НЕИЗВЕСТНЫЙ ОТЕЦ СУДЕБНЫХ УСТАВОВ

12:30, 22 июня 2009
Газета: 5
Дмитрий Васильевич Стасов(20.01.1828–11.05.1918) — обер-секретарь Сената, первый секретарь...
НЕИЗВЕСТНЫЙ ОТЕЦ СУДЕБНЫХ УСТАВОВ

Дмитрий Васильевич Стасов
(20.01.1828–11.05.1918) — обер-секретарь Сената, первый секретарь Петербургского Совета присяжных поверенных, один из авторов Судебного устава 1864 г., адвокат, общественный деятель.

Не иначе как «совестью нации» называли адвокаты-современники Дмитрия Васильевича Стасова. И с этим сегодня трудно не согласиться. Но, к сожалению, этот чрезвычайно эрудированный человек демократических, прогрессивных взглядов долгое время был известен историкам лишь в связи с деятельностью дочери Е.Д. Стасовой — близкой соратницы Ленина. Такое невнимание к персоне Стасова — человека, который был не только одним из авторов судебных уставов, но и ярым поборником судебной реформы 1864 года, — по меньшей мере, заслуживает возмущения.
Интеллигент до мозга костей
Скорее всего, Дмитрию Васильевичу Стасову было на роду написано иметь успех во всем, за что бы он ни брался. Ведь такими же успешными были его отец — знаменитый архитектор Василий Петрович Стасов, брат — известный художественный и музыкальный критик — Владимир Васильевич Стасов. Да и сестры будущего адвоката — а их в семье В.П. Стасова было три! — могли похвастать недюжинным художественным талантом и жаждою к общественной деятельности. Одна из них — Надежда Васильевна — всю жизнь беззаветно боролась за права женщин (довольно-таки смело для тех времен). Правда, похвастать-то всему роду Стасовых было чем. По преданию семьи, их предок в день Куликовской битвы день и ночь оберегал Дмитрия Донского, который после изнурительной битвы уснул под деревом. Да вот только, видать, скромность и склонность преуменьшать собственное значение было такой же неотъемлемой чертой Стасовых, как и одаренность.
Дмитрий Васильевич вырос в непосредственной близости к искусству. В дом Стасовых были вхожи знаменитые художники, музыканты и писатели. А потому с юных лет будущий адвокат был в дружеских отношениях с Глинкой, Мусоргским, Репиным, Верещагиным, Драгомыжским, Балакиревым, Кюи, Берлиозом. Да к тому же Дмитрий Васильевич недурно музицировал. «Очень образованным молодым человеком и хорошим музыкантом» считал его М.И. Глинка. И хотя Дмитрий Васильевич не был столь гениальным музыкантом и талантливым критиком, как его брат Владимир, за вклад в историю музыкальной культуры России его имя не должно кануть в Лету.

Автор право имеет
Деятельность Стасова на музыкальном поприще проходила под девизом: «Сделать хорошую музыку доступной большим массам публики». Наверное, потому он по-дружески советовал Глинке собирать и приводить в порядок разбросанные по разным изданиям произведения. И потому так проникся идеей создания Концертного общества, одним из руководителей которого в последствии стал. И если Дмитрий Васильевич мог мнить себя всего лишь музыкантом-любителем, то правоведом он был уж точно профессиональным, а потому всегда с особым энтузиазмом брался за дела юридические. Его перу принадлежали уставы Русского музыкального общества (1859 г.) и первой в России Петербургской консерватории (1962 г.).
Дмитрий Васильевич был интеллигентным человеком демократических взглядов, а потому высоко ценил и глубоко уважал права личности. Не гнушался тех дел, на которые другие адвокаты даже не обратили бы внимания, брался защищать клиента независимо от сословия и материальных благ. И, возможно, потому особенно остро воспринял судебные процессы по делам композиторов. Таких дел Стасов за всю жизнь провел только четыре, но все они послужили причиной для пересмотра Закона об авторском праве музыкантов и композиторов. В результате в 1882 году юристы начали руководствоваться новыми нормами авторского права.
Удача не отказала Стасову в деле о наследственных правах на произведения М.И. Глинки. Спустя несколько лет также пришлось отстаивать права Драгомыжского на оперу «Русалка». Надо сказать, судьи в течение восьми лет решали, на чьей стороне — Стелловского или Драгомыжского — находится правда, прежде чем признать правоту последнего. А все оттого, что композитор по доброте душевной вскоре после премьеры «Русалки» имел неосторожность безвозмездно уступить право печати оперы. Стелловский решил на этом не останавливаться и потребовал, чтобы дирекция императорских театров отдавала ему и «поспектакльную» плату. А на то время это была довольно немалая сумма.

В кружке единомышленников
Неугомонная натура Дмитрия Васильевича не позволяла ему сидеть на месте. А потому после окончания Училища правоведения в 1847 и до 1861 года Стасов успел побывать на должности секретаря департамента герольдии, департамента Министерства юстиции, обер-секретаря Сената. И лишь «ввиду сведений о политической его неблагонадежности» был лишен возможности занимать государственные должности. Но, как настоящий фанат своего дела, Дмитрий Васильевич не мог ограничиваться служебными задачами. А потому в 50-х годах ХІХ века с его легкой руки был организован кружок, цель которого состояла в теоретическом и практическом изучении правовых вопросов. Поначалу в стасовский кружок входили приятели-юристы, но за все время деятельности в нем «пребывало не менее 45 человек». Иные известные юристы, как вот В.Д. Спасович, Б.И. Утин, С.И. Зарудный, хоть формально и не считались членами кружка, но на деле частенько его посещали. На заседаниях участники сначала разбирали какие-нибудь законопроекты, а уж после переходили к обсуждению практического применения той или иной части гражданских или уголовных законов. Значительное место отводилось обсуждению дел, извлеченных из судебной практики зарубежных стран. Возможно, именно благодаря находчивости, умению отделять зерна истины от плевел и всесторонне обосновывать свое мнение Стасов содействовал столь продуктивной работе кружка.
Не стоит преуменьшать значение созданного Дмитрием Васильевичем общества. Ведь «в этом кружке при его деятельном руководстве еще за несколько лет до введения судебных уставов разрабатывались вопросы об условиях, задачах и приемах отправления правосудия в будущем», — утверждал А.Ф. Кони. Да и сам Дмитрий Васильевич Стасов не иначе характеризировал деятельность общества: «…стоя в близких сношениях с людьми, заправлявшими и направлявшими судебную реформу, в своем кружке по мере сил разрабатывали разные вопросы и передавали и сообщали частным образом тем, которые вели дело в официальных сферах». Более того, не только через обсуждения юридического кружка, но и непосредственно Дмитрий Васильевич принял участие в создании первоначального проекта уставов. Он собственноручно редактировал присланные Зарудным черновые материалы. Вот только даже после успешно внедренной в действие судебной реформы в 1864 года никому и в голову не приходило, сколь велик вклад Дмитрия Васильевича Стасова в это дело.

Посмертное признание
Нынче сложно объяснить, какими соображениями руководствовался Стасов, не упоминая о своей работе над судебными уставами. Возможно, дала о себе знать его природная скромность. Или же ввиду своей «неблагонадежности» Дмитрий Васильевич не считал нужным в открытую заявлять свою позицию. Ведь такой шаг, учитывая сложность и длительность проведения реформы, мог сыграть не на руку ее глашатаям. А возможно, Стасов совершенно не стремился к общественному признанию, и ему вполне хватало авторитета, которым он пользовался у коллег. Не зря же Дмитрия Васильевича неоднократно избирали в состав Совета Петербургских присяжных поверенных. Или одно то, что он мог спокойно заниматься любимым делом — вести дела в качестве адвоката — было ему самой лучшей наградой. Стоит ли гадать?
Лишь после смерти Дмитрия Васильевича общественности стало известно о существенном вкладе этого человека в судебные преобразования. «Будучи создателем нового суда, будучи одним из отцов его, Дмитрий Васильевич Стасов… был одним из главных авторов судебных уставов, он был одним из создателей этой реформы», — резюмировал А.С. Зарудный на собрании 1918 года, посвященном памяти Д.В. Стасова. Авторство Дмитрия Васильевича и поныне признают не все историки, ведь практически не сбереглось черновых вариантов многотомных уставов. И, наверное, неразгаданной останется тайна: почему человек, который всю жизнь отстаивал авторские права, не счел необходимым предъявить свои.

Александра Гутник
специально для «Судебно-юридической газеты»

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как выбирали руководство нового Верховного Суда
Новости онлайн