Разоблачение рейдерских схем зависит от внимательности к нормам права

07:33, 11 июля 2017
Торжество правосудия может не состояться в результате банального нарушения судом норм материального права.
Разоблачение рейдерских схем зависит от внимательности к нормам права

Такую правовую позицию высказал Верховный Суд Украины в Постановлении Судебной палаты по гражданским делам ВСУ от 22 июня 2017 года №6-1047цс17.

В июле 2015 года первый заместитель прокурора Шевченковского района города Киева обратился в суд с иском к одному владельцу городской недвижимости. В заявлении отмечалось, что прокуратурой, при осуществлении надзора за соблюдением законов в одном уголовном производстве, было установлено, что группа нежилых помещений, находившихся в коммунальной собственности, противоправно выбыла из этой собственности в результате мошеннических действий неустановленных лиц.

В частности, было отмечено, что Киевское городское бюро технической инвентаризации и регистрации права собственности на объекты недвижимого имущества (Киевское БТИ) осуществило регистрацию права собственности на указанные нежилые помещения на основании постановления Гребинковского районного суда Полтавской области от 12 ноября 2007 года. В этом постановлении якобы было утверждено мировое соглашение между частными лицами в гражданском споре и, как результат, признано право собственности на группу нежилых помещений в Киеве за одним частным лицом.

В дальнейшем помещения были неоднократно проданы другим лицам и, в конце концов, перешли в собственность ответчика на основании договора дарения от 16 октября 2013 года.

Первый заместитель прокурора также сообщил, что указанные нежилые помещения выбыли из коммунальной собственности незаконно и помимо воли Киевского городского совета, ведь, как установлено прокуратурой, Гребинковский районный суд Полтавской области 12 ноября 2007 года указанное дело вообще не рассматривал. Кроме этого, между Киевским городским советом и ответчиком никакие сделки по отчуждению недвижимого имущества не заключались.

Ссылаясь на указанные обстоятельства, первый заместитель прокурора просил вернуть нежилые помещения в пользу территориальной общины города Киева в лице Киевского городского совета.

Решением Шевченковского районного суда города Киева от 18 августа 2016 года, оставленным без изменений постановлением Апелляционного суда города Киева от 5 октября 2016 года, исковые требования были удовлетворены частично и принято решение — истребовать в собственность Киевского городского совета из незаконного владения указанную группу нежилых помещений.

Данное решение поддержал и Высший специализированный суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел своим постановлением от 22 февраля 2017 года.

Когда дело дошло до Верховного Суда Украины, то Судебная палата по гражданским делам ВСУ, рассмотрев доводы сторон, неожиданно пришла к выводу, что данное решение нужно отменить. Причиной стало неодинаковое применение судами всех инстанции одних и тех же норм материального права, а именно статей 261, 388 Гражданского кодекса Украины в сочетании со ст. 1 Протокола к Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод.

В частности, ВСУ отметил, что суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что регистрация права собственности на группу нежилых помещений была осуществлена без соответствующего правового основания, поэтому суд правильно применил положения ст. 387, ч. 3 ст. 388 ГК Украины при решении вопроса об истребовании имущества у ответчика, который приобрел его безвозмездно по договору дарения от 16 октября 2013 года.

В то же время прокурор предъявил иск в интересах государства 14 июля 2015 года. Ответчик заявил о применении исковой давности, ссылаясь на то, что Киевскому городскому совету стало известно о выбытии объекта недвижимости из коммунальной собственности еще 13 февраля 2012 года. Со своей стороны представитель Киевского городского совета отмечал, что о нарушенном праве Киевский городской совет узнал из искового заявления прокурора и срок исковой давности не пропущен. Принимая решение, суд указанных объяснений не проверил, не установил и не указал в решении, с какого момента Киевский городской совет узнал или мог узнать о нарушении своего права. Суд в решении сослался лишь на то, что ответчик не предоставил доказательства осведомленности истца о нарушении его права со дня регистрации права собственности на имущество или со дня заключения договоров о его отчуждении.

Таким образом, суд фактически не определился с моментом, когда начался отсчет исковой давности, ошибочно переложив на ответчика все бремя доказывания факта истечения срока исковой давности.

Подводя итоги, ВСУ констатировал, что суд первой инстанции неправильно применил нормы материального права — ст. 261 ГК Украины в сочетании со статьями 256, 267 данного Кодекса, не установил фактических обстоятельств, от которых зависит правильное применение этих норм и разрешение спора.

К полномочиям Верховного Суда Украины не относится установление фактических обстоятельств, предоставление оценки или переоценка собранных по делу доказательств, что лишает Судебную палату по гражданским делам Верховного Суда Украины процессуальной возможности принять новое решение.

При таких обстоятельствах принятые по делу решения судов первой, апелляционной и кассационной инстанций следует отменить, а дело — передать на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

С полным текстом постановления можно ознакомиться по ссылке.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Юрист – больше не профессия: что предлагают реформаторы (видео)
Новости онлайн