Контракт браку не помеха

12:59, 22 июня 2009
Газета: 5
Влада Литовченко:
Контракт браку не помеха

Влада Литовченко: «С точки зрения уверенности женщины в своей защищенности, как мать и жена, считаю подписание брачного контракта очень позитивной практикой»

В отличие от рационального Запада, где брачный контракт – повседневная норма, романтичные украинцы считают его чуть ли не святотатством. Наши соотечественники часто в этом смысле ведут себя подобно героине известного американского сериала «Секс и город» Шарлоте: «Мы только к свадьбе готовимся, а уже нужно думать о разводе?!» Однако многие забывают, что подписание брачного контракта могло бы предупредить разрушение семьи, во всяком случае – удержать некоторых супругов от слишком поспешных действий. В Украине брачные соглашения непопулярны даже среди зажиточного бомонда. Светская львица, президент модельного агентства «Карин» Влада Литовченко в прошлом году вышла замуж в третий раз – за бизнесмена Сергея Прокаева. И, как обычно, скрепила этот союз только печатью в паспорте.

– Влада, ты считаешь, что семья скрепляется только любовью и брачный контракт не нужен?
– Ну, почему же? Я бы, например, не отказалась подписать брачный контракт.

– Видимо, пока со своим новым мужем вы эту тему не затрагивали?
– Я считаю, что это должно быть обоюдное решение. К тому же брачный контракт не обязательно подписывать только перед свадьбой, можно и потом. А вообще, мне кажется, к этой теме чаще обращаются люди, которые уже пережили развод и пострадали. Как женщина, у которой за спиной два развода, могу сказать, что одни лишь скрепленные юридически узы брака не дают правовых гарантий. Дамы, заполучив штамп в паспорте, наивно полагают, что отныне их супругу не так просто уйти из семьи, и при расставании жена будет иметь право на 50 процентов имущества и алименты. Увы! Очень разочаровывает, когда у мужчины есть и финансовые возможности, и положение, и перспективы бизнеса, а он вычеркивает из жизни бывшую жену и детей. В советское время за развод хотя бы стыдили и обязывали отчитываться. Кстати, в те времена и уйти от раздела имущества было сложно. Поэтому с точки зрения уверенности женщины в своей защищенности, как мать и жена, считаю подписание брачного контракта очень позитивной практикой.

– Мы говорим о ситуации, когда пострадавшая сторона – женщина. Но ведь на самом деле в жизни всякое бывает, и бывшие жены оставляют своих мужей в одних носках.
– А брачный контракт защищает обе стороны! Я считаю, что это одно из самых положительных новшеств, которые пришли к нам с Запада. Деньги разбивают браки чаще, чем любовники или несовместимость характеров. Но юридические договоренности могут некоторых супругов остановить от развода. Да, представьте себе! Если вдруг окажется, что расстаться очень невыгодно с финансовой точки зрения. Иногда людям бывает этого достаточно, чтобы остановиться, возобновить с супругом диалог, понять, простить…

– Если только один из супругов понимает, что нужно заключить брачный контракт, как начать об этом говорить?
– Это действительно очень сложно. Не знаю. Давить, прессинговать – точно нельзя. Потому, что это может вызвать конфликт, подозрения: как ты вышла замуж за мои деньги? Нужно искать консенсус. Кстати, в нашей стране брачные соглашения определяют только имущественные вопросы, а за рубежом – такой простор для фантазий. Например, Гай Ричи пообещал Мадонне работать над обогащением духовной и эмоциональной жизни жены и даже читать с ней каббалистические тексты!

– О твоем разводе с Игорем Литовченко ходило много сплетен.
– Внесу только одно уточнение: его бизнес запустился через два года после нашей свадьбы. Потому, что многие почему-то думают обо мне как о стерве, которая отхватила себе выгодную партию. Но я выходила замуж за обычного парня. Когда мы решили вместе жить, Игорь привел меня в наше первое жилище — съемную квартиру на Троещине, где было по колено грязи, а его костюмы висели на вбитых в стену гвоздях. Постепенно, шаг за шагом мы сумели создать семью, наладить быт. Вместе прожили девять лет.

– А как разводились?
– Более-менее цивилизованно: Игорь мне предоставил квартиру площадью 117 метров, а сам остался жить в нашей бывшей квартире площадью 450 метров. Участок земли под строительство жилого дома, который был оформлен на меня, я по просьбе Игоря переписала на него. Он, конечно, дает деньги на воспитание дочери.

Людмила Троицкая,
специально для «Судебно-юридической газеты»

 

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Юрист – больше не профессия: что предлагают реформаторы (видео)
Новости онлайн