Суд над «Приватбанком»

13:46, 17 августа 2017
Газета: 27-28 (396-397)
Почему суды не признают связь активов Суркисов и Коломойского?
Суд над «Приватбанком»

Наталья Мамченко,
«Судебно-юридическая газета»

Хотя национализация «Приватбанка» произошла в прошлом году, основная битва еще впереди. Сейчас она ведется в украинских судах, где находятся ряд исков, связанных с национализацией. В частности, семья Суркисов и принадлежащий им «Акцент-Банк» через административные суды пытаются взыскать с государства миллиардные суммы, ссылаясь на отсутствие связи между ними и «Приватбанком» на момент применения процедуры bail-in, т. е. процедуры, которая позволила использовать для финансового оздоровления «Приватбанка» средства не только государства, но и кредиторов. Для государства проигрыш этих исков означает потерю колоссальных средств, что больно ударит по украинской экономике и благосостоянию граждан.

В данном случае все будет зависеть от решений судов, однако пока их решения не в пользу государства, которому не удается доказать, на первый взгляд, очевидные вещи.

Слово за Киевским апелляционным админсудом

Через связанных лиц отдельные банки часто реализовали схемы вывода средств за границу, улучшения финансовых показателей, кредитования «инсайдеров» и иные непрозрачные и не совсем законные процедуры. Непрозрачная структура собственности позволяла им избегать ответственности перед вкладчиками за доведение банка до банкротства, уклоняться от выполнения обязательств по докапитализации и экономических нормативов, в первую очередь, касающихся ограничения кредитования связанных лиц (например, небанковских бизнесов владельца). Случалось, что банк фактически был продан другому лицу, а его формальный владелец не менялся.

После того, как в 2015 г. был принят Закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно ответственности связанных с банком лиц», регулятор начал процесс легализации структур собственности банков. Однако вопрос доказуемости связанности лиц, как и изменений в нашей стране в принципе, по-прежнему остается острым, особенно учитывая то, что судебная реформа еще идет.

Один из последних примеров — дело по иску семьи Суркисов к НБУ. Суть аргументов сторон крутится вокруг ключевого вопроса: являются ли Суркисы и их активы связанными с «Приватбанком» лицами.

17 мая с. г. Окружной административный суд Киева вынес постановление по делу №826/20221/16, которым полностью удовлетворил административный иск семьи Суркисов (Игоря, Григория, Рахмиля, Светланы, Марины Суркисов и Полины Ковалик) к Национальному банку Украины, Фонду гарантирования вкладов физлиц, уполномоченным лицам ФГВФЛ на осуществление временной администрации в «Приватбанке», ПАО КБ «Приватбанк», Минфину, ПАО «Укргазбанк» о признании противоправными и отмене решений, а также повороте их выполнения. Проще говоря, суд признал членов семьи Суркисов не связанными с «Приватбанком» и предписал вернуть им колоссальную сумму — 1,048 млрд грн, 266,2 тыс. долл. и 8 тыс. евро.

А решением от 17 мая по делу №826/20239/16 суд постановил взыскать с «Приватбанка» 364 млн грн, списанных с корреспондентских счетов «Акцент-Банка», который контролируется семьей Суркисов. Помимо этого, суд постановил вернуть «Акцент-Банку» более 5,5 млн грн невыплаченных процентов.

Ответчики в лице НБУ с такими решениями не согласились и обжаловали оба постановления ОАС Киева в Киевском апелляционном админсуде (КААС). Дело по «Акцент-Банку» в КААС будет заслушано в конце августа с. г. (председательствующий судья — Михаил Кобаль).

А что касается иска непосредственно 6 членов семьи Суркисов, после некоторых заминок с вопросом отвода и самоотвода судьи КААС Виктории Мацедонской дело назначили к рассмотрению на 21 августа (председательствующий судья — Евгений Мезенцев).

И нормы закона мало

Законом 2015 г. был существенно расширен перечень связанных с банком лиц, который стал включать всех лиц (как физических, так и юридических) в цепочке владения акциями банка. В частности, в этот перечень были добавлены контроллеры банка и лица, через которых осуществляется опосредованное владение существенным участием в банке (10% или более акций). Кроме того, связанными признаются любые лица, через которые проводятся операции в интересах связанных лиц и на которых связанные лица могут осуществлять влияние во время проведения таких операций.

Примечательно, что НБУ получил полномочия определять, является ли лицо, указанное в новом перечне, связанным с банком, и уведомлять банк о таком решении. Такое лицо считается связанным с банком с момента возникновения признаков связанности. При этом у банка на обжалование такого решения регулятора есть 15 дней с момента получения соответствующего уведомления.

Процедура определения связанных с банком лиц регламентирована ст. 52 Закона «О банках и банковской деятельности». Лицо может быть отнесено к связанным в силу закона (ч. 1 ст. 52) или быть определено таковым решением НБУ при осуществлении банковского надзора (ч. 3 ст. 52). Таким образом, для отнесения лица к связанным достаточно его подпадания под норму закона — ч. 1 ст. 52 Закона о банках.

Однако, суд первой инстанции посчитал необходимым дополнительно искать у семьи Суркисов не лишь признаки, установленные законом, но и определенные нормативными актами Нацбанка.

Суркис плюс один

Общеизвестные, казалось бы, факты нередко не воспринимаются судами. Так, несмотря на многочисленные публикации в СМИ, журналистские расследования, данные официальных источников, в т. ч. Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания и пр., суд первой инстанции счел недоказанным участие Игоря Суркиса в уставном капитале ООО «Телерадиокомпания «Студия 1+1», ООО «ГРАВИС-КИНО», ЧАО «Телекомпания «ТЕТ».

 

Вместе с тем, на официальном сайте ООО «Телерадиокомпания «Студия 1+1» размещена информация о структуре собственности телеканала, согласно которой И. Суркис по состоянию на 31 декабря 2016 г. был владельцем 100% доли в компании BOLVIK VENTURES LTD, через которую владел существенным участием в ТРК «Студия 1+1» с долей 24,461%. Аналогично данные о структуре собственности ОАО «Телекомпания «ТЕТ» и телеканала ООО «Гравис-Кино» по состоянию на 31 декабря 2016 г. доказывают, что И. Суркис был владельцем существенного участия в «ТЕТ» и «Гравис-Кино». Данные о том, что Суркис И. Р. является владельцем существенного участия в указанных телеканалах, приведены и в письме Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания.

Таким образом, в контексте ст. 2 Закона о банках Национальному банку не нужно доказывать наличие руководящих указаний И. Суркиса относительно хозяйственной деятельности телекомпаний — факт принадлежности корпоративных прав дает право для однозначного утверждения о наличии у него возможности осуществлять влияние.

Напомним, информация о структуре собственности и владельцах существенного участия субъектов информационной деятельности является публичной — ч. 2 ст. 59 Закона «О телевидении и радиовещании» определяет, что телерадиоорганизация обязана ежегодно до 31 марта подавать в Национальный совет отчет за предыдущий год деятельности о своей структуре собственности. Поэтому ответ на вопрос, требует ли такая информация доказывания в суде, очевиден.

Однако очевидная связь с указанными СМИ не повлияла на решения суда как в этом, так и в другом деле — №826/20239/16, касающемся «Акцент-Банка».

Примечательно, что согласно со структурой собственности «Акцент-Банка», размещенной на официальном сайте окончательными ключевыми участниками ПАО «Акцент-Банк» являются Суркис Григорий Михайлович, Суркис Игорь Рахмильович, Суркис Светлана Григорьевна, Суркис Марина Игоревна и Алексия Александру. И. Суркис как владелец существенного участия в «Акцент-Банке» подпадает под признаки лица, которое имеет существенное участие в родственном лице «Приватбанка» — ТРК «Студия 1+1».

Как было сказано выше, структура собственности ООО «Телерадиокомпания «Студия 1+1» указывает на то, что владельцем существенного участия тут является Игорь Суркис, а Игорь Коломойский – конечным бенефициарным владельцем.

Аналогичные данные о том, что И. Суркис является владельцем существенного участия в данных СМИ, есть у Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания.

Таким образом, окончательные ключевые участники «Приватбанк» в лице Игоря Коломойского и «Акцент-Банк» в лице Игоря Суркиса являются связанными лицами. Но суды не приняли это во внимание.

Кроме того, суд первой инстанции отметил, что распечатка с сайта юридического лица по структуре его собственности не является формой осуществления банковского надзора. Но в соответствии с пп. 2.2 разд. 2 постановления правления НБУ №276 от 17.07.2001, для составления планов инспекционных проверок Национальный банк анализирует в т. ч. информацию дистанционного надзора, а также информацию о деятельности объекта проверки, которая размещена в СМИ и других источниках. Поэтому информация на сайте телеканалов о структуре их собственности могла анализироваться и на стадии составления плана инспекционной проверки «Приватбанка», и во время ее проведения.

Запорожский завод ферросплавов

Не была принята во внимание и связь И. Суркиса с «Приватбанком» через Запорожский завод ферросплавов.

Напомним, в Законе «О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения» определено понятие «конечного бенефициарного собственника (контроллера)». Это физическое лицо, которое независимо от формального владения имеет возможность осуществлять решающее влияние на управление или хозяйственную деятельность юридического лица непосредственно или через других лиц.

И. Суркис является конечным бенефициаром предприятия и владельцем 41,2148% акций ПАО «Запорожский завод ферросплавов». Соответственно, он имел возможность осуществлять решающее влияние на его управление и деятельность через руководство предприятия и через ПАО «Запорожский завод ферросплавов» осуществлять операции в интересах лиц, определенных «Приватбанком» связанными, а именно:

VISIC INVESTMENTS LIMITED, LOGARINVEST LIMITED, DIVOT ENTERPRISES LIMITED, ASKIFOU LIMITED, GEVELD HOLDINGS INC, компании ALBROATH INTERNATIONAL CORP. и BRIMMILTON LIMITED, BIRGMINTON INVESTING INC., NEWELL INDUSTRIES LIMITED, LUCRINO INVESTMENTS LIMITED, GEORGIAN MANGANESE LLC.

Вопрос генеалогии

Оспаривала семья Суркисов и связь Светланы Суркис с «Приватбанком», поскольку она приходится племянницей И. Суркису. Однако суд не учел, что С. Суркис является связанной с «Приватбанком» как ассоциированное лицо относительно Григория Суркиса, ведь она его дочь. В свою очередь, Г. Суркис является владельцем существенного участия в уже упомянутом выше «Акцент-Банке», который связан с «Приватбанком».

Так, согласно официальной информации о владельцах существенного участия в «Акцент-Банке», С. Суркис является владельцем 16,0975% акций ПАО «Акцент-Банк», а Г. Суркис — 32,1991%.

Они же являются собственниками прямого существенного участия в «Акцент-Банке» в составе группы связанных между собой лиц совместно с Игорем и Мариной Суркис в размере 96,8309% уставного капитала.

Не учли суды и того, что, по данным СМИ, Полина Ковалик является конечным бенефициарным владельцем (контроллером) BERLINI COMMERCIAL LLP, SOFINAM INVESTMENTS LLP и LUMIL INVESTMENTS LLP и в силу закона имеет решающее влияние на управление их деятельностью. Фактически она через физических лиц-руководителей компаний имела возможность осуществлять банковские операции в интересах лиц, определенных «Приватбанком» связанными, а именно: Visic Investments Limited, Logarinvest Limited, Divot Enterprises Limited, Askifou Limited, Geveld Holdings Inc, компании Albroath International Corp. и Brimmilton Limited и Birgminton Investing Inc., Newell Industries Limited, Lucrino Investments Limited, Georgian Manganese Llc, а также компании Celastrina Trading CO. Limited.

Договора залога и обременения депозитов

В ходе дела семья Суркисов приобщила копии договоров залога от 19 декабря 2016 г., согласно которым права на депозиты были обременены ООО «Компания по управлению активами «МТИР Эссет Менеджмент». Т. е. обмен прав требования истцов к «Приватбанку» на акции дополнительной эмиссии, по их мнению, был осуществлен с нарушением требований Закона «О системе гарантирования вкладов физических лиц». Однако согласно ч. 2 ст. 215 ГК Украины, недействительной является сделка, если ее недействительность установлена законом (ничтожная сделка). В этом случае признания такой сделки недействительной судом не требуется.

Участие государства в ходе вывода «Приватбанка» с рынка урегулировано ст. 41-1 Закона «О системе гарантирования вкладов физических лиц». Этим законом (абз. 9 ч. 6 ст. 41) предусмотрено, что в случае выявления обязательств банка перед другими лицами, которые не учитывались по балансовым и/или внебалансовым счетам банка на момент приобретения права собственности на акции банка государством, сделки, по которым возникают такие обязательства, считаются ничтожными, а обязательства не подлежат исполнению банком.

Заключенные истцами договора залога не учитывались по балансовым и/или внебалансовым счетам ПАО КБ «Приватбанк», соответственно, они являются ничтожными, а обязательства, возникшие на их основании, не подлежат исполнению.

Взыскали на всякий случай?

Еще один интересный аспект касается удовлетворения судом исковых требований в части взыскания с «Приватбанка» средств в пользу истцов. Так, суд первой инстанции взыскал с «Приватбанка» как поворот исполнения в пользу истцов денежные средства:

  • в пользу И. Суркиса — 151 млн грн в качестве основной суммы списанного депозита и 72,35 тыс. долл. и 6 759 евро в качестве неначисленных процентов по депозиту за период с 22.12.2016 по 22.02.2017;
  • в пользу Рахмиля Суркиса — 514,126 млн грн;
  • в пользу С. Суркис — 163 млн грн в качестве основной суммы списанного депозита и 80,95 тыс. долл. и 1 105 евро в качестве неначисленных процентов по депозиту за период с 22.12.2016 по 22.02.2017;
  • в пользу П. Ковалик — 174,5 млн грн в качестве основной суммы списанного депозита и 91,85 тыс. долл. в качестве неначисленных процентов по депозиту за период с 22.12.2016 по 22.02.2017;
  • в пользу М. Суркис — 44,83 млн грн, в качестве основной суммы списанного депозита и 21 тыс. долл. в качестве неначисленных процентов по депозиту за период с 22.12.2016 по 22.02.2017.

Указанные суммы рассчитывались в соответствии с условиями депозитных договоров, заключенных между истцами и «Приватбанком».

И хотя под поворотом выполнения следует понимать возвращение спорных средств на счета, открытые в «Приватбанке» для истцов на основании депозитных договоров, суд не определил необходимости зачисления спорных средств на счета, открытые в «Приватбанке» по депозитным договорам.

И самое любопытное. Удовлетворяя исковые требования в части взыскания в пользу Р. Суркиса 514,126 млн грн, суд не учел, что указанная сумма денежных средств фактически не была списана с его счетов в результате заключения Договора о приобретении акций от 20.12.2016.

Кроме того, возникает вопрос, нарушал ли «Приватбанк» условия депозитных договоров, а если нет, то о каком нарушенном праве истцов может идти речь?

Дело по «Акцент-Банку»

Еще одно дело, которое Киевский апелляционный админсуд заслушает в конце августа, касается иска семьи Суркисов как владельцев «Акцент-Банка» к НБУ.

Ранее ОАС Киева не признал «Акцент-Банк» связанным с «Приватбанком» лицом и решением от 17 мая присудил семье Суркисов более 364 млн грн. В частности, суд посчитал противоправными и отменил решения Комиссии по вопросам определения связанных с банком лиц и проверки операций банков, которые касались связанности «Акцент-Банка» с «Приватбанком».

Суд первой инстанции согласился с доводами представителя Суркисов о том, что «Акцент-Банк» с «Приватбанком» якобы не имеют общей инфраструктуры, а лицензионные договоры, переданное в пользование программное обеспечение, заключенные между банками договора уступки прав требования, использование одинаковых типовых форм договоров/бланков, «трудовая миграция» еще не говорят о наличии признака сопряженности. Не посчитал суд таким признаком и доступ «Приватбанка» к отчетности и информации о клиентах «Акцент-Банка», мотивируя это тем, что НБУ не доказал, что такой доступ нарушал его нормативные акты или использовался для проведения операций в интересах «Приватбанка»

Еще один немаловажный момент касается долей Суркиса в уставном капитале ТРК «Студия 1+1», ООО «ГРАВИС-КИНО», ОАО «Телекомпания «ТЕТ», которые, по мнению суда, не доказаны.

«Приват24» — в подарок

Целью определения связанных лиц является установление контроля за операциями банков со связанными с ними лицами в интересах других кредиторов и вкладчиков банка. При этом отнесение лица к связанным с банком не зависит от того, нарушаются ли этими лицами нормативно-правовые акты Нацбанка. Простыми словами, вывести через связанных лиц средства за границу или реализовать любую другую схему и нанести при этом вред интересам граждан и государства можно, и не нарушая акты НБУ. Однако суд первой инстанции почему-то решил, что банки Суркиса и Коломойского не могут считаться связанными до тех пор, пока такой связью они не нарушили какой-либо нормативный акт Нацбанка.

Определение связанных с банком лиц осуществляется НБУ в соответствии со ст. 52 Закона «О банках и банковской деятельности» и положением об определении связанных с банком лиц, утвержденным постановлением правления НБУ №315 от 12.05.2015.

Сторона НБУ считает, что банк Суркисов является связанным с экс-банком Коломойского лицом и относится к категории, определенной п. 9 ч. 1 ст. 52 Закона о банках: «любые лица, через которые проводится операция в интересах лиц, указанных в этой части е. контроллеров, руководителей и дрлиц, указанных в ч. 1 ст. 52 Закона. — примред.), и на которых оказывают влияние при проведении такой операции лица, указанные в этой части, через трудовые, гражданские и другие отношения».

Показателем связанности двух банков, по мнению стороны ответчика, являются в т. ч. факт заключения ряда лицензионных и других договоров и переданное в пользование программное обеспечение, а также общая инфраструктура. А все (!) программное обеспечение — более 380 программных комплексов, которые обеспечивают функционирование «Акцент-Банка», предоставлено исключительно «Приватбанком». Ни суд первой инстанции, ни истец этого не опровергли.

В частности, экс-банк Коломойского предоставил банку Суркиса в пользование программное обеспечение собственной разработки: ПК «Луч», ДК «Приват48», ПК «Приват24», ПК «ПриватДок», ПК «ПриватПерсонал» и др. При этом цена договора за использование компьютерных программ составляет всего 15 тыс. грн. Это значительно ниже рыночной стоимости, а потому является льготой, что подтверждает связанность двух банков. Для сравнения, другой банк за использование только программного комплекса АБС «Б2» в течение 2015–2016 гг. ежемесячно платил более 100 000 грн.

Два банка — один клиент

Не посчитал суд нарушением и доступ «Приватбанка» к отчетности и информации о клиентах «Акцент-Банка». А ведь в ходе плановой инспекционной проверки НБУ было установлено, что программный комплекс позволяет сформировать статистическую отчетность и по «Приватбанку», и по «Акцент-Банку», т. е. программы «Приватбанка» отражают счета контрагентов «Акцент-Банка» и дают возможность их просмотра.

Интересно, как сами клиенты отнеслись бы к просмотру чужим банком информации о них, которая составляет банковскую тайну? А такой просмотр был санкционирован длительное время и осуществлялся в рамках выполнения соглашения «о сервисном обслуживании».

Также судом первой инстанции подтвержден факт пользования одними и теми же типичными формами договоров, типовыми бланками заявлений заемщиков, бланками справок об условиях кредитования, формами графика погашения кредитов, автором которых является «Приватбанк».

Кроме того, между двумя банками неоднократно заключались договоры уступки прав требований, по которым «Приват» становился новым кредитором в кредитных обязательствах «Акцента».

Общие трудовые и офисные резервы

Обращает на себя внимание и т. н. трудовая миграция из одного банка в другой, а то и вовсе совмещение. Например, председатель правления «Акцент-Банка» Юрий Кандауров в 2015 г. был заместителем председателя правления «Приватбанка», членом Наблюдательного совета AS PrivatBank (Латвия), а в 2013 г. — руководителем АО «Приватбанк» (Грузия). А Сергей Пикуш и Юрий Пикуш, которые были в руководстве правления «Акцент-Банка» и «Приватбанка», —родные братья!

Кроме того, Национальным банком Украины при осуществлении банковского надзора был установлен факт заключения договоров субаренды, которые указывают на то, что «Акцент», осуществляя хозяйственную деятельность, фактически действовал в интересах «Привата», который таким образом увеличивал свое географическое распространение через дополнительную сеть офисного предоставления услуг.

Не кредитование, а корреспондентские отношения!

Между двумя банками был заключен договор «об установлении корреспондентских отношений». Примечательно, что они не использовали стандартные инструменты межбанковского кредитования, такие как депозит или кредит, во избежание ответственности за нарушение экономических нормативов (о целях уже упоминалось в начале статьи).

Напомним, что согласно «Инструкции о порядке регулирования деятельности банков в Украине», утвержденной постановлением правления НБУ №368 от 28.08.2001, банки должны соблюдать норматив максимального размера кредитного риска на одного контрагента (Н7), который устанавливается с целью ограничения кредитного риска, возникающего вследствие невыполнения отдельными контрагентами своих обязательств. Максимально допустимое значение данного норматива составляет 25% для обычных банков и 20% для банков, имеющих статус сберегательных.

Согласно «Методике расчета экономических нормативов регулирования деятельности банков в Украине», при расчете норматива Н7 не принимаются во внимание остатки на корреспондентских счетах, открытых в других банках, тогда как кредиты овернайт и др. включаются в базу для расчета норматива. «Акцент-Банк» размещал существенные остатки на счетах «Приватбанка», ведь размещение этих средств на срочных счетах в одном финансовом учреждении приводило бы к нарушению норматива Н7.

Эпилог

Всего экс-владелец «Приватбанка» Игорь Коломойский и связанные с ним компании и лица подали в суд около 90 исков в связи с национализацией «Приватбанка».

Так, Коломойский обжалует саму процедуру выведения «Приватбанка» с рынка (34 иска), постановление Кабмина о вхождении государства в капитал финучреждения (2 иска) и пытается расторгнуть поручительство по кредитам рефинанса (1 иск).

В суды поданы также 42 дела, в которых истцы пытаются обжаловать то, что они связаны с владельцами «Приватбанка». Тут и вышеупомянутые иски от семьи Суркисов и от футбольного клуба «Динамо Киев».

Еще 19 дел направлены в суд с целью отменить процедуру bail-in, когда депозиты крупных вкладчиков становились капиталом банка при национализации. По 17 делам офшоры и физические лица, признанные связанными с «Приватбанком», обжалуют прекращение начисления процентов по депозитам.

Не стоит воспринимать эти судебные дела как что-то абстрактное и далекое. Как проигрыш государства отразится на финансово-экономическом состоянии Украины и ее граждан, можно только догадываться.

Остается только напомнить, что целью судебной реформы является обеспечение прозрачности судебной системы. От объективности, непредвзятости судебных решений зависит не только защита прав граждан и юридических лиц, но и защита интересов государства в целом, повышение инвестиционной привлекательности Украины. Впрочем, пока судебная реформа продолжается, а проблемы с прозрачностью, к сожалению, остаются нерешенными.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как собеседуют кандидатов в Верховный Суд
Фото
Видео
Новости онлайн