«Для нас нет  и не будет разделения дел на важные и неважные», — глава КГС Верховного Суда Б. Гулько

15:03, 14 декабря 2017
Газета: 43-50 (412-419)
Председатель Кассационного гражданского суда ВС Борис Гулько рассказал о том, как своевременно рассмотреть остатки дел и о задачах главы КГС.
«Для нас нет  и не будет разделения дел на важные и неважные», — глава КГС Верховного Суда Б. Гулько

Беседовала
Наталья Мамченко
«Судебно-юридическая газета»

В эксклюзивном интервью «Судебно-юридической газете» новоизбранный председатель Кассационного гражданского суда в составе нового Верховного Суда, ранее глава ВССУ Борис Гулько рассказал об ожиданиях, первых проблемных вопросах, с которыми столкнется Суд, а также о путях их решения.

– Борис Иванович, на собрании коллеги выдвинули Вашу кандидатуру на главу Кассационного гражданского суда. Почему Вы приняли решение согласиться?

– Судьи Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел, большинство из которых приняли участие в конкурсе на должности судей нового Верховного Суда, трижды избирали меня главой ВССУ. Поэтому я считал своим долгом оправдать их доверие и принять участие в конкурсе, чтобы быть их лидером во время непростых испытаний.

На сегодня почти половина судей Высшего специализированного суда, в частности палаты по рассмотрению гражданских дел, участвовавших в конкурсе, стали судьями нового Верховного Суда, и на собрании, предшествующем выборам, они предложили мне возглавить Кассационный гражданский суд. Я рассказал о принципах, которые собираюсь реализовать в работе, дал слово надлежащим образом выполнять обязанности, возложенные на меня законом и решениями собрания судей, и коллеги выразили мне доверие своим голосованием.

– В чем Вы видите свою основную миссию как главы Кассационного гражданского суда?

– На первом этапе — это организация работы Суда. Мы входим в сложный период становления деятельности. На данный момент собранием судей КГС определены палаты, их секретари, количественный и персональный состав палат, а также постоянно действующие коллегии, избраны судьи в объединенную палату. Но без профессионального мотивированного аппарата мы не сможем выполнить задачи, которые возникают перед нами. Поэтому немаловажной является координация работы с руководителем аппарата Суда касательно подбора кадров, организации их работы.

– На данный момент организационную работу касательно аппарата нового Верховного Суда выполняет Виктор Капустинский, который возглавлял аппарат в ВССУ. Известно, что в Высшем спецсуде была достаточно слаженная команда. Вы хотели бы, чтобы она перешла в Кассационный гражданский суд?

– То, что заместителями председателя ВССУ собрание судей в свое время выбрало таких профессионалов, как Станислав Кравченко и Марина Червинская, значительно облегчило мне выполнение главной задачи — организацию работы. Однако основную помощь главе суда и судьям оказывал высокопрофессиональный аппарат. Должен сказать, что в аппарате у нас работали доктора, кандидаты юридических наук. Фактически эти люди возглавляли соответствующие управления, сотрудники которых обеспечивали надлежащим образом функционирование судебных палат.

Поэтому я как глава суда предложил на первом этапе кандидатуру Виктора Капустинского как временно и. о. руководителя аппарата ВС, ведь именно он 7 лет назад принимал участие в создании Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел, в т. ч. в подборе кадров для него. Его отношение к работе послужило основанием для рекомендации. Те люди, которых В. Капустинский привел за собой в Высший специализированный суд, своим ежедневным трудом обеспечивали все возможное, чтобы ВССУ мог предоставлять качественные судебные услуги. Коллектив ВССУ не только демонстрировал высокие стандарты своим отношением к непосредственным обязанностям, но и находил возможность проводить определенную просветительскую и творческую работу.

Кстати, по инициативе сотрудников аппарата суда в 2014 г. мы провели оценивание деятельности аппарата именно теми людьми, которые приходят в суд за получением судебных услуг. Это позволило увидеть проблемные вопросы и своевременно их решить.

Об аппарате можно говорить долго. Конкурсы, безусловно, будут. Главе Верховного Суда необходимо будет определиться с принципами работы аппарата, с кандидатурой его руководителя и т. д. И я буду только рад, если через конкурсы и механизмы, заложенные в законодательстве, аппарат Высшего специализированного суда, в частности по организации работы гражданской палаты, перейдет в Верховный Суд.

– В Кассационный гражданский суд перейдет большое количество дел. Как рассмотреть все эти дела вовремя?

– На собрании судей мы сформировали составы коллегий, объединив опыт тех судей ВС, которые длительное время в судебной системе, и тех, которые пришли из среды ученых и адвокатов. К слову, в формировании коллегий и судебных палат мы соблюли и гендерное равноправие.

Это первый этап организации работы. В своем выступлении перед судьями я сообщил, что в последнее время в ВССУ поступало около 800 кассационных жалоб. Из них приблизительно 100–150 — по уголовным делам, остальные — по гражданским. Кроме того, палата по рассмотрению гражданских дел Высшего специализированного суда оставляет ВС приблизительно 30 тыс. кассационных производств (а в каждом производстве может быть несколько, даже десятки кассационных жалоб) и около 23 тыс. дел. Это большой объем.

Отмечу, что такой большой объем дел возник не потому, что суд не работал. ВССУ работал надлежащим образом: каждый год мы фактически рассматривали около 50 тыс. дел и материалов. Это немыслимые нагрузки. В среднем в 2011–2015 гг. в палате по рассмотрению гражданских дел нагрузка составляла приблизительно 120 дел на судью, тогда как в апелляционных судах по Украине максимальная нагрузка была 17–19 дел. Каждое дело необходимо было тщательно проверить, так что очевидно, что этот остаток не свидетельствует о нежелании рассматривать дела.

Судебная реформа дала толчок значительному кадровому движению: кто-то решил идти на конкурс в Верховный Суд, кто-то — уйти в отставку. Это привело к тому, что из 57 судей гражданской палаты ВССУ сегодня работают 14, и тот объем дел, который поступает в суд, фактически лег на плечи этих людей. Несмотря на то, что по разным причинам они не стали судьями Верховного Суда, эти люди продолжают работать, и последнее судебное рассмотрение дел у них состоялось 13 декабря.

По поводу большого количества дел, которые будут переданы в новый Верховный Суд, не могу сказать точно, за какое время они будут рассмотрены, но мы сделаем все от нас зависящее. Для нас нет разделения на важные и неважные дела. Для каждого человека, который обратился в суд, его дело — большая боль и надежда. Но новое процессуальное законодательство предусматривает то, что уже десятилетиями обсуждается учеными, судьями-практиками и адвокатами — что кассационная инстанция действительно должна быть судом права, а не факта. Верховный Суд — это кассационный суд, и здесь не место делам, которые не имеют определяющего значения для развития права.

Доступ к кассационному обжалованию обеспечен, но введены определенные фильтры (малозначимые дела — 500 размеров прожиточного минимума для трудоспособных лиц на 1 января каждого года; дело должно иметь фундаментальное значение для правоприменительной практики или общественный интерес, а также исключительное значение для стороны и т. д.). Так существует во всем мире, и это не считается нарушением права на справедливую судебную защиту. Все нарушенные права должны быть надлежащим образом защищены, что и должны сделать суды первой и апелляционной инстанций. Общеизвестно, что вмешательство в дело, решение по которому вступило в законную силу, должно быть исключением, а не использованием широко предоставленных завуалированных возможностей.

Безусловно, придется проводить определенную разъяснительную работу, чтобы у людей не складывалось впечатление, что Верховный Суд самоустраняется от рассмотрения дел.

– Некоторые судьи осудили в социальных сетях институт кураторства, назвав его устаревшим понятием…

Институт кураторства — это условное название. Он предусматривает конференции, общие совещания и обсуждение итогов работы, проблемных вопросов в применении законодательства. Фактически это встречи с коллегами для обсуждения тех проблем правоприменения, которые касаются конкретного региона, в частности, когда в определенной области возникает большое количество однотипных дел.

Возможность общения с судьями Верховного Суда, предоставления быстрой методологической помощи, даже выслушать мысли своих коллег и обсудить их — это уже один из факторов стабилизации судебной практики. Если не будет обратной связи с первой и апелляционной инстанциями, нам как кассационному суду будет трудно выполнять одну из главных задач — обеспечение единства судебной практики. Поэтому я не считаю, что это анахронизм. Общение между судьями необходимо. Речь не идет о каких-то указаниях, как принимать решения. Судья в принятии решения независим. Я называю это «вольный». Судья должен быть вольным в принятии судебного решения, вольным от влияния, вольным душой и сердцем.

– В процессуальных кодексах институт типичного и образцового дела предусмотрен для административного судопроизводства. Можно ли остатки гражданских дел поделить по категориям и одно дело рассмотреть как типичное, а другие — по шаблону?

Гражданский процессуальный кодекс такой возможности не предусматривает, в отличие от КАСУ. Мы будем классифицировать дела по категориям. В первую очередь, очевидно, будут рассмотрены социально значимые и неотложные дела: трудовые, семейные споры, связанные с воспитанием и содержанием детей, споры касательно жилищных правоотношений и др., т. е. дела, которые являются болезненными для тех, кто обратился с ними в суд.

Дела будут классифицированы по категориям и, возможно, нам будет легче так работать с точки зрения единства судебной практики. Однако для судей не должно существовать «шаблонных» дел. Все дела важны, ведь за ними — судьбы людей, и формально отнестись к рассмотрению дела не позволит ответственность, в т. ч. моральная, за решения, которые должны быть законными, обоснованными, справедливыми, соответствовать всем постулатам верховенства права.

– Новое процессуальное законодательство вступает в силу уже 15 декабря. Каким образом сейчас происходит изучение новых кодексов?

– Вы знаете, дискуссия о дате начала работы нового ВС и, соответственно, вступления в силу нового процессуального законодательства состоялась даже на Пленуме Верховного Суда. Предлагалось перенести старт работы на январь-февраль 2018 г. Именно мы, судьи Гражданского кассационного суда, были категорически против этого и хотели как можно быстрее начинать работу. Ведь накопление дел приведет к коллапсу, из которого мы длительное время не сможем выйти.

Проект ГПК нарабатывался более года. В каждом судейском коллективе его обсуждали, разработчикам закона мы вносили свои предложения, которые исходили в т. ч. от судей первой и апелляционной инстанций. Фактически уже тогда осуществлялось изучение будущего закона, который вобрал в себя лучшие разработки, предложенные учеными, судьями, международными организациями. Говорить, что он стал неожиданностью, будет неправильно. Более того, с момента принятия кодексов и их подписания Президентом мы фактически начали работу над обсуждением проблемных вопросов, которые могут возникнуть при рассмотрении дел не только кассационным судом, а и первой, и апелляционной инстанциями.

Если говорить об имидже нового Верховного Суда, что необходимо сделать, чтобы его судей не ассоциировали со «старой» судебной системой?

– Впервые Верховный Суд пополнили ученые и адвокаты. Но я бы не делил судей ВС на ученых, судей-практиков и адвокатов. Они все — уже судьи, которые прошли непростой отбор. Я удовлетворен тем, как у нас проходят дискуссии, обсуждения по вопросам деятельности Кассационного гражданского суда. Большое значение, конечно же, будет иметь коммуникационная деятельность Суда. Этому направлению деятельности уделяется особое внимание.

На первом этапе будет достаточно сложно. Не все смогут понять суть кассации, которая выписана в новой редакции Гражданского процессуального кодекса, ведь там присутствуют определенные ограничения, которые будут срабатывать далеко не в пользу позитивного имиджа суда. Как я уже сказал, мы будем вести определенную разъяснительную работу, рассказывать о тех важных решениях, которые принимаются. Это и сотрудничество со СМИ, и, конечно же, само поведение судей, которое должно быть настолько идеальным, как того ожидает общество.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Суды и оптимизация: что будет дальше с судьями и аппаратом
Новости онлайн