски для экономической и финансовой стабильности", - говорится в совместном коммюнике. При этом на саммите не была выработана совместная стратегия дальнейшей борьбы. Главы государств пришли к выводу, что экономика каждой отдельно взятой страны к своему докризисному уровню будет идти собственным путем, а выбор пакета антикризисных мер остается в распоряжении национального правительства. Аналогично дополнительные обязательства по помощи более пострадавшим странам "восьмерковцы" будут брать на себя не сообща, а в двухстороннем порядке. Общими же направлениями снова займется "Большая двадцатка" – следующее "рандеву" в подобном формате планируется провести 24-25 сентября в американском Питтсбурге.

Помимо общекризисной картины лидеры восьми стран обсудили ряд международных экономических проблем, но в большинстве случаев это обсуждение не несло директивного характера. Наиболее конкретно выглядело общее согласие избежать девальвации валют своих государств (именно таким путем некоторые страны повышают конкурентоспособность национальной продукции), дабы не расшатывать баланс международной валютной системы. При этом близкая России и Китаю тема расширения перечня резервных валют ввиду некоторой нестабильности американского доллара на саммите практически не обсуждалась, и в итоговый документ попал только тезис о "существующих дисбалансах". Практически таким же пунктом "а поговорить" стал и вопрос "справедливых" цен на нефть, который, в свою очередь в последнее время весьма беспокоит экспортеров "черного золота". G8 дружно пришла к выводу, что наиболее адекватная стоимость барреля приходится на диапазон 70-80 долларов (сейчас – около 60), но действенное влияние на рынки в честь этого "открытия" не планируется. Зато лидеры стран торжественно договорились побороться с протекционизмом по просьбе ВТО, переживающей из-за лозунгов "покупай национальное" и соответствующих мер, хотя больших проблем на этом фронте пока не видят. Открытость национальных рынков для торговли и инвестиций, по мнению участников встречи, внесет весомый вклад в преодоление последствий кризиса.

Парад консенсусов и компромиссов

Кроме беспокоящего все страны кризиса, лидеры восьми ведущих стран мира в ходе общения озаботились и рядом вечных вопросов. Среди них – изменения климата и "погода" на "рынке" ядерного вооружения.

Пожалуй, основным достижением июльского собрания считается принятое в первый день саммита (то есть – в формате G8) "околоклиматическое" соглашение, на основе которого предполагается разработать документ на смену Киотскому протоколу, действие которого заканчивается в 2012 году. Высокие представители восьми государств сошлись на том, что к 2050 году выбросы углекислого газа должны быть сокращены на 50 процентов от уровня 1990-ых, а средняя температура – измениться не более чем на два градуса. И именно это решение было названо Бараком Обамой "историческим консенсусом". При этом полноценного единства мнений по вопросу не наблюдается. Развитые страны во главе с США (а Барак Обама, в отличие от Джорджа Буша, декларирует готовность усиленно бороться с глобальным потеплением) готовятся к указанному сроку уменьшить объем выбросов на 80 процентов. Но, как известно, развивающиеся страны не спешат брать на себя подобные масштабные обязательства. Причем весьма отстраненно решение G8 восприняли не только Индия и Китай, но и Россия. Борцов за экологию подобные наметки двойных стандартов не обнадеживают. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун принятое на саммите решение назвал недостаточным: декларируя базовую цель, оно не вносит никакой конкретики. Правда, авторы соглашения уверяют, что требуемая конкретика – это вопрос времени и запланированной на декабрь встречи в столице Дании, где предполагается обсудить будущий глобальный документ. Таким образом, если предметную борьбу с экономическим кризисом G8 отложила "до Питтсбурга", то перспективы земного климата – "до Копенгагена".

В ту же категорию "заделов на будущее" можно отнести и итоги обсуждения "ядерно-политических тем". Ее актуальность напрямую связана как с "прецедентами" Ирана и, в особенности, Северной Кореи, так и с настойчивой мечтой нового американского президента сделать мир безопаснее. В рамках этого стремления лидеры "Большой восьмерки" призвали "уклонистов" присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия, осудили поведение КНДР и с пониманием отнеслись к намерению Барака Обамы ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Но, как в предыдущих случаях, глобальные решения были отложены "на потом". На этот раз в роли "потом" выступает саммит по ядерной безопасности, который должен состояться в Вашингтоне в марте 2010 года.

Практика полумер и откладывания решения сложных вопросов до лучших времен стала главной чертой июльских встреч, касаясь даже Политической декларации. Интересным моментом последней стал непростой путь формирования общей позиции "восьмерки" по Ирану. Большинство стран, воодушевляемых США, склонялись к решительному заявлению о контрмерах. Но помехой здесь оказалась позиция России, склонной считать происходящее в Иране не более чем его внутренними делами. Итогом обсуждения стало "дипломатическое решение". Ирану вновь дали время на раздумья – в этот раз до сентября текущего года. "Сентябрь - крайний срок для того, чтобы Иран одумался и вступил в переговоры по поводу своей ядерной программы", - таковы промежуточные выводы G8, надеющейся на "демократические методы". В крайнем же случае, "что-то решать" не полумерами (например, ужесточать санкции), "Большая восьмерка будет уже позже.

Судя по реакции участников, встреча в Аквиле выполнила свою задачу. Помимо упоминавшихся выше вопросов, был принят ряд резолюций по общей борьбе с терроризмом, по созданию продовольственной программы в помощь бедным странам, масштабы которой оцениваются в 15 миллиардов долларов, было подтверждено стремление нарастить объемы помощи Африке до 25 миллиардов долларов, а Израиль и Палестину призвали к примирению.. А "половинчатость" большинства деклараций о намерениях может поясняться уже неоднократно упоминавшимся выше стремлением обсудить сложные вопросы позже и в другом формате. Именно то, что значимые решения откладываются "на попозже" (а заодно и активное участие в аквильских мероприятиях других стран) заставляет даже участников саммита заговорить о "начале конца G8". Признавая политическую актуальность подобного формата, представители некоторых стран-участниц отмечали, что глобальные вопросы экономического характера правильнее решать в компании с развивающимися странами – если не G20, то хотя бы G13-14 (с учетом Китая, Индии, Бразилии, Южной Кореи, ЮАР и так далее). Конечно, радикализм бразильского президента Лулы да Сильва: "G-8 более не имеет raison d’etre (причин для существования, - "Подробности"), за исключением обсуждения тем, которые не составляют общую экономическую картину", - находит понимание у немногих, но ход саммита ярко продемонстрировал – клуб ведущих стран, вероятно, действительно стоит на пороге расширения. А иначе его уделом со временем могут оказаться все больше "полумеры".

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Что не нравится депутатам в новых процессуальных кодексах
Фото
Видео
Новости онлайн