Тайная жизнь юриста Арсеньева

17:27, 9 июля 2009
Газета: 7
Арсеньев Константин Константинович (24.01.1837–22.03.1919) — юрист, русский либеральный...
Тайная жизнь юриста Арсеньева

Арсеньев Константин Константинович (24.01.1837–22.03.1919) — юрист, русский либеральный публицист, критик, писатель, литературовед, общественный и земский деятель, почетный академик Петербургской академии (1900), один из главных редакторов Энциклопедического словаря Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона.

Когда-то давным-давно А.Ф. Кони справедливо заметил: «В первые годы по введении судебной реформы в петербургском и московском судебных округах… выдвинулись на первый план четыре выдающихся судебных оратора. Это были Спасович и Арсеньев в Петербурге, Плевако и Урусов в Москве». Надо сказать, чтобы заслужить столь лестный отзыв, нужно было немало постараться. Кроме того, еще больше усилий надо было приложить, чтобы подтвердить оказанное доверие. Константин Арсеньев показал, что в ораторском мастерстве ему практически не было равных. Более того, жизненный путь Арсеньева стал непосредственным доказательством, что равных ему не было и во многом другом.

«Чистый лист бумаги»
Именно благодаря батюшке — известному историку, статистику, географу, академику — Константин Арсеньев получил довольно сносное образование. И хотя связи отца не были столь необходимы, дабы освоить начальную базу (мальчик учился дома, а потом грыз гранит науки в частном пансионате), они ох как пригодились впоследствии. Ведь в 1849 году юный Арсеньев поступает в Императорское училище — заведение действительно привилегированное, двери которого были открыты только для детей крупных сановников и ученых. Назначение училища, впрочем, как и методы обучения в нем, банально предсказуемы. Заведение готовило юристов для государственных учреждений. Видимо, именно потому Константин Константинович негативно отзывался о годах своей учебы. «Душевное состояние в момент выпуска походило больше на чистый лист бумаги», — сетовал он. Рутина, солдатская муштра, бездарное преподавание многих наук — все это тем или иным образом повлияло на его личную оценку и, по правде говоря, дальнейшую жизнь. Справедливости ради стоит заметить, что из стен Императорского училища вышли многие юристы, которым впоследствии суждено было стать украшением российского суда, прокуратуры и адвокатуры. И Константин Константинович, к счастью, не был исключением.

Шесть лет в училище пролетели, как один год. Пора было определяться с местом работы. Проходить «школу молодого бойца» Арсеньеву предстояло в Министерстве юстиции, а затем в аппарате обер-прокурора первого департамента правительствующего Сената. Именно работа по гражданскому законодательству сделала то, что не смогли сделать преподаватели хваленого училища, — пробудила у Константина Константиновича интерес к праву. Именно тогда, по всей видимости, осознав объемы бреши в отечественном образовании, Арсеньев параллельно начал интересоваться просветительской деятельностью. Наверное, в этот момент он понял, что готов взвалить на себя тяжелую ношу образовывать массы. И, как результат, вскоре в «Экономическом указателе», а потом и в «Русском вестнике» одна за другой появились его статьи и рецензии на исторические темы. В 1859–1860 годах  свой «чистый лист бумаги» Константин Константинович заполнял в качестве помощника редактора «Журнала Министерства юстиции». Какое-то время Арсеньев заведовал иностранным обозрением в «Отечественных записках», где также увидела свет серия его материалов об английской конституции. К концу 1862 года Константин Константинович становится заведующим отделом иностранной политики «Санкт-Петербургских ведомостей» В.Ф. Корша.

Просвещение масс посредством журналистского пера показалось для Арсеньева малодейственным. Конечно, хоть и интересно писать этюды по политэкономии и государственному праву, да уж больно много времени на это необходимо. Где же его наберешься-то, того драгоценного времени? А тут еще и государственная служба требует постоянного присутствия. Делать нечего, нужно выбирать. Арсеньев решает пойти на поводу своих просветительских идей. Тем более что к тому времени Константин Константинович осознал, что лучше обучать в открытую, например, заведуя кафедрой всеобщей истории в Санкт-Петербургском университете. Но судьбе было угодно распорядится иначе: мечтам Арсеньева не помогло сбыться даже посещение лекций по истории, философии и политэкономии в Боннском университете.

Явная жизнь адвоката
Судебную реформу Арсеньев встретил с большим энтузиазмом, а потому в 1866 году вступил в сословие присяжных поверенных. Достаточно было одного года, чтобы коллеги разглядели в Константине Константиновиче недюжинный ораторский и организаторский талант. На шесть лет с 1867 года Арсеньев становится председателем Совета присяжных поверенных округа Петербургской судебной палаты. За эти годы он внес немалую лепту в организацию его работы. И здесь Константин Константинович решил проявить свои просветительские способности, чтобы обучить и организовать сословие присяжных поверенных. Он четко определил судебные и административные функции Совета. Под чутким руководством Арсеньева был выработан ряд постановлений, которые определяли этические требования к деятельности адвокатов. С легкой руки таких юристов, как Константин Константинович, гласный суд России стал истинно устным: произошел отказ от утомительных, устаревших приемов зачитывания протоколов, различных писем, множественных документов.
Адвокатская карьера Арсеньева была молниеносной и яркой. Он выступал на самых громких и крупных процессах, в том числе и политических (защищал И.Г. Прыжова на Нечаевском процессе). Правда, и на судах Константин Константинович не упускал возможности блеснуть даром обучения. По словам все того же А.Ф. Кони, «глубокие юридические познания его, изящная простота его приемов и поучительная чистота в исполнении им своих адвокатских обязанностей обращали судебные заседания с его участием в своего рода нравственное и вместе с тем часто богатое по научной разработке юридическое поучение».

Тайная жизнь учителя
Отсутствие возможности работать преподавателем подвигло Арсеньева сотрудничать все с новыми и новыми изданиями. В 1866 году пришел черед журнала «Вестник Европы». А вскоре после этого Константин Константинович поделился своими знаниями на страницах Энциклопедического словаря под редакцией Лаврова. Взгляды Арсеньева на адвокатскую деятельность, судебный процесс, систему, следствие четко прорисованы в опубликованных им в 70-х годах XІX века книгах («Судебное следствие», «Заметки о русской адвокатуре», «Предание суду и дальнейший ход уголовного дела до начала судебного следствия»). Его работа была бы неполной без подробнейшего анализа современной зарубежной адвокатуры. А потому вполне закономерным стало появление работ под названием «Французская адвокатура, ее сильные и слабые стороны» и «Преобразование германской адвокатуры».

На распутье
Вскоре и явная, и тайная жизнь стали отнимать у Арсеньева чересчур много времени. Адвокат знал толк в устном народном творчестве, и пословица «за двумя зайцами погонишься — ни одного не поймаешь» была ему знакома уже не понаслышке. Константин Константинович подумывал заняться тем, что ему было ближе и интереснее. Он решился оставить адвокатуру, чтобы в течение еще практически десятка лет служить товарищем обер-прокурора гражданского кассационного департамента Правительствующего сената. Параллельно Арсеньев успевал организовывать просветительские беседы среди коллег, чтобы в кругу знающих людей отделять зерна истины от плевел в вопросах политэкономии, литературы, философии. В 1880 году Константина Константиновича включают в состав сенаторской комиссии И.И. Шамшина. На плечи Арсеньева легла обязанность проверять состояние начальных школ и земских учреждений. Наверное, об этом он мог только мечтать.
Всецело отдаться литературной деятельности Арсеньев смог только с уходом в отставку. С 1882г. и аж до 1905г. Константин Константинович руководил «Общественной хроникой». «Не было общественного явления или нового закона, не было проекта или статьи, отражавшей на себе веяние времени, которые не встретили бы спокойный по тону и глубоко содержательной по смыслу критики и отповеди с его стороны. Сознавая, что одно утверждение, хотя бы и весьма красноречивое, но есть еще доказательство, он все, что утверждал, всегда подкреплял рядом доказательств, в которых история, статистика и политические науки подают друг другу руку на защиту лучших помыслов и приобретений человечества в практическом их применении в России. Некоторые статьи Арсеньева представляют, помимо жизненного содержания, своего рода исторические исследования, из которых слышится не только справедливый голос судьи, но и вещий голос вдумывающегося в будущее своей родины гражданина», — так емко и не менее лестно, чем отзыв об ораторском мастерстве, оценил литературный труд Константина Арсеньева А.Ф. Кони.
Одни считают его выдающимся юристом, другие — непревзойденным публицистом, третьи — талантливым писателем и критиком. Но мало кому известно, что вся жизнь Арсеньева подвержена желанию нести свет в массы, образовывать и обучать.
Александра Гутник,
специально для «Судебно-юридической газеты»

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как собеседуют кандидатов в Верховный Суд
Фото
Видео
Новости онлайн