САПОЖНИК БЕЗ САПОГ

16:34, 4 июня 2009
Газета: 2
О
САПОЖНИК БЕЗ САПОГ

О «московском златоусте» Федоре Плевако— ...Путник, идущий мимо высоких стен Владычного монастыря, вверенному нравственному руководительству этой женщины, набожно крестится на золотые кресты храмов и думает, что идет мимо дома Божьего, — а в этом доме утренний звон поднимал настоятельницу и ее слуг не на молитву, а на темные дела! Вместо храма — биржа; вместо молящегося люда — аферисты и скупщики поддельных документов; вместо молитвы — упражнение в составлении вексельных текстов; вместо подвигов добра — приготовление к ложным показаниям — вот что скрывалось за стенами... Выше, выше стройте стены вверенных вам общин, чтобы миру не видно было дел, которые вы творите под покровом рясы и обители!Пламенные речи истца, обличающие лицемерие, честолюбие и преступные наклонности под монашеской рясой, эхом отдавались в зале. Присутствующие на заседании суда по делу игуменьи Серпуховского владычного монастыря Митрофании всеми фибрами впитывали каждое слово выступающего. Искренность, эмоциональность, выразительность речи и ораторская изобретательность — вот главное оружие обвинителя. Вот главное оружие Федора Никифоровича Плевако, которым он одинаково искусно владел, защищая невинно осужденных и нападая на коварных преступников. Но только в деле, касающемся своей личной жизни, Плевако почему-то сложил оружие.Рожден во грехеНеправильный, неприличный, не такой как все, ненужный или просто — незаконнорожденный. Надо сказать, в былое время это клеймо в метрике закрывало двери в нормальную полноценную жизнь даже перед людьми знатного происхождения. Что уж говорить о тех, кому и с последним-то не особенно повезло? И если бы в каждом правиле не было исключения, наверное, никто ничего и не ведал бы о рожденном во грехе в глухом, Богом забытом сибирском городе Троицке Федоре Плевако. Но, к счастью, судьбе угодно было распорядиться иначе. «Его отец, польский революционер, был сослан в Сибирь, там он встретил калмычку, которая и родила ему сына», — писал о происхождении адвоката известный популяризатор истории В. Пикуль. Чиновник Василий Иванович Плевако и крепостная «казачка киргизского происхождения» Екатерина Степанова произвели на свет четверых детей, двум из которых повезло прожить более-менее долгую жизнь. Правда, не узаконенные отношения родителей принесли немало хлопот детишкам. Став знаменитым, Плевако с недоумением вспоминал: «Отец душу свою положил за нас, заботясь о нас, но многого я не пойму... Он не женился на моей матери и оставил нас в тяжелом положении «изгоев».В 1851 году, когда Федьке было никак не больше 10 лет, отец выходит в отставку. Выбор нового места обитания во многом основан на необходимости дать детям хорошее образование, да и, по возможности, скрыть подробности их происхождения (иначе ни о какой гимназии и речи не могло быть). Целый месяц семья добиралась до российской столицы. Но и такая отдаленность от родных мест не могла гарантировать полной изоляции от дурной молвы. Что сказать, попытка обеспечить светлое будущее детям стоила Василию Ивановичу баснословных спонсорских вложений. Двенадцать с половиной тысяч рублей — плата за то, чтобы к числу учащихся коммерческого училища отнесли Дормидонта и Федора. Полтора года обучения на «отлично» не спасли сыновей бывшего чиновника от позорного исключения. «Итак, мы были удалены, — вспоминал впоследствии Плевако, — как какая-то нечисть из сонмища чистых сынов благочестивого Замоскворечья. Нас клеймили, нас объявляли недостойными той самой школы, которая хвалила нас за успехи и выставляла напоказ исключительную способность одного из нас в математике... Прости их, Боже. Вот уж и впрямь не ведали, что творили, эти узколобые лбы, совершая человеческое жертвоприношение».На что только не шел отчаявшийся отец, чтобы восстановить детей в учебном заведении: добивался аудиенции у государя, выпрашивая снисхождения к детям, вымаливал разрешения на их усыновление. Все тщетно. После года мытарств Василий Иванович все же добился желаемого: детей зачислили в гимназию, но вот учиться они стали хуже. Вскоре матери Федора довелось оплакивать не только мужа, но и старшего сына Дормидонта. Несмотря на все трудности, с которыми пришлось столкнуться «простой, неграмотной женщине», Катерина смогла дать единственному сыну достойное образование. Весной 1859 г. Федор с отличием закончил Поливановскую гимназию. И, наверное, благодаря всем тяжбам, горестям и унижениям, с которыми пришлось столкнуться родителям, юноша выбирает именно юридический факультет Московского университета. А как иначе объяснить столь странный поступок юноши, который до этого явно преуспевал в математике? Диплом кандидата права стал начальной ступенькой на пути его восхождения к вершинам адвокатской славы.В поисках справедливостиСкоро слово молвится, да не скоро дело делается. Несмотря на все успехи в учебе, молодой адвокат столкнулся с безработицей и безденежьем. Работа стажером на общественных началах в Московском окружном суде не особенно поправила материальное состояние юного Плевако. Однако способствовала тому, что Федор одним из первых в Москве записывается помощником к присяжному поверенному. И спустя несколько лет, 19 сентября 1870 года, незаконнорожденный сын крепостной становится присяжным поверенным. Но ни на должности секретаря суда, ни на должности адвоката Федор Плевако не зарабатывал достаточно, чтобы прокормить мать и сестру. И лишь случаю будущий знаменитый адвокат обязан первым выигранным делом и гонораром в размере 200 рублей. А далее все пошло как по маслу. Вскоре Плевако даже мог позволить себе брать дела от нечего делать, на спор. Одним из таких пари был суд над священником, который пропил нательный крест и даже не отрицал своей вины. Что сказать, после фразы: «Он тридцать лет отпускал вам всем грехи. Теперь он ждет от вас: отпустите ли вы его грехи?» — священника таки оправдали. Проигранное дело личной жизниНаученному горьким опытом родителей, Федору Никифоровичу не удалось избежать их же участи. Его семейная жизнь также стала объектом сплетен. Ходили даже слухи, что жену он выкрал из монастыря, а когда та наскучила — вернул обратно. На самом же деле, Е. А. Филиппова была народной учительницей из Тверской губернии. Правда, их личная жизнь не заладилась после того, как за помощью к успешному адвокату обратилась жена богатого фабриканта Демидова. Ради красивой клиентки Федор Никифорович расстался с женой и маленьким сыном. Да и Демидова не пожелала оставаться с законным мужем. Почти 20 лет Федор Никифорович и Мария Андреевна жили в гражданском браке. За эти годы чета успела обзавестись двумя детьми. Но, как и их отец, сын и дочь оказались незаконнорожденными. Так как же так получилось? Неужели Федор Никифорович позабыл, через что ему самому пришлось пройти, чтобы его приняло тогдашнее общество?Лишь в 1900 г. Мария Андреевна и Федор Никифорович узаконили свои отношения. А все потому, что супруг Демидовой до самой смерти не давал жене согласия на развод. Остается только догадываться, почему красноречивый адвокат, именуемый в народе «московским златоустом» не оспорил желания фабриканта Демидова в суде. Как бы там ни было, но в результате, чтобы дети избежали участи своего отца, ему довелось дочь Варю и сына Сергея оформлять как подкидышей, а затем усыновлять.За 66 лет жизни Федор Никифорович Плевако многим помог, многих защитил, многих спас. Он стольким посодействовал, что само его имя стало символом профессионализма, с ним связывалось мнение о защитнике, на мастерство которого можно положиться. Правда, бывали случаи, когда и ему самому не помешал бы такой же квалифицированный защитник. Да, видать, так уж суждено, чтобы сапожник без сапог оставался.Юлия Шеретько,специально для «Судебно-юридической газеты»Так было«Туфли я сняла!»В дополнение к истории об известном адвокате Плевако. Защищает он мужика, которого проститутка обвинила в изнасиловании и пытается по суду получить с него значительную сумму за нанесенную травму. Обстоятельства дела: истица утверждает, что ответчик завлек ее в гостиничный номер и там изнасиловал. Мужик же заявляет, что все было по доброму согласию. Последнее слово за Плевако. «Господа присяжные, – заявляет он. – Если вы присудите моего подзащитного к штрафу, то прошу из этой суммы вычесть стоимость стирки простынь, которые истица запачкала своими туфлями». Проститутка вскакивает и кричит: «Неправда! Туфли я сняла!!!». В зале хохот. Подзащитный оправдан.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
С какими проблемами столкнется Общественный совет добропорядочности осенью
Фото
Видео
Новости онлайн