В новом Верховном Суде не место старой модели работы, — кандидат в Верховный Суд Елена Кибенко

07:30, 28 августа 2017
О недостатках и плюсах процедуры конкурса, о планах работы нового Верховного Суда, а также о важности современного подхода к его работе рассказала кандидат на должность судьи Кассационного хозсуда в составе ВС Елена Кибенко.
В новом Верховном Суде не место старой модели работы, — кандидат в Верховный Суд  Елена Кибенко

В сентябре Высший совет правосудия приступит к анализу кандидатур в Верховный Суд, рекомендованных по итогам конкурса, проведенного Высшей квалификационной комиссией судей Украины.

Надежды на новый ВС колоссальные. При этом ему придется столкнуться с 50 тыс. дел, которые будут переданы из ликвидируемых высших специализированных судов и Верховного Суда Украины.

О недостатках и плюсах процедуры конкурса, о планах насчет начала работы нового Верховного Суда, а также о важности современного подхода к его работе рассказала кандидат на должность судьи Кассационного хозяйственного суда в составе ВС, профессор кафедры гражданско-правовых дисциплин ХНУ имени В. Н. Каразина, д. ю. н. Елена Кибенко, за плечами которой — опыт работы корпоративным юристом, начальником отдела правового обеспечения функционирования национальной инновационной системы в Академии правовых наук Украины, участие в составе НКС при ВСУ.

Беседовала Наталья Мамченко,

«Судебно-юридическая газета»

- Елена Рувимовна, первый вопрос касается Ваших впечатлений от конкурса, какие были сложные моменты, и что можно было бы усовершенствовать?

- Для меня, наверное, первая сложность была — собрать необходимые документы для участия в конкурсе. Скажу честно, достаточно долго колебалась, идти ли на конкурс, документы стала собирать в последний момент, почти двое суток не спала, электронную декларацию заполняла уже в день подачи документов в ВККС, сидя в аэропорту в Борисполе... Тем не менее этот этап удалось пройти, хотя многие сильные кандидаты, к сожалению, не смогли его преодолеть, поскольку достаточно поверхностно отнеслись к вопросу подготовки пакета документов.

Сложно было готовиться и к первой части экзамена — тестированию, потому что объем вопросов был очень большим и, как мне представлялось, многое из информации, которую нам необходимо было выучить, было по сути бесполезным — никак не влияло на повышение квалификации кандидатов.

С одной стороны, тесты дали определенную пользу: я возобновила свои знания в сфере конституционного права, законодательства о государственной службе и т. д., которые мне, если я попаду в состав ВС, конечно, пригодятся. Но с другой стороны, около 50% вопросов были достаточно примитивными. По сути, тестирование было направлено на проверку возможности кандидата работать с большим объемом информации, выучить ответы на 1000 вопросов и правильно заполнить бланк на тестировании. Я как преподаватель всегда обращаю внимание студентов, что нужно изучать сущность закона, смотреть на принципы, правила регулирования: не нужно заучивать инструкции, перечни документов, сроки, санкции. Это те вещи, которые меняются, и нужно как раз вникать в суть правового урегулирования. А для тестирования пришлось заучивать как раз много таких, чисто технических положений и норм, что доставляло дискомфорт. Хотя были и интересные вопросы, составленные в виде задач.

Готовиться к письменному заданию было гораздо интереснее, оно представляло для меня определенный вызов, очень хотелось выполнить его хорошо, надлежащим образом показать свою квалификацию. И если к тестированию я отнеслась слегка поверхностно, и мой балл был не очень высоким (что меня тоже стимулировало развиваться дальше), то к письменному заданию я готовилась тщательнее, проштудировала множество учебников, читала решения Европейского суда по правам человека, находила наши судебные решения, которые мне нравились по структуре, и результат был достаточно ожидаемым. Плюс — мне повезло с фабулой по корпоративному праву (я 20 лет занимаюсь корпоративным правом). В целом эти 2 этапа прошли без проблем.

- А как Вам далось собеседование?

- Я не могу сказать, что опасалась собеседования, по мне не было негативного вывода Общественного совета, поэтому предполагала, что в целом вопросы будут достаточно позитивные.

Ожидала вопросов по своему «политическому прошлому», поскольку в 2015 году баллотировалась в городской совет по спискам партии «Самопоміч». Я членом партии никогда не была и после выборов участия в политической жизни не принимаю, поскольку поняла, что это совершенно не мое. После выборов периодически ко мне обращаются за правовой помощью люди, с которыми я познакомилась на местных выборах, но чаще всего эти вопросы не связаны с политическими моментами, более того, все подобные проекты моя фирма вела исключительно на коммерческой основе, включая и громкое дело о недопуске лидера партии Тараса Ситенко к конкурсу на должность председателя Харьковской обладминистрации. Так что этих вопросов я в целом не опасалась.

Однако неожиданно для себя попала в не очень для меня приятную ситуацию, когда не смогла назвать документ, который регулирует этику судей. Я не судья, никогда не работала в этой системе и, честно говоря,  не изучала эти документы. Потом, конечно, я их прочитала, и сейчас готовлю целую серию публикаций по поводу того, как же должен вести себя судья, чтобы быть примером. Наверное, для меня даже было открытием, как зарубежные страны детально регулируют поведение судьей, чтобы весь их образ жизни вызывал доверие у общества.

То, что есть в этих правилах этики, нам нужно обязательно внедрять. Потому что, если посмотреть собеседования многих кандидатов, создается впечатление, будто мы очень далеки от стандартов, которые на сегодня существуют за рубежом.

Мне кажется, что эти собеседования хорошо встряхнули наше общество и юристов, не только судей. Мы задумались об этических вопросах — что у тебя внутри, насколько ты морально соответствуешь образу судьи ВС, на место которого ты претендуешь, а не только о строгом соблюдении норм права. Если общество не поменяется, это будет очень плохо, потому что основным заданием этого конкурса является изменение сознания юридической общественности.

- Что Вы могли бы  посоветовать тем, кто, возможно, пойдет на второй этап конкурса в ВС?

- Тщательно готовиться, смотреть условия конкурса, потому что, как я уже обращала внимание, даже многие сильные кандидаты были отсеяны на этапе подачи документов из-за каких-то абсолютно незначительных формальностей. Это так кажется, что ты авторитетный, все тебя знают и для тебя будет «зеленый свет», но требования одинаковы для всех кандидатов, и внимательность к нюансам никто не отменял. Совет — готовиться, готовиться и еще раз готовиться, и с хорошим настроением идти сдавать экзамен, идти на собеседование. Внимательно заполнять декларацию, смотреть на источники финансирования.

- Некоторые кандидаты, я знаю, заранее прошли психологическое тестирование, хотя ВККС не рекомендует это делать…

- Скажу честно, долго держалась, но за 2-3 дня до психологического тестирования попробовала пройти или хотя бы посмотреть на вопросы, которые там будут. Я знаю, что есть какие-то службы, которые учат людей проходить эти тесты. Но я не верю, что это работает.

Тесты все взаимосвязаны, ты пишешь их практически целый день и накапливается психологическая усталость, которая не дает возможности корректировать ответы в нужном направлении. И более того, на собеседовании с психологом тебе задают те же вопросы, ты еще раз отвечаешь на них, и на собеседовании в Комиссии задают такие же вопросы. Все ответы сравниваются, и если идет разночтение, это свидетельствует о недобросовестности кандидата, желании что-то скрыть.

Не рекомендую играться с тестами, ведь, если давать неправдивые ответы, это все будет видно. Рекомендация — отвечать честно, а если вы не можете это сделать, то лучше не принимать участие в таких конкурсах.

- ВС должен работать по новому процессуальному законодательству. Тесты и практическое занятие все-таки были по старым процессуальным кодексам. Сможет ли новый состав достаточно быстро ознакомиться и вникнуть в суть изменений? Какие проблемные моменты Вы усматриваете в начале работы нового ВС?

- Без новых кодексов ВС не заработает, потому что законодательство, которое действует сейчас, рассчитано на старую систему. Не стоит вопрос, принимать их или не принимать, конечно, они нужны. Что касается судей, которые проработали 10-15 лет, конечно, есть риск, что будут смотреть через призму старого законодательства, у них есть привычные поведенческие модели... Мне кажется, здесь как раз ключевая роль будет у адвокатов и ученых, которые никогда не работали в судах. Они с чистого листа начинают работать и воспринимают кодексы без оглядки на старый опыт.

Появились опасения, что планируется перевод старого аппарата в новый ВС, вроде как это ускорит работу нового ВС и т. д. Вместе с тем от порядка формирования аппарата очень многое зависит. Хотелось бы и в аппарате видеть новых людей.

Нужно уделить внимание регламенту работы пленума ВС, должен быть создан оргкомитет, который будет готовить этот первый пленум, и очень важно, чтобы в этот оргкомитет вошли не только старые судьи, но и новые кандидаты. Пока что я не понимаю, кто его формирует, как он будет формироваться. Вместе с тем если первые решения пойдут неправильно, то потом тяжело будет что-то изменить. Реформирование должно начинаться буквально с первых шагов.

Есть интересная идея по поводу антикоррупционной программы для Верховного Суда, по примеру с госпредприятиями. Нужно четко идти по этому пути. Как говорит кандидат в ВС Анна Вронская: «Zero tolerance for corruption», — то есть никакой толерантности к коррупции. С этим лозунгом должны идти все новые кандидаты и объединять вокруг этих ценностей и судей, которые тоже попали в ВС. Надеюсь, они будут поддерживать это кредо и вместе формировать новый имидж Верховного Суда.

Существует даже предложение поменять мантии, поменять не только состав, но и всю внешнюю оболочку, чтобы всем было понятно, что это новый орган, который будет нести новую практику, правильную, единообразную и т. д.

- Пока даже нет понимания, в каком помещении будет работать Верховный Суд?

- Да, это тоже очень интересный вопрос, потому что ВС — единый орган. Опять-таки есть идея всех судей оставить в зданиях соответствующих высших спецсудов: ВХСУ, ВАСУ, ВССУ. Но если не будет объединения всех кассационных судов под одной крышей, не будет единого аппарата, то мы практически скатимся назад к тем алгоритмам, которые существовали до судебной реформы, и это очень опасно.

Мы упираемся в материальные ресурсы, но нужно стараться, чтобы люди общались, имело место неформальное общение, чтобы мы могли вместе продвигать эту судебную реформу. А если всех рассадят по разным зданиям, в т.ч. и в Большую палату ВС, это будет огромнейшая проблема, с моей точки зрения.

- С началом конкурса возник вопрос, смогут ли ученые, адвокаты и судьи сработаться…

- Тут очень важно не формировать закрытые группы в составе ВС. Очень важно объединяться и не разделять «судья — не судья». Мы уже думали с коллегами, планировали даже сделать какое-то объединение путем принятия декларации принципов судьи ВС, чтобы объединить людей вокруг этих принципов: что для нас важно, какие ценности для нас важны. И если кто-то не захочет объединяться, для кого-то эти новые ценности будут чужды, то, мне кажется, эти люди надолго в системе не останутся. Либо же исключат «новичков», которые проповедуют эти новые ценности. Тут как раз будет очень серьезная борьба старых и новых подходов, и кто победит, пока очень сложно сказать.

- Допустим, если уже в сентябре примут процессуальный закон и новый состав будет готов к работе, есть ли понимание, с чего начнет ВС?

- Технически в переходных положениях Закона «О судоустройстве и статусе судей» все прописано. Не скажу, что детально, но есть определенный алгоритм: с момента назначения 65 судей возникает право созвать пленум, формируется организационный комитет и т. д. Тут вопрос как раз, будет ли проводиться конкурс в штат, оставят старый аппарат либо позволят набрать новых людей.

Важно, чтобы новые судьи ВС быстро адаптировались к условиям работы. Пока у нас каких-либо специальных программ для этого не существует. Только мы сами, чувствуя потребность, можем их сформировать. Сейчас идет обсуждение с различными общественными организациями, как подготовить новый состав ВС. Кроме того, мы планируем разработать методички, алгоритмы по поводу того, как писать судебные решения.

На собеседовании я подчеркнула, что судебное решение ВС должно быть понятным любому гражданину, без обращения к адвокатам и профессиональным юристам. Должно быть четко, логично и ясно выписано. Поэтому должна существовать определенная методика.

Обращаясь к зарубежному опыту, в Великобритании есть специальный портал, где любое лицо, которое желает участвовать в конкурсах,  работать в судебной системе, получает всю необходимую информацию, постоянно проводятся различные стажировки, обучение. Есть интересная программа и для будущих судей: можно 30 дней проработать в статусе судьи ВС. Если бы у нас были такие программы, мне, как лицу без опыта работы в суде, это очень помогло бы в начале работы.

- Вы для себя уже продумывали, как новый состав ВС справится с потоком дел, в частности, теми тысячами, которые передадут из высших спецсудов?

- Обязательно нужно увеличивать количество помощников у судьи до 3-4. На сегодняшний день по законодательству помощник должен быть один. Нужно усиливать Научно-консультативный совет при ВС, сейчас он работает разрознено. Были идеи по поводу того, чтобы за каждым судьей закрепить научного консультанта. Очень важно материальное, техническое обеспечение, важны люди, которые разбираются в современных технологиях и смогут применять эти современные достижения, чтобы обеспечить работу суда. Все современные программы тоже должны применяться в ВС.

На сегодняшний день существует масса ресурсов, которые могут оптимизировать работу. Судьи, которые не смогут справиться с этой технологичностью, скорее всего со временем будут отсеиваться. Работа современного судьи в современном ВС требует и понимания, и применения постоянно в своей работе достижений IT-технологий. Без этого с огромным объемом дел не справиться.

Со временем дел в ВС станет меньше, опять-таки за рубежом ВС рассматривает самые сложные, глобальные дела.  Новые процессуальные кодексы как раз направлены на то, чтобы уменьшить этот поток дел.

- Что Вы хотели бы отметить, просто пожелать себе и коллегам на будущее?

- Хотела бы пожелать не сдаваться, потому что у многих коллег после всех этих публичных обсуждений и критики конкурса, честно говоря, появилась психологическая усталость, им хочется опустить руки и сказать: «Мы и так уже известные и авторитетные юристы, нам есть где работать, у нас хорошая карьера, зачем нам этот ВС». Хочется пожелать быть настойчивыми, проводить реформу, искать единомышленников, потому что один в поле не воин. Нужно объединять вокруг себя людей, которые имеют такие же ценности, и реформировать судебную систему. В этом — ключевая задача.

 

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как собеседуют кандидатов в Верховный Суд
Фото
Видео
Новости онлайн