Как прокуратура и Генеральная инспекция обвиняют друг друга в коррупции

08:28, 3 октября 2017
Квалификационно-дисциплинарная комиссия прокуроров (КДКП) начала рассматривать дисциплинарные дела сотрудников прокуратуры.
Как прокуратура и Генеральная инспекция обвиняют друг друга в коррупции

27 сентября состоялось заседание Комиссии, на котором рассматривались дела двух высокопоставленных прокуроров из Донецкой области. За эмоциональными выступлениями сторон было заметно, что происходит непросто рассмотрение жалоб на конкретных сотрудников прокуратуры, а выяснение отношений между прокурорами и Генеральной инспекцией, призванной выявлять правонарушения, допущенные прокурорами.

Прокуроры считают, что Генеральная инспекция часто выходит за рамки своих полномочий и фактически пытается сводить с ними счеты. Квалификационно-дисциплинарная комиссия прокуроров в такой ситуации пытается соблюдать баланс и отмечает, что если сотрудники прокуратуры недовольны действиями Генеральной инспекции, то они тоже могут подавать жалобы на действия инспекторов.

 

Прокурору предъявили обвинение в служебных злоупотреблениях

На заседании КДКП 27 сентября рассматривалось дисциплинарное дело одного из самых известных украинских прокуроров — первого заместителя прокурора Донецкой области Александра Ливочки.

В органах прокуратуры Александр Ливочка начал работать еще в 1990 году. Он сделал карьеру от стажера прокуратуры Ленинского района Донецка до первого заместителя прокурора Донецкой области. Хотя с весны 2014 года в Донецкой области сменились три прокурора области, Александру Ливочке всегда удавалось сохранить свою должность. Помимо опыта работы в прокуратуре, у Александра Ливочки есть и опыт политической деятельности.

Осенью 2012 года в Донецке он намеревался стать народным депутатом как самовыдвиженец, но проиграл борьбу совладельцу группы Nord Валентину Ландыку. В конце 2014-го Александр Ливочка получил награду за успешный перевод прокуратуры Донецкой области на контролируемую Украиной территорию и возобновление ее работы на новом месте — в Мариуполе. Жена прокурора, судья Людмила Ливочка, в прошлом была председателем Ворошиловского райсуда Донецкой области, а с 2016 года осуществляет правосудие в Брусиловском райсуде Житомирской области.

Дисциплинарное производство в отношении прокурора Генеральная инспекция, фактически начавшая работу только весной этого года, открыла 31 апреля 2017 года. Суть претензий к Александру Ливочке сводилась к тому, что в электронных декларациях за 2015 и 2016 годы он не указал информацию об объектах недвижимости, которые находились у него в пользовании и были местом фактического проживания прокурора после переезда в Мариуполь. Также Александр Ливочка не указал место фактического проживания жены после переезда из Донецка.

Самой тяжкой претензией со стороны Генеральной инспекции стало то, что Александр Ливочка, начиная с 2015 года, использовал служебный автомобиль в личных целях, в том числе в выходные и праздничные дни. Вследствие таких действий прокурора служебный автомобиль якобы безосновательно наездил 32 264 км, а прокуратура Донецкой области списала на эти поездки 2 976 литров топлива на сумму 55,8 тыс. грн. При этом отсутствовали приказы о командировках прокурора, а в дорожные листы автомобиля, согласно выводу Генеральной инспекции, были внесены недостоверные данные относительно пробега служебного автомобиля.  «Александр Ливочка допустил грубое дисциплинарное нарушение», —  указывалось в расследовании инспекции.

На претензии Генеральной инспекции Александр Ливочка ответил встречными претензиями. На заседании Комиссии, которое проходило достаточно эмоционально, прокурор сообщил, что был лишен возможности дать полноценные пояснения. Он рассказал, что в Мариуполе в 2015 году жил в комнате в квартире по согласию знакомого владельца, но официально комнату не арендовал. При этом Александр Ливочка отметил в декларации этот адрес, как адрес своего фактического проживания. «Аналогичная ситуация тогда была еще у многих сотрудников донецкой прокуратуры. Никакого укрывательства с моей стороны не было, поскольку я указал данную квартиру как адрес своего фактического проживания на тот момент», — рассказал Комиссии Александр Ливочка

Позже с этого адреса прокурор съехал и в 2016 году начал снимать в Мариуполе однокомнатную квартиру. Однако данную квартиру Александр Ливочка не смог задекларировать по техническим проблемам, поскольку информация в декларации не сохранялась в разделе «объекты недвижимости». Прокурор дважды обращался в связи с возникшей проблемой в Национальное агентство по предотвращению коррупции, но ответа не добился, впрочем, сохранив соответствующие  скриншоты.

Категорически отверг прокурор и претензии по декларации жены, отметив, что место регистрации жены в своей декларации указывать было не нужно. С женой прокурор уже долгое время живет отдельно, при этом в городе Буча Киевской области они строят дом за деньги, вырученные от продажи в 2015 году квартиры в Донецке. Национальное антикоррупционное бюро ранее уже проводило в отношении Александра Ливочки проверку по декларации, но каких-либо несоответствий не установило.

Больше всего времени заняло выяснение подробностей использования прокурором служебного автомобиля. Александр Ливочка достаточно эмоционально сообщил, что все поездки совершались им только по делу, включая поездки за пределы зоны АТО. Прокурор рассказал, что в 2015 году ему приходилось много ездить по области и за ее пределы на служебной машине, поскольку из-за диверсии на одном из мостов в Мариуполь не ходили поезда. В 2016-м прокурор трижды выезжал на служебном автомобиле за пределы Донецкой области, а в 2017 году — четыре раза. Два раза Александр Ливочка ездил в Мелитополь, один раз в Павлоград и один раз в Киев на совещание в Генеральной прокуратуре.

«Аналогичное количество топлива тратилось не только на служебный автомобиль, которым я пользовался, но и на другие автомобили прокуратуры, которыми пользовались другие сотрудники», — рассказал первый заместитель прокурора Донецкой области, добавив, что его личный автомобиль остался в Донецке.  

Александр Ливочка рассказал, что хотя у прокуратуры Донецкой области есть служебный гараж, однако еще в силе остается распоряжение прокурора области от января 2015 года, согласно которому не рекомендуется сосредотачивать служебные машины прокуратуры в одном месте, чтобы не произошло единовременного захвата автомобилей прокуратуры, как это случилось в Донецке в 2014 году. Поэтому каждый сотрудник прокуратуры, за которым закреплена служебная машина, хранит ее по-своему. Например, сам Александр Ливочка размещал служебный автомобиль на частной стоянке под вымышленной фамилией. «Это делалось в целях личной безопасности», — рассказал он.

Особенно возмутило Александра Ливочку упоминание в материале дисциплинарного производства его связей с неким «вором в законе» из России. «Это абсолютная ложь», — заверил он членов Комиссии.

КДКП заинтересовал факт отсутствия в отношении прокурора уголовного производства, поскольку Генеральная инспекция фактически обвинила его в нанесении убытков. Впрочем, на вопрос почему, если Александру Ливочке вменяются убытки, в отношении него нет уголовного производства, представитель Генеральной инспекции внятно ответить не смог. 

После недолгих раздумий КДКП приняла решение закрыть дисциплинарное дело Александра Ливочки.

 

Стипендия дочери и разрушенный дом

А вот к коллеге Александра Ливочки, заместителю прокурора Донецкой области Григорию Коршуну, кстати, ветерану Афганской войны, у Генеральной инспекции возникли претензии в связи с  незадекларированным домом жены в селе Коминтерново (сейчас Пикузы,  — авт.) под Мариуполем. Возникли претензии к декларированию прокурором 3 300 грн стипендии своей дочери-студентки.

В свою защиту Григорий Коршун сообщил, что дом он разобрал еще до событий 2014 года, а земельный участок был давно продан соседям. Проблема возникла в связи с тем, что не был оформлен акт после сноса дома, что привело к тому, что дом продолжает фактически числиться за семьей прокурора. В настоящее время, как рассказал прокурор, территория бывшего домовладения находится на территории, контролируемой силами «ДНР», а непосредственно на его месте дислоцировано танковое подразделение боевиков.

Сотрудник Генеральной инспекции при этом отметил, что у него не было возможности физически проверить, есть ли в действительности у прокурора в Коминтерново дом или нет. 

Как и в предыдущем случае, выслушав пояснения прокурора, КДКП отказал Генеральной инспекции в привлечении его к дисциплинарной ответственности.

 

Прокуроры против Генеральной инспекции

И Александр Ливочка и Григорий Коршун 27 сентября с трудом сдерживали себя, когда речь заходила о методах, применяемых Генеральной инспекцией для проведения проверок прокуроров.

Особо доставалось прокурору отдела управления внутренней безопасности Генеральной инспекции Владимиру Иванцову, который проводил в их отношении расследование. По словам прокуроров, Генеральная инспекция дошла до того, что фактически следит за сотрудниками прокуратуры Донецкой области, регулярно требует у полиции данные о маршрутах поездок прокуроров. Недавно, по их словам, сотрудник инспекции и вовсе начал следить за родственниками прокуроров.

«Владимир Иванцов, по сути, мой бывший подчиненный, с которым у меня были конфликты на службе. Когда он перешел работать в Генеральную инспекцию, то первым делом взялся проверять меня. Из-за его действий мне даже пришлось менять место жительства и стоянку автомобиля. Фактически Иванцов рассекретил мое местопребывание. Он просто хочет мне отомстить», — не стесняясь, заявил Комиссии Александр Ливочка.

Другие сотрудники прокуратуры, чьи дела 27 сентября рассматривались КДКП, отметили, что считают многие действия Генеральной инспекции неправомерными, добавляя, что они похожи, скорее, на прямолинейные полицейские методы, чем какие-либо серьезные расследования. «Возможно, это все идет от их руководителя Владимира Уварова», — рассказал «Судебно-юридической газете» один из прокуроров, намекая на то, что руководитель Генеральной инспекции Владимир Уваров долгое время работал в милиции и занимал высокие посты в системе МВД, когда в 2000-е годы этим ведомством руководил нынешний Генеральный прокурор Юрий Луценко

Впрочем, сами сотрудники Генеральной инспекции оказались немногословны и смогли лишь сообщить изданию, что все делают в рамках закона.

КДКП в ситуации, когда прокуроры считают действия Генеральной инспекции неправомерными, советуют прокурорам обращаться в Комиссию, но уже с жалобой на действия сотрудников инспекции.  

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Почему депутаты хвалят и ругают новые процессуальные кодексы
Новости онлайн