Николай Муравьев. От судьбы не уйдешь

10:52, 5 июня 2009
Газета: 3
Николай Муравьев. От судьбы не уйдешь

«Сегодня внезапно скончался от удара русский посол при итальянском дворе Николай Валерьянович Муравьев. В течение ряда лет покойный Муравьев являлся одной из самых крупных и интересных фигур на нашем юридическом горизонте…», — так коротко и по-деловому газета «Русское слово» 1 декабря 1908 года сообщила о кончине видного политического деятеля своего времени, об уходе талантливого, сложного и неоднозначного человека

Министр
На посту министра юстиции Н. Муравьеву, который считал, что «суд… как один из органов правительства должен быть солидарен с другими его органами во всех их законных действиях и начинаниях», удалось закончить судебную реформу 1864 года, под его руководством были созданы судебные палаты Иркутска, Омска и Ташкента и 23 окружных суда, издано уголовное уложение 22 марта 1903 года. К министерству юстиции присоединено главное тюремное управление, увеличено содержание членов окружных судов, возобновлено издание «Журнала Министерства Юстиции».

Начало пути
А началось все с того, что 27 сентября 1850 года в дворянской семье Муравьевых родился мальчик, которого нарекли Николаем. Отец был государственным чиновником высокого ранга, служил губернатором в Костроме, Петрозаводске и Пскове. Все благоприятствовало Николеньке, родители в нем души не чаяли, женщины восхищались благообразными манерами и чистыми глазами. Взрослые умилялись, когда юный Муравьев проявлял требовательность и напористость, стремился всего достичь и быть первым. Ну, просто баловень судьбы…
Наконец, уютные провинциальные городишки в прошлом, наконец-то Москва! Мальчик учится в 3-й Московской гимназии, и, надо сказать, учится блестяще — стремление к первенству, напористость и желание побеждать с годами окрепли. Видно, такова судьба, от которой, как известно, никуда не уйдешь. В 1866 году Николай заканчивает гимназию с золотой медалью и поступает на юридический факультет Московского университета. Но стремление быть лучшим никуда не делось, а лишь укрепилось, да еще и умножилось, потихоньку превращаясь в немалое честолюбие. 
Карьерная лестница
25 августа все того же 1870 года началась служба при прокуроре Московской судебной палаты. Вначале молодой юрист направлен товарищем прокурора Владимирского, а затем Рязанского окружного суда — и опять провинция, старые русские города, но теперь работа, работа, работа. А работу свою молодой юрист не только знает, но и любит, не чурается дел сложных и вроде бы неперспективных. Потому что таких для него не существует — на кону карьера, которая должна быть только блестящей, только безупречной! И в 1873 году Николай Валерианович занимает должность товарища прокурора в Москве, где быстро завоевывает славу лучшего обвинителя. Как он любил судебную трибуну! Он чувствовал ее, она была для него живой. Люди приходили в суд послушать молодого талантливого прокурора, которого тогда назвали «цветом и надеждой прокуратуры». Перед ним открывались блестящие перспективы, великолепные возможности! Как же благоволила к нему судьба!
И именно ему, блестящему тридцатилетнему прокурору, верному слуге закона было доверено выступать в Особом присутствии Правительствующего Сената по делу «О злодеянии 1 марта 1881 года, жертвою коего стал в Бозе почивший император Александр II Николаевич».

Первомартовцы
…Он не спал уже несколько ночей. Глаза ввалились, лицо стало серым. Убийство императора — страшное злодеяние, кара за которое должна быть суровой и неотвратимой. Но почему судьба отвернулась от него? Он же старался, он же ни в чем не грешил против правил, против истин… Почему так?!
… На скамье подсудимых пятеро. Пятеро людей, которые посягнули на монарха, которые не пожалели человеческой жизни, для которых нет ничего святого. Они не заслуживают милости. …но среди них Сонечка, та самая Сонечка, дочь бывшего военного коменданта Санкт-Петербурга, та самая, которая когда-то спасла его от смерти, когда он еще ребенком умудрился чуть не утонуть. Они так замечательно играли все вместе, они так любили друг друга… А потом она стала необыкновенной красавицей, какой в ней появился неповторимый шарм, какое очарование. …и она его спасла… Сонечка, Сонюшка, Соня… И рядом с ней — бесчестный, погубивший не только императора, но и Сонюшку Желябов… Сонечка, Сонечка… Как же ты так?
Но убиенный император… Но мнение света… Но карьера…

Зал судебных заседаний. Все та же трибуна. Все тот же талантливейший прокурор. Только серое от усталости лицо: «Чтобы женщина становилась во главе заговора, чтобы она принимала на себя распоряжение всеми подробностями убийства, чтобы она с циническим хладнокровием расставляла метальщиков, чертила план и показывала, где им становиться? Чтобы женщина, сделавшись душой заговора, бежала смотреть на его последствия, становилась в нескольких шагах от места злодеяния и любовалась делом рук своих? Такую роль женщины нравственное чувство отказывается постигать! …Им не может быть места среди Божьего мира. Отрицатели веры, бойцы всемирного разрушения и всеобщего дикого безначалия, противники нравственности, беспощадные развратители молодости, всюду несут они свою страшную проповедь бунта и крови, отмечая убийствами свой отвратительный след. Дальше им идти некуда: 1 марта они переполнили меру злодейства. Довольно выстрадала из-за них наша родина, которую они запятнали драгоценною царскою кровью, — и в нашем лице Россия совершит над ними свой суд. Да будет же убиение величайшего из монархов последним деянием их земного преступного поприща».

…Софья Перовская вместе с другими первомартовцами была повешена 15 апреля 1881 года на плацу Семеновского полка.
… Вскоре после этого процесса Николай Валерьянович Муравьев возглавил столичную прокуратуру. А 1 января 1894 года Н. В. Муравьев вступил в управление Министерством юстиции, 17 апреля того же года утвержден в должности Министра юстиции и Генерал-прокурора. Была ли благосклонна к нему судьба?…

О правосудии
Еще в молодые годы Николай Муравьев считался лучшим обвинителем Московского окружного суда. После его речей выступления защитников выглядели бледно. Даже адвокаты вынуждены были признать, что речи обвинителя производят сильнейшее впечатление. Блистательный А.Ф. Кони, обладавший незаурядным даром слова, высоко ценил ораторский талант Н. В. Муравьева. Но Николай Муравьев остался в истории и как реформатор судов, человек, видевший в суде орган не столько карательный, сколько охраняющий права человека. И в бытность свою министром Н. Муравьев не просто наставляет российских судей, а преподает уроки жизненной правды и мудрости. Он говорит просто и ясно, что свидетельствует об огромном опыте: «Суд ведает по делам, не по лицам; перед ним равны сильный и слабый, богатый и бедный; суд воздает каждому должное, но помнить, что кому много дано, с того много и взыщется. Суд признает в каждом, перед ним предстоящим, его человеческую и гражданскую личность, его неотъемлемые права. Даже карая и взыскивая, суд бережет человека, а не угнетает и не унижает его». 
Суд был его жизнью, здесь он построил карьеру, добился успеха и славы. Именно здесь его неизменно хранила судьба. Кроме того давнего случая. Но ведь обмануть судьбу невозможно.
Наталия Коваль
Специально для «Судебно-юридической газеты»


Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Откуда люди берут информацию о судьях
Новости онлайн