Создание Госбюро расследований: ближайшие недели станут показательными

11:20, 28 ноября 2017
Быстрота утверждения правительством первых нормативных документов ГБР покажет всю серьезность намерений власти относительно работы этого органа.
Создание Госбюро расследований: ближайшие недели станут показательными

Как известно, в ноябре 2015 года Верховная Рада приняла Закон Украины «О Государственном бюро расследований». Новая структура должна была начать работу с 20 ноября 2017 года и полностью взять на себя функции досудебного расследования уголовных правонарушений, совершенных должностными лицами, которые, согласно ч.1 ст. 9 Закона Украины «О государственной службе», занимают особо ответственное положение в стране, а также судьями и работниками правоохранительных органов.

Генпрокуратура отныне лишается следственных функций и права открывать новые производства, подследственные Бюро. Более того, ГПУ должна отдать около 3,5 тысяч начатых производств в НАБУ, и около 7 тысяч производств в ГБР.

Традиционно создать ГБР к указанному сроку не успели. Ситуацию должен был исправить законопроект №7278, который бы продлил полномочия ГПУ по указанным делам до 1 января 2019 года. Однако 16 ноября за его включение в повестку дня проголосовало всего 192 парламентария.

В этот же день были оглашены результаты продолжительного конкурса на руководящие должности ГБР. Члены конкурсной комиссии избрали главой ГБР Романа Трубу, его первым заместителем — Ольгу Варченко, заместителем — Александра Буряка. 22 ноября Президент указом утвердил назначение Романа Трубы директором Государственного бюро расследований.

Учитывая, что ГБР без набранного штата не является еще рабочим органом, а в НАБУ трудятся всего около 200 детективов, которые и так постоянно жалуются на перегруженность, в общественных и политических кругах ширятся панические настроения о коллапсе всех следственных органов, и опасения, что текущие расследования преступлений топ-коррупционеров остановятся.

«Судебно-юридическая газета» попыталась разобраться, насколько критична описанная ситуация и какие варианты развития дальнейших событий возможны.

Как вывести следствие из юридического тупика

Генеральная прокуратура, несмотря на то, что своими первоначальными заявлениями о приостановлении следствия активно способствовала возникновению панических настроений, на места отправила совершенно конкретные указания.

В частности, как сообщил член конкурсной комиссии по формированию ГБР, эксперт Украинского института будущего Денис Монастырский, местные прокуратуры получили разъяснения, в которых говорится, что все ранее начатые уголовные производства прокуроры будут доводить до логического финала. Более того, в Уголовном процессуальном кодексе найдена зацепка в виде ч.5 ст.36, согласно которой: «Генеральный прокурор Украины, его заместители, прокуроры Автономной Республики Крым, областей, городов Киева и Севастополя и приравненные к ним прокуроры своим мотивированным постановлением вправе поручить осуществление досудебного расследования любого уголовного преступления другому органу досудебного расследования, в том числе следственному подразделению высшего уровня в пределах одного органа, в случае неэффективного досудебного расследования». То есть специальными постановлениями Генпрокурора и других руководителей прокуратуры будут сразу же признавать следствие ГБР неэффективным и перенаправлять материалы в другие органы следствия — СБУ или Нацполиции, например.

(Денис Монастырский, член конкурсной комиссии по формированию ГБР)

Таким образом, следственным органам дают понять, что в их работе в ближайшее время ничего не изменится.

Впрочем, эксперты указывают на сомнительный в правовом отношении характер досудебных расследований с подобной формулировкой, если прокуратура решится их проводить.

«Адвокаты обязательно укажут на обман, а суды, особенно ЕСПЧ, могут не согласиться с доводами украинской прокуратуры», — считает Денис Монастырский.

Еще один вариант решения проблемы следствия высказала заместитель генпрокурора Анжела Стрижевская.

«Чтобы Бюро заработало раньше, и чтобы не было обвинений, что прокуратура не хочет реформироваться и держится за следствие, было бы хорошо, если бы следователи органов прокуратуры, которые сейчас расследуют уголовные производства, были вместе со своими делами переведены в штат ГБР. Они имели бы возможность там спокойно закончить расследование, после чего прошли бы все необходимые процедуры по подтверждению своего дальнейшего пребывания в ГБР», — уверена она.

По мнению замгенпрокурора, от этого выиграли бы все — и прокуратура, и ГБР. Новым следователям не нужно будет непродуктивно тратить время на изучение уголовных производств, не будет угрозы нарушения процессуальных сроков.

Народный депутат Валерий Карпунцов особо не доверяет идеям прокуратуры. Он считает, что на ближайших пленарных заседаниях парламента депутаты одумаются и дадут необходимое количество голосов за законопроект №7278.

«Думаю, в ближайший год ГБР будет только создаваться, и до расследований дело не дойдет. Ведь нужно выстроить солидное учреждение с соответствующим материальным и интеллектуальным ресурсом. Поэтому на определенное время проведение следствия нужно оставить прокурорам, хоть это и неэффективно», — отметил парламентарий.

Основное лекарство

Решить все возникшие юридические проблемы способно только скорейшее начало работы ГБР, считает Денис Монастырский.

По его мнению, ближайшие два месяца станут своеобразным маркером — начнется ли динамическая работа по формированию штатного состава ГБР, и есть ли на это политическая воля.

«Первым заданием новоназначенного директора Бюро является утверждение организационной структуры ведомства, его штатное расписание и распределение обязанностей между заместителями. После чего ему необходимо пролоббировать в Кабинете министров около 10 постановлений, в частности, положение о ГБР и о типовом порядке проведения внутренних конкурсов. Все это является чрезвычайно важным и непростым делом», — перечислил основные задания эксперт.

Материалы постановлений практически наработаны. К этому процессу подключалось Министерство юстиции и международные эксперты, в том числе и из Совета Европы. Директору ГБР, по сути, нужно только «пропустить» эти документы через свою команду и «договориться» об утверждении с Кабмином.

После успешного прохождения этого этапа, можно безотлагательно приступать к следующему — конкурсному набору сотрудников.

«В принципе, ГБР может приступать к работе, когда будет набрано около половины его штатного состава. Если, согласно закону, мы ориентируемся на 1 500 человек, то следственные действия можно начинать, набрав первых 700 детективов», — отметил Денис Монастырский.

Законодатель, кстати, установил квотный ограничитель при наборе кадров для работы в Бюро. Туда могут попасть не более половины ныне действующих следователей прокуратуры, оперативников и следователей полиции.

Очевидно, можно прогнозировать, что первые детективы ГБР будут именно выходцами из этих структур. Можно обратиться и к специалистам, которые ушли из правоохранительных органов в последнее время в силу разных причин. Однако здесь существуют угрозы: важно, чтобы в новый орган не проник старый специалист с негативным «шлейфом». В недопущении такого ключевую роль должно сыграть подразделение внутреннего контроля, которое приступит к работе одним из первых.

Первая волна конкурсов по набору сотрудников ГБР может начаться в начале 2018 года и продолжаться в течение трех месяцев.

Согласно закону, значительная часть руководящего состава ГБР, а именно, руководство центральных подразделений, территориальных управлений, а также рядовые сотрудники подразделения внутреннего контроля, отбираются внешней независимой конкурсной комиссией. Таким образом, комиссия по отбору директора ГБР и его заместителей продолжит свою работу.

«Рассчитываю на преданность членов комиссии делу создания ГБР, так как прогнозируемые интенсивность и вал работы увеличатся многократно», — подчеркнул Денис Монастырский.

Достаточную независимость при отборе рядовых сотрудников имеет и сам директор ГБР. Закон дает ему 5 лет гарантированной власти. В тексте документа даже не предусмотрено, кто имеет право уволить директора, перечислены некоторые основания, из которых самая реальная — смерть руководителя.

Эксперт надеется, что Роману Трубе дан уникальный шанс проявить достаточный уровень воли по созданию ГБР и продемонстрировать при этом максимальную отдаленность от центров власти.

Если директору удастся задать и поддерживать высокий темп по формированию ГБР, то уже через полгода можно говорить о его полноценной работе. Среднескоростной режим займет один год.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как выбирали руководство нового Верховного Суда
Новости онлайн