Конфликты в суде: что делать, когда между судьями «холодная война»

16:55, 13 ноября 2017
Газета: 39-42 (408-411)
Конфликты в острой фазе между судьями сейчас существуют как минимум в 7 украинских судах, от Киева до Николаевской области.
Конфликты в суде: что делать, когда между судьями «холодная война»

Вячеслав Хрипун,
«Судебно-юридическая газета»

Конфликты в судейских коллективах давно уже стали привычными для судебной системы Украины. Обвинения в давлении, публичное выяснение отношений, невыносимые условия работы, раскол судей на группировки — вот типичные условия, в которых нередко оказываются коллективы того или иного суда.

Отдельной критике со стороны самих судей сейчас подвергается институт председателя суда. Часть судей полагают, что именно в нем одна из причин существующих проблем, поскольку часто председатели фактически концентрируют власть в суде, опираясь на часть судейского коллектива и аппарат суда, после чего создают проблемы судьям, несогласным с их позицией.

Усугубляет ситуацию то, что не решенные самими судьями проблемы часто становятся достоянием общественности, которая с удовольствием обсуждает каждый нюанс судейского противостояния, делая свои выводы о правоте того или иного судьи. Очень похоже, что судейское самоуправление в настоящее время оказалось в кризисе и крайне слабо способно к самореформированию. И какого-то действенного средства решения проблемы до сих пор нет.

Гнетущая атмосфера

Ряд судей, опрошенных «Судебно-юридической газетой», отметили, что одной из главных проблем, с которыми они сталкиваются в работе, является отсутствие доверительных и по-настоящему деловых отношений в коллективе.

«Осуществлять правосудие в последнее время стало сложно. Не столько даже из-за высокой нагрузки, сколько из-за атмосферы в коллективе. Некоторые судьи просто не считают своих коллег равными себе, председатель откровенно поддерживает одних судей и создает проблемы другим. Дело доходит до того, что некоторые судьи даже не здороваются и устраивают друг другу разные подлости. Из-за этого возникает желание перевестись в другой суд, подальше от этих проблем», — рассказала нашему журналисту судья одного из райсудов центральной части страны. А сразу несколько судей сообщили, что намерены отправиться в как минимум полугодичную командировку только из-за конфликтной атмосферы в своем суде и нежелания участвовать в склоках и интригах.

Подобные истории, к сожалению, нередки и часто приводят к печальным последствиям вплоть до ликвидации суда, как это было в случае с Днепровским райсудом Херсона в январе 2016 г., где дошло даже до публичной драки между судьями.

В настоящее время похожая ситуация сложилась в коллективах целого ряда судов страны, преимущественно небольших и часто удаленных от столицы. По подсчетам издания, конфликты в острой фазе между судьями сейчас существуют как минимум в 7 украинских судах, от Киева до Николаевской области. Еще в более чем 10 судах ситуацию можно охарактеризовать как «тлеющую», где конфликты в силу тех или иных обстоятельств пока притихли.

Причины нездоровой ситуации в судах опрошенные изданием судьи назвали самые разные. Это и личные амбиции конкретных судей или председателей судов, и неумение или нежелание находить компромиссы с коллегами, и борьба тех или иных судей за административные должности в судах, и незаконные, с точки зрения конкретного судьи, распоряжения председателя суда. Особенно неприятным является тот факт, что крайне редки случаи, когда судьи могут самостоятельно решить конфликт в коллективе. Чаще всего ситуация отпускается на самотек, постепенно становится слабоуправляемой, и о ней становится известно за пределами суда со всеми негативными последствиями для репутации суда, его судей и судебной системы в целом.

Как правило, конфликты в суде разрешаются только условной победой одной из сторон, когда проигравшая сторона увольняется или переходит работать в другой суд. Иногда в суде на долгое время устанавливается режим «холодной войны», когда между рядом судей практически полностью прекращается какое-либо конструктивное общение.

Председатели суда. История проблемы

История вопроса с выборами председателей и заместителей председателей судов, в частности местных, в Украине имеет достаточно богатое прошлое. С июня 1981 по февраль 1994 г. председателей судов утверждали в должностях районные, городские и областные советы народных депутатов по представлению начальников отделов юстиции исполнительных комитетов областных советов. С зимы 1994 по июнь 2001 г. председатели районных судов утверждались только депутатами областных советов, Киевского совета и Верховной Рады Крыма на основании совместных представлений председателей областных (апелляционных) судов и начальников областных управлений юстиции. С лета 2001 до февраля 2002 г. председателей местных судов назначал министр юстиции по представлению Совета судей Украины. С зимы 2002 до мая 2007 г. право назначения и увольнения председателей судов принадлежало Президенту Украины, который осуществлял соответствующие назначения по представлению главы Верховного Суда Украины, а тот, в свою очередь, получал рекомендацию на назначение председателя от Совета судей.

С 2007 г., когда Конституционный Суд Украины признал такой порядок несоответствующим Конституции, и вплоть до июля 2010 г. велась настоящая борьба за право назначать судей. Так, с мая 2007 по март 2010 г. решением Верховной Рады право назначать председателей судов было передано Высшему совету юстиции. Однако это решение парламента сразу же было заблокировано решением суда, а потом и тогдашний Президент Виктор Ющенко отказался рассматривать соответствующий закон. Уже в марте 2010 г. Конституционный Суд признал решение парламента тоже несоответствующим нормам Конституции.

Одновременно с этим в мае 2007 г. Совет судей взял ответственность за назначение председателей судов на себя и выступил против действий Верховной Рады. Фактически с 2007 до июля 2010 г. председателей судов назначал именно ССУ. С лета 2010 до апреля 2014 г. председателей судов назначал Высший совет юстиции, рекомендации которому предоставляли три специализированных органа судейского самоуправления — Совет судей общих судов, Совет судей хозяйственных судов и Совет судей административных судов.

После событий Майдана и принятия Закона «О восстановлении доверия к судебной власти» от 08.04.2014 председателей судов, наконец, стали избирать сами судьи на собраниях судей. В феврале 2015 г. соответствующая норма была закреплена в изменениях к Закону «О судоустройстве и статусе судей», а затем окончательно утвердилась в Законе «О судоустройстве и статусе судей» от 02.06.2016, который действует и сейчас.

Как быть с председателями

Одной из причин конфликтов в судах ряд судей видят институт председателя суда. Они отмечают, что часто именно от председателя зависит, насколько спокойной и деловой будет обстановка в суде. Хотя согласно Закону «О судоустройстве и статусе судей» 2016 г., полномочия председателя суда сводятся преимущественно к представительским и организационным, как отмечают многие судьи, некоторые председатели все же находят способы создать коллегам проблемы.

«Введение такой должности, как руководитель аппарата, было очень продуманной схемой давления на судей. Организация работы суда полностью возложена на руководителя аппарата. Фактически у него полномочий больше, чем у председателя. Но тот полностью контролирует руководителя аппарата — последний назначается, привлекается к ответственности, получает поощрения и т. д. по представлению главы суда. И когда судье дезорганизуют работу, как делали со мной, без помощи руководителя аппарата не обойтись. Но председателя суда невозможно привлечь за это к ответственности, потому что он лишь осуществляет контроль за эффективностью работы руководителя аппарата. Т. е. председатель фактически не отвечает ни за что, а руководителю аппарата судья не может ничего сделать. Как видим, этот момент был очень грамотно выписан теми, кто хотел управлять судами», — отмечает судья Апелляционного суда Черкасской области Сергей Бондаренко.

Кроме того, ряд судей пожаловались, что им выставлена более высокая нагрузка по сравнению с коллегами, часто они не получают разрешений на поездки на семинары, тренинги и даже на подготовку в Национальную школу судей. Нередкими являются попытки привлечь неугодного судью к дисциплинарной ответственности или принудить его осуществлять правосудие без постоянного помощника.

Несмотря на то, что полномочия председателей судов достаточно давно ограничены, за эти должности и сейчас часто разворачивается нешуточная борьба, которая временами не уступает политической борьбе в стенах парламента. Это приводит к тому, что коллективы судов раскалываются на фракции, каждая из которых поддерживает своего кандидата и в случае его неудачи на выборах чувствует себя проигравшей. Победившая сторона, напротив, опираясь на «своего» председателя, начинает чувствовать себя более вольготно, что вызывает недовольство коллег.

«Однажды я спросила председателя, почему некоторые судьи нашего суда имеют ряд привилегий по сравнению с другими. Он ответил мне вроде того, «а что вы предлагаете мне делать? Эти судьи меня поддержали на выборах, а я хочу избраться председателем на еще один срок», — рассказала изданию судья одного из судов Днепра.

Особо запущенные ситуации часто возникают в небольших районных судах, где далеко не всегда вообще удается быстро выбрать председателя, а если и удается, то, по словам судей, председатели быстро начинают чувствовать себя своего рода «феодальными князьями, рассматривающими суд как свою собственность». После этого судьи, по их словам, вынуждены или принимать навязываемые им правила игры, или вступать в конфронтацию с председателем и коллективом суда. Обращает на себя внимание и тот факт, что как в крупных, так и в небольших судах руководители аппарата очень часто поддерживают председателя суда, что еще больше накаляет обстановку.

На то, что институт председателя суда часто дает сбои, неоднократно обращал внимание Совет судей Украины. В 2017 г. он поддержал увольнение за служебные злоупотребления действующих председателей Апелляционного суда Черкасской области Владимира Бабенко и Октябрьского райсуда Полтавы Александра Струкова, а также уже бывшего председателя Городищенского райсуда Черкасской области Леонида Подороги. Впрочем, пока они еще остаются на занимаемых должностях и не привлечены к дисциплинарной ответственности. В силу ряда специфических организационных обстоятельств очевидно, что Совет судей не способен быстро решать проблемы с конфликтами в судах. Также очевидно, что попытки Совета примирить противостоящие в суде стороны крайне редко приносят результат.

В 2016 г. Совет судей предлагал внести изменения в Закон «О судоустройстве и статусе судей» в части положения, регулирующего вопрос избрания председателей судов с учетом то и дело возникающих в судах конфликтов. Предлагалось, что если председатель суда не избран в течение 2 месяцев, право его назначения должно принадлежать Совету судей. Однако тогда эту инициативу негативно восприняли многие представители судейского сообщества, решив, что ССУ намерен ограничить полномочия судейского самоуправления.

В настоящее время определенные надежды возлагаются на отдельное управление, которое может быть создано в составе Государственной судебной администрации и будет контролировать организацию работы в судах. Выявленные недостатки будут докладываться Высшему совету правосудия, который и будет детально разбираться в каждой конкретной ситуации. Впрочем, многие судьи, в т. ч. члены Совета судей Украины, полагают, что если решением конфликтов в судах или проблемами в организации их работы будет заниматься Совет правосудия, это приведет к чрезмерной концентрации полномочий у Совета и его еще большей перегруженности работой. Право погашать «судебные войны», считают они, должен иметь все-таки Совет судей.


КОММЕНТАРИИ ЭКСКЛЮЗИВ

Сергей Гирыч, председатель Лычаковского районного суда Львова

– За свои 28 лет работы судьей я с 1993 по 2009 г. был заместителем председателя суда, а с 2009 г. являюсь председателем. Как зампредседателя, я слушал почти все сложные и, как говорят, «громкие» дела. До того, как стать судьей, я был секретарем заседания, секретарем суда, архивариусом и, по сути, помощником судьи, поэтому судопроизводство знаю со всех сторон и мог помочь, подсказать в работе не только судье, но и простому работнику аппарата. Благодаря такому опыту я приобрел авторитет и могу личным примером показать, как рассматривать любое сложное дело.

Когда я стал председателем суда в 2009 г., об автоматизированном распределении дел еще никто не слышал. Чтобы мои коллеги не говорили, что я выбираю себе дела, все дела у нас складывались стопкой и раскладывались по одному в алфавитном порядке согласно фамилиям судей. Многие согласятся, что не все председатели судов тогда поступали таким образом, а ведь «несправедливое» распределение дел часто становилось причиной конфликтов в судах.

Сейчас полномочия председателя суда существенно урезаны, и это правильно. Я поддерживаю позицию, что именно судья, а не председатель суда, является носителем судебной власти. Я сам всегда исходил из того, что сначала я судья, а уже потом председатель, и если я не слушаю дела, то теряю квалификацию. Но не все председатели готовы слушать дела наравне с судьями — некоторые по решениям собраний судей существенно ограничили себе нагрузку. Это тоже часто становится причиной конфликтов в судах.

С другой стороны, в некоторых коллективах судьи, почувствовав ограничение полномочий председателей судов, не всегда вовремя приходят на работу, не рассматривают вовремя дела, не отписывают в сроки решения. Судьи — тоже люди и имеют свои «грешки». На замечания председателя суда реагируют болезненно, что тоже приводит к конфликтам. А учитывая, что председатель суда избирается, иногда замечания получают судьи, которые за него не голосовали, тогда как аналогичные действия коллег, которые голосовали за председателя, остаются без реакции. Это часто усугубляет конфликты. Поэтому демократии нужно учиться всем.

Нет единого рецепта, как избежать конфликтов между председателем суда и судьями. Когда-то было проще — председателя боялись, потому что от него многое зависело. Сейчас дело другое. Однозначно председателем суда должен избираться авторитетный судья, который не рассматривал только дела о расторжении брака, как часто бывало, а слушал сложные дела. На должности главы суда нужен человек умный, с жизненным опытом и способный управлять коллективом. Управлять судьями очень непросто. Нужно быть справедливым со всеми и требовательным к каждому, уметь поддержать, отстоять судью от давления, дать ему совет, как поступать в той или иной ситуации.

А в случае, если в суде уже возник конфликт, выход из него необходимо искать самим судьям. Откровенный разговор с участием судей и председателя — это один из способов найти общее понимание проблемы и ее решение. Если же простого разговора мало, остается собрание судей как орган самоуправления коллективом. И если уж коллеги большинством голосов приняли решение и сказали, что тот или иной судья неправ, необходимо подчиниться. Другого выхода нет. Все остальное только усугубляет конфликт.

Конечно, я понимаю, что иногда причины конфликта могут быть настолько серьезными, что решать их можно лишь путем официальных обращений, и тут уже от коллектива мало что будет зависеть. Призвание судьи — разрешать конфликты, а если судьи в своем коллективе не смогут их разрешить, имеют ли они моральное право учить других? Если конфликт в суде вышел за пределы суда, и кто-то заручается поддержкой политиков или других «тяжеловесов», добра в этом суде уже не будет. Советников будет достаточно, а толку мало.

Выборы председателя — это сложно и просто одновременно. Если есть авторитетный судья, его поддержат все судьи или большинство. Но что делать, если голоса разделились поровну? Я думаю, что судьям нужно самим искать компромисс. Сразу после избрания председателя все судьи должны забыть о выборах и работать слаженно. Это сложно, но решение собрания судей обязательно для всех судей, и нужно уметь подчинятся. Если судьи после избрания председателя увидят, что он объективен со всеми, это объединит коллектив.

На мой взгляд, председатель суда должен избираться самими судьями. Это демократично. Кроме того, сами судьи будут чувствовать ответственность за свой выбор. И главное — нивелируется вмешательство извне, что очень важно для независимости судов. Но если собрание судей дважды не состоялось, или судьям не удалось избрать председателя, в законе должна быть норма, что в таком случае председателя суда назначает Высший совет правосудия.

В целом за короткое время в управлении судами произошли большие изменения, меняется психология самих судьей и председателей. Пройдет некоторое время, и должность председателя суда будет чисто представительской.

Николай Худык, член Высшего совета правосудия

– Если в суде произошел конфликт, а коллектив разделился на группы, нужно четко понять природу этого конфликта, разобраться, что стало причиной сложившейся ситуации. Как правило, в случае конфликта усматривается нарушение судейской этики, а значит, есть основания для реакции со стороны Совета судей Украины и Высшего совета правосудия вплоть до привлечения конкретных лиц к дисциплинарной ответственности. Дисциплинарные меры, полагаю, могут оказать положительное влияние на разрешение конфликта.

Если конфликт возник именно между председателем суда и судьями, тут основная роль в его разрешении должна принадлежать судьям суда. Если председатель вызвал недовольство коллектива, он может быть переизбран собранием судей. А если ситуация зашла слишком далеко, право решить вопрос должен иметь Совет судей Украины. Привлекать для решения таких вопросов Высший совет правосудия будет не совсем правильно.

Исходя из своего опыта работы председателем суда, могу сказать, что конфликта в суде не будет, если все судьи будут придерживаться правил судейской этики и четко следовать полномочиям при осуществлении правосудия. Судьи должны понимать, что они не у себя дома. Если у нас будет высокопрофессиональный и добропорядочный судейский корпус, множество проблем отпадут сами по себе.

Валентина Симоненко, председатель Совета судей Украины

– Решение законодателя выбирать глав судов самими судьями было прогрессивным, но на практике получилось так, что на должности председателей не всегда выбирались самые лучшие представители того или иного суда. Проблема в том, что судьи нередко не хотят слышать друг друга и находить компромиссы. Нужны изменения в мировоззрении судей, которые приведут к тому, что они действительно будут решать проблемы цивилизованными методами. Совет судей дает судьям на местах возможность самостоятельно решить конфликт в своей среде, показывает, что никто из столицы их проблемы решать не будет. Часто судьи требуют от Совета поддержать только их позицию, но ССУ не может поддерживать кого-то конкретно, если только противоположная сторона не допустила откровенного нарушения закона. Судьи должны понимать, что любая конфликтная ситуация не добавляет авторитета ни им лично, ни судебной власти в целом. Есть проблемы и с руководителями аппарата судов, далеко не все из которых проявляют себя как хорошие управленцы и организаторы, что также ведет к конфликтам.

Считаю, что если сами судьи долго не могут выбрать председателя, или когда в суде очень мало судей, Совет судей должен иметь право назначать председателей судов, но на конкурсных условиях. Для этого нужны законодательные изменения, которые принять непросто.

Богдан Монич, заместитель председателя Совета судей Украины

– Не сказал бы, что конфликты в судебной системе имеют массовый характер. Сами по себе они не являются каким-то редким явлением, не характерным для нашей повседневной жизни. Судейские коллективы являются отображением общества, им присущи черты любого коллектива или сообщества.

Если обратиться к значению термина «конфликт», то его определяют как ситуацию, в которой каждая из сторон стремится занять позицию, несовместимую и противоположную по отношению к интересам другой стороны.

Я всегда придерживался мнения, что каждый человек — личность и не обязан быть похожим на кого-либо. Такая самобытность ведет к тому, что все мы имеем разные точки зрения на те или иные вопросы, которые неизбежно ведут к несовместимости взглядов, позиций или интересов. Иногда такая несовместимость порождает конфликт, но не обязательно ведет к его усугублению. Наоборот, обменявшись мнениями или позициями, противоборствующие стороны могут прийти к компромиссу либо найти решение, которое ранее не рассматривалось вообще. Кто-то из сторон может осознать ошибочность своих убеждений. Поэтому конфликты в большинстве случаев обладают конструктивными качествами, но безусловно, они могут нести и деструктивные последствия.

Если же мы говорим о судьях, то они должны быть примером неукоснительного соблюдения требований закона и принципа верховенства права, присяги судьи, а также соблюдения высоких стандартов поведения с целью укрепления веры граждан в честность, независимость, беспристрастность и справедливость суда (ст. 1 Кодекса судейской этики). Судья придерживается этических норм, не допуская проявления некорректного поведения при осуществлении любой деятельности, связанной с его должностью. Поведение судьи должно соответствовать высокому статусу его должности. Это значит, что при возникновении конфликтной ситуации судья обязан приложить максимальные усилия к ее урегулированию. При этом он не имеет права идти на конфронтацию и прежде всего обязан думать о высоком статусе своей должности, а не о каких-то личных интересах или амбициях.

Правила поведения одинаково касаются как судьи, так и председателя суда. Если говорить о председателе, то к нему требования даже несколько выше. Это связано с тем, что специфика взаимоотношений между судьями в том, что судьи имеют единый статус, являются независимыми. Де-факто у судей нет руководителей, и председатель суда должен осознавать это. В Кодексе судейской этики прямо указано, что судья на административной должности в суде должен воздерживаться от поведения, действий или высказываний, которые могут привести к возникновению сомнений в едином статусе судей и в том, что профессиональные судьи осуществляют коллективное решение вопросов организации работы суда.

Председатель суда — это почетное звание «первого среди равных». Основная миссия председателя — представлять интересы судебного учреждения во взаимоотношениях с разными институциями, обмениваться опытом и определять лучшие практики управления судом и предоставления услуг пользователям. Именно об этом говорится в выводе Консультативного совета европейских судей №19 (2016) «О роли председателей судов».

Таким образом, если все стороны правоотношений, возникающих в коллективе, четко осознают свою роль и миссию, существование конфликтов сводится к нулю.

Если говорить о формах разрешения конфликтов, то их две: переговоры и посредничество. Стороны конфликта в суде обязаны попытаться урегулировать конфликт путем переговоров, а если это не приводит к желаемому результату (завершение конфликта по доброй воле оппонентов, достижение ими совместно найденного решения по разделившей их проблеме), необходимо обратиться к посреднику. При этом я категорически против огласки сути конфликта, ибо это может существенно подорвать авторитет не только соперничающих сторон, но и судебной власти в целом.

Если говорить о посредниках, то законодательство о судоустройстве предлагает определенные механизмы, которые могут использоваться более эффективно, чем это происходит сегодня. Так, ч. 5 ст. 6 Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» определено, что судейское самоуправление действует не только для защиты профессиональных интересов судей, но и для решения вопросов внутренней деятельности судов. Здесь следует вспомнить, что к вопросам внутренней деятельности судов относятся не только вопросы организационного обеспечения и деятельности судей, социальная защита судей и их семей, а также другие вопросы, которые непосредственно не связаны с осуществлением правосудия (ч. 3 ст. 126 Закона).

Если говорить о председателе суда, то я считаю его первым субъектом системы судейского самоуправления, исходя из того, что собрание судей избирает его на административную должность.

Посредниками между противоборствующими сторонами могут быть председатель суда (если конфликт происходит между судьями, и председатель — не сторона конфликта), собрание судей суда, Совет судей Украины. Обращения к названым посредникам должны следовать в указанной последовательности. На различных встречах с судьями в разных регионах неоднократно указывалось, что именно собрание судей может разрешать большинство проблем суда без вмешательства вышестоящих органов. Самое первое полномочие этого органа, упоминаемое в законе — обсуждение вопросов о внутренней деятельности суда, работы конкретных судей, работников аппарата суда, принятие по этим вопросам решений, обязательных для судей и работников этого суда. Т. е. собрание судей обязано рассмотреть конфликтную ситуацию и выработать четкие рекомендации сторонам конфликта. Самоустранение кого-то из судей от этих обязанностей, невмешательство, пускание проблемы на самотек считаю категорически неприемлемыми. Такое поведение не соответствует высокому статусу судьи.

Если судьи судов Украины будут следовать этим правилам, практически все конфликты будут разрешаться на местах. Совет судей Украины будет вмешиваться в ситуацию в исключительных случаях — если кто-то из сторон не согласен с принятыми собранием судей рекомендациями.

Если говорить о согласии/несогласии с рекомендациями, то здесь следует четко помнить о правиле: раз не смогли достичь разрешения конфликта самостоятельно и обратились к посреднику — извольте уважать его решение и исполнять его. Мы как судьи ежедневно говорим о незыблемости судебных решений, вступивших в законную силу, необходимости их беспрекословного исполнения и запрета их критики. Но когда конфликт в суде пытается решить посредник, к которому обратился кто-то из сторон конфликта, об исполнении наработанных рекомендаций речь не идет.

Так произошло в свое время в Октябрьском райсуде Полтавы. Во время приезда рабочей группы были наработаны определенные рекомендации, но как только группа уехала, все осталось на своих местах. Результатом такого поведения стало решение Совета судей Украины №44 от 07.09.2017, в котором ССУ, помимо прочего, обратил внимание на обязательность урегулирования возникающих конфликтов.

Андрей Иванов, и. о. председателя Яремчанского городского суда Ивано-Франковской области

– Надо понимать, что судейский коллектив не имеет признаков подчинения. Это не армейское подразделение, в котором централизованное управление и жесткое подчинение младшего по званию старшему является залогом нормой деятельности. Нормальная деятельность судей должна обеспечиваться именно судейской независимостью в принятии решений. Судьи, по сути, равны в своих правах и полномочиях. Нет главного судьи или подчиненного судьи. Все вопросы в суде решаются, прежде всего, собранием судей, на котором судьи обсуждают вопросы внутренней деятельности суда и другие вопросы. Т. е. проблемы разрешаются не председателем суда единолично. Председатель суда — это только первый среди равных.

На мой взгляд, именно то, что некоторые главы судов считают, что другие судьи являются их подчиненными и должны выполнять их распоряжения и приказы, и приводит к конфликтам. Все судьи, даже те, кто только был назначен судьей, равны между собой. Можно сказать, что судей отличает только должность. И председателям судов следует это помнить, понимать, что они не назначены в порядке жесткой централизации высшим руководством, а избраны собранием судей и, по сути, являются лицами, которые представляют орган судейского самоуправления.

В свою очередь, председателями судьи часто выбирают самых авторитетных судей. Молодые судьи должны перенимать опыт старших, более опытных коллег, научиться правильно организовать свою работу и качественно осуществлять правосудие. Нужно прислушиваться к конструктивной критике, а не воспринимать, например, конструктивные советы председателя суда как давление. Молодые судьи, на мой взгляд, сами должны обращаться за советами, прислушиваться к старшим, а решения выносить, исходя из своего внутреннего убеждения.

Все решения относительно внутренней деятельности суда принимаются собранием судей. Для того, чтобы принять какое-то решение, его следует обсудить в судейском коллективе и прийти к согласию. Всем следует быть толерантными друг к другу и терпеливыми, нормально принимать критику и больше общаться между собой.

Но что делать, если конфликт между председателем и судьей или между судьями все-таки произошел? Если конфликт случился, следует решить его путем обсуждения на собрании судей, выслушать мнения сторон, установить, кто в чем может уступить, и попробовать поставить себя на сторону оппонента.

Если решить конфликт своими силами не получается, на мой взгляд, судьи должны обратиться к арбитру, который их рассудит. Таким арбитром может стать Совет судей Украины. Но при этом следует помнить, что в этом случае конфликт становится публичным. Во время того, как Совет судей будет пытаться решить конфликт, он может установить в действиях сторон нарушения, которые могут повлечь за собой дисциплинарную ответственность. Поэтому лучше не конфликтовать вообще или пытаться решить конфликт путем взаимных уступок.

Если коллектив выбрал председателя суда установленным законом способом, но при этом часть судей была против его избрания, то, во всяком случае, до проведения следующих выборов они должны выполнять законные распоряжения председателя суда, нравится им это или нет. Это демократия. Возвращение к назначению председателей судов высшим органом — это путь в прошлое. На мой взгляд, проблемы в судейских коллективах возникают потому, что настоящее судейское самоуправление в Украине только начинается, идет процесс его становления.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Верховный Суд может начать работу уже в этом году (видео)
Новости онлайн