Как в Украине пытаются бороться с онлайн-преступностью

16:07, 25 сентября 2017
Газета: №29-34 (398-403)
Мошенников и недобросовестных продавцов, пропагандистов «русского мира», а также развлекающихся доведением до суицида ловят случайно и крайне редко
Как в Украине пытаются бороться с онлайн-преступностью

Сергей Глушко,
«Судебно-юридическая газета»

Стремительное развитие электронной коммерции в Украине сделало ее популярной не только среди законопослушных граждан, но и в среде всевозможных мошенников. Отсутствие четко прописанных законодательных норм значительно усложняет процесс правовой квалификации преступного деяния в онлайн-торговле и его предупреждение.

Пчелы против меда?

По словам юриста украинского представительства известной международной платформы коммерческих объявлений, к ним ежедневно поступает по 100–120 тыс. новых сообщений. У сервиса нет технической и физической возможности всесторонне модерировать такой объем информации, да отечественное законодательство этого и не требует.

Юрист соглашается, что далеко не все выставляемые на продажу товары имеют законное происхождение, но эффективного механизма, чтобы помешать этому, не существует. «Все, что мы можем — это заблокировать по просьбе правообладателей какой-то торговой марки определенные объявления, которые предлагают контрафактную продукцию, а также IP-адреса, с которых поступает такая информация. Но нет гарантий, что через некоторое время данные объявления не поступят с другого адреса», — отмечает он.

Правоохранительные органы, с которыми, кстати, у платформы подписан меморандум о сотрудничестве, также неспособны эффективно противостоять недобросовестным интернет-торговцам. Во-первых, установить личность мошенника по IP-адресу или указанному при регистрации номеру мобильного телефона — дело безнадежное. Даже в ситуации, когда «доброхоты» указывают на человека, который торгует в интернете контрафактом, и на его объявления, доказать, что именно он является распространителем сомнительной продукции, практически невозможно.

Чаще всего бывает так, что торговец подделками совершает какое-то другое преступление, попадается, при обыске у него изымают компьютер, и вдруг оказывается, что с него давали объявления в сеть о продаже товаров, законность происхождения которых вызывает сомнения. Еще небольшой процент задержанных распространителей контрафакта составляют беспечные мошенники, которые без задней мысли используют для торговли свой домашний интернет-адрес.

Во-вторых, и это самое большое препятствие в противостоянии с интернет-мошенниками, отечественное законодательство относит действия в сети к гражданско-правовым отношениям, поэтому уголовная ответственность за нарушение чьих-то прав в интернете не наступает.

Более того, как считают украинские адвокаты, ожидать от интернет-сервисов и площадок активной борьбы с недобросовестными представителями торговых отношений не стоит. Это все равно, что пчелы будут выступать против меда. «Обычным пользователям в лучшем случае расскажут, что за 500 грн невозможно купить настоящие кроссовки «Адидас», но требовать у продавцов сертификаты на продукцию или правоустанавливающие документы никто не будет», — уверены в адвокатском сообществе.

Знатоки права также отмечают, что законодательную базу в этой сфере нужно не совершенствовать, а создавать с нуля. Существующий Закон «Об электронной коммерции» слишком поверхностный и морально устаревший. В частности, в нем не регламентирована деятельность интернет-посредников, в качестве которых и выступают торговые е-площадки. И даже понятийный аппарат отличается от терминологии директив Европейского Союза.

Поэтому правообладателям торговых марок следует усилить активность по защите своих прав и тем самым содействовать переводу е-коммерции в цивилизованное русло. И такая активность действительно растет. По сведениям вышеупомянутой платформы, интенсивность обращений к ним по поводу нарушенных авторских или торговых прав за последний год выросла в два раза. Очевидно, до критической массы осталось недолго.

И поймать, и доказать

Более четкая правовая позиция предусмотрена за совершенные в интернете преступления против основ национальной безопасности и терроризм. Здесь уже наступает уголовная ответственность.

В частности, в Уголовном кодексе Украины существует ст. 109 «Действия, направленные на насильственное изменение или свержение конституционного строя или захват государственной власти». Только за публичные призывы к таким действиям предусмотрено наказание в виде ограничения свободы на срок до 3 лет или лишения свободы на тот же срок с конфискацией имущества.

Но как и в случае с электронной торговлей, основная проблема — идентификация преступника. Ловят их, опять же, или случайно, или вследствие их же неосторожности. Дальнейшая судьба попавшегося решается на основании экспертного вывода о его действиях в интернете. В качестве экспертов, по словам адвокатов, выступают, как правило, научные сотрудники государственных институтов, специализирующихся на теме «Государство и право». Но были случаи, когда выводы делали обычные политологи — законодательные нормы по этому поводу отсутствуют.

«В настоящее время за совершение преступлений против основ национальной безопасности Украины и ее территориальной целостности Главной военной прокуратурой, Службой безопасности Украины, Национальной полицией Украины привлечены к уголовной ответственности 84 иностранца, из них 64 гражданина РФ», — рапортовало в июле ГПУ.

Также уголовная ответственность наступает за организацию в интернете так называемых «групп смерти». В такие группы привлекаются, как правило, морально нестойкие молодые люди, на которых оказывается психологическое давление, в результате чего они совершают самоубийства. Некоторые эксперты говорят, что эта тема специально разработана в России для дестабилизации ситуации в молодежной среде в Украине. Другие считают, что это развлечения психически больных людей. Но как бы то ни было, проблему «группы смерти» создали. По словам представителей правоохранительных органов, только в 2016 г. в Украине зафиксировано 152 детских самоубийства.

В Уголовном кодексе Украины существует ст. 120 «Доведение до самоубийства», однако интернетный вариант под ее определения не подпадает, поэтому даже пойманных привлечь к уголовной ответственности невозможно. В связи с этим 24 мая Верховной Радой был принят в первом чтении законопроект №4088, который вносит изменения в ст. 120 УК. Теперь в ней говорится, что «доведение лица до самоубийства или до попытки самоубийства, что является следствием жестокого с ним обращения, шантажа, принуждения к противоправным действиям, систематического унижения его человеческого достоинства, подстрекательства, в т. ч. подкупа, обмана, а также любое содействие совершению самоубийства наказывается ограничением свободы на срок до 3 лет или лишением свободы на тот же срок».

В пояснительной записке к законопроекту сказано, что в Запорожье в сентябре 2015 г. открыто уголовное производство по ст. 120 УК в отношении Евгения Кривошеева, которого подозревают в доведении до самоубийства через интернет 9 молодых женщин, 4 из которых проживали на территории Российской Федерации, а 5 — в Украине. «К сожалению, только одну из жертв на территории Украины удалось спасти. В этом деле правоохранителями был зафиксирован IP-адрес лица, которое, используя женское имя, находило в социальной сети контакты будущих жертв и доводило их до самоубийства. В квартире подозреваемого был проведен обыск и изъят компьютер, с которого в интернет заходило лицо, подозреваемое в доведении до самоубийства 9 жертв», — говорится в сообщении.

От того, сможет ли законодатель продолжить работу в этом направлении, и будет зависеть успех в борьбе с интернет-преступлениями.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Почему депутаты хвалят и ругают новые процессуальные кодексы
Новости онлайн