Наемники-украинцы воюют в горячих точках

14:18, 27 июля 2009
Войны в горячих точках планеты ведутся силами наемников-украинцев – шестеро на днях погибли в...
Наемники-украинцы воюют в горячих точках

Войны в горячих точках планеты ведутся силами наемников-украинцев – шестеро на днях погибли в Афганистане. Ещё десятки наших военспецов только ждут шанса, чтобы легально или нелегально отправиться на чужие войны

По официальным данным, грузовой вертолёт украинцев отклонился от курса и попал под обстрел «Талибана». В то время как тела четырёх львовян и двух кировоградцев транспортировали на родину, многие мировые СМИ, воспользовавшись случаем, обсуждали рынок живой военной силы, где до сих пор действуют теневые схемы и где наши соотечественники – самый ходовой товар.

Так, Великобритания воюет в Афганистане силами украинцев и русских, на российских вертолётах. Они используются для перевозки солдат во время особо опасных ночных миссий в районе горных баз «Талибана.

При этом погибший экипаж служил вполне легально, завербованный американско-британскими коалиционными силами. Разница между легальной и нелегальной службой оговаривается в украинском Уголовном кодексе: наниматься на чужие войны, чтобы воевать, украинцам нельзя, за это светит статья 447 (от 3 до 8 лет лишения свободы нанимателю и от 5 до 10 – наёмнику) - это чёрный, нелегальный рынок военной силы. Легально завербоваться можно только на вспомогательные – перевозочные или прочие армейские работы для НАТО или ООН - это белый рынок.

Экономический кризис затронул, но не обрушил бизнес на поставках военной силы в горячие точки. И сегодня опасность в любой момент погибнуть подстерегает несколько десятков украинских пилотов, легально или нелегально работающих за рубежом. Фокус выяснил некоторые подробности их службы за пределами родины.

«Раньше меня постоянно мучил кошмар. Я начинаю взлетать, но тут вижу над собой сплошное переплетение проводов. И я, весь в поту, не могу поднять машину в воздух. Отпустило только после того, как попал в Африку», – говорит ветеран Афганистана, военный вертолётчик Игорь. В 1992 командир прямо сказал ему, что новому государству боевые лётчики не нужны, и Игорю пришлось заново искать себя в жизни: «Разным занимался. Охранником работал, брокером, на базаре торговал». Избавление от незавидной судьбы и ночного кошмара пришло к Игорю в 2000 году вместе со звонком старого сослуживца. Он намекнул, что его ненужные Украине навыки могут пригодиться одному далёкому государству. Это был классический чёрный наём – тот, за который дают срок, если поймают. Игорь согласился.

«Первое, что мне бросилось в глаза в Киншасе (столица Демократической Республики Конго), – аэродромная вышка, без стёкол, испещрённая выбоинами от пуль. В общем, все поняли, куда попали», – рассказывает вертолётчик о начале своей наёмнической карьеры. В то время в республике полным ходом шла война, названная впоследствии Великой африканской, и иностранные военные специалисты были в почёте. В случае с Игорем нанимателем выступило правительство и президент Лоран-Дезире Кабила.

«Традиционно сложилось, что Украина поставляла в горячие точки прежде всего вертолётчиков, немного меньше – специалистов ПВО. Монопольное право на лётчиков-истребителей закрепила за собой Россия». По словам одного из наёмников, в то время в ДРК собрался большой иностранный контингент. Помимо украинских и российских пилотов там воевали и американские наёмники (они, как правило, готовили наземные войска), и французы, и индонезийцы: «Были там и войска ООН, в том числе наши, украинцы. Но мы с ними особо не общались. Только здоровались».

Огонька добавляло то, что наши наёмники воевали по обе стороны фронта: «Все понимали, что это не наша война и что нам всем надо улететь отсюда живыми и при деньгах. Стычки были, но скорее показательные. Например, слетаются два самолёта земляков, выходят на связь по закрытому каналу и начинают представление для местных. Машины пилотаж крутят, ракеты взрываются, пулемёты грохочут. Полетали-покрутились, боезапас выпустили и по домам». Тех солдат удачи, которые отступали от правил корпоративной игры, строго наказывали. «Был у нас случай. Заходит на аэродром Ан-26. Спрашиваем, кто такие? Оказывается, российский экипаж, хочет сесть. Ну так, пожалуйста, мы ведь не жадные. Только вместо того, чтобы приземлиться, они над полосой открыли люк и высыпали из него несколько бомб. На следующий день наши ребята этот борт сожгли, а россияне были вынуждены поспешно улететь домой».Схема оплаты в таких контрактах, по воспоминаниям участников, как правило, сдельная – за боевые вылеты, за дополнительные лётные часы хорошо платили. При боевом усердии зарплату в $5 тыс. можно было умножить на два. «Российские лётчики рассказывали, как в самом начале конфликта, в 1998 году, когда Кабила брал в свои руки столицу, некоторые пилоты заработали за три месяца по 150 тысяч долларов. В принципе, работы хватало и у нас. Но в январе 2001-го президента убили, и повстанческие племена чуть было не вошли в столицу». Всем иностранным специалистам пришлось срочно эвакуироваться: «Когда мы переправлялись на пароме с одного берега реки Конго на ту сторону, где был расположен аэропорт, ребята держали свои паспорта выставленными в иллюминатор. В случае чего был бы хоть какой-то шанс выдать себя за гражданского специалиста».

Падение. Вертолёт наёмников, разбившийся в ДРК из-за ошибки украинского пилота. Экипаж выжил. Пассажиру, конголезскому военному, не повезлоВторая командировка в Демократическую Республику состоялась в 2002 году. Между воюющими сторонами было заключено перемирие, и новый президент, сын предыдущего, пригласил украинских вертолётчиков охранять шаткие конголезские рубежи. «Война как таковая вроде бы закончилась, но вокруг столицы постоянно вертелись враждебные племена, в общем, было неспокойно». По словам наших лётчиков, за время службы у них и повстанческих племён образовался некий молчаливый паритет: «Понимаете, мы же нормальные люди, не убийцы. Поэтому когда нас посылали на задание, мы долетали до слишком приблизившегося к столице отряда повстанцев, если видели, что они не улепётывают со всех ног, как бывало чаще всего, давали очередь поверх голов». Кроме того, местные жители могли и отомстить иностранным легионерам за особое усердие: «Один индонезийский экипаж разбомбил повстанческую деревню. Было много жертв. Деревня, на их горе, оказалась людоедской. Через некоторое время виллу, на которой жили эти индонезийцы, захватили (во время боевых рейдов пилоты живут возле аэродрома, за городом. – Фокус), а сам экипаж попросту съели, прислав на адрес столичного отеля, в котором квартировались наёмники, детальные фотографии процесса». Впрочем, помимо этого случая, жертв среди наёмников-пилотов не было – повстанцы не сбивали вертолёты, понимая, чем может ответить пятёрка «железных птиц» на потерю одного борта. Показательно то, что за 7 лет пребывания украинцев в ДРК от вражеской пули не погиб ни один пилот.

По подсчётам собеседников Фокуса, в Украине сейчас живут около 50 пилотов, постоянно летающих в горячие точки. Их труд обходится нанимателям недёшево – в среднем в $5–7 тыс. в месяц. Сейчас наши пилоты летают в Анголе, Сьерра-Леоне, Конго, ДРК и Чаде. Конечно, бизнес этот абсолютно незаконен, но это единственный шанс на пристойный заработок для украинского боевого пилота. Правда, как раз украинскими пилотами никто из них себя не считает: всё, что у них есть, им дал Советский Союз и Африка.

Впрочем, отлетавшим по несколько Африк украинцам начинает надоедать этот континент. Тем более что из-за мирового финансового кризиса некоторые африканские страны начинают задерживать выплату зарплат. Реальная альтернатива чёрным африканским контрактам – легальная работа на НАТО и США. В среднем вылет грузового российского Ми-8 с эсэнгэшным экипажем обходится Союзному контингенту в Афганистане в три раза дешевле вылета аналогичного американского или британского вертолёта. Выгоды для пилотов очевидны: работа на американцев в Афганистане гарантирует им легальный контракт на сумму от $5 тыс. до $10 тыс., страховку и отсутствие проблем с украинскими властями. Правда, при таком раскладе украинцы, как и погибший экипаж Ми-26, всё равно летят прикрывать чужие спины на чужой войне.

Украинский уголовный кодекс грозит наказанием как тем, кто вербует украинцев на «чужие» войны, так и тем, кто вербуется на них. Раз в несколько лет обязательно вспыхивает скандал с наёмниками в Украине.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как собеседуют кандидатов в Верховный Суд
Фото
Видео
Новости онлайн