Суповый набор украинского судопроизводства

16:19, 9 июля 2009
Газета: 7
Как и любой суповой набор, юридический, а точнее
Суповый набор украинского судопроизводства

Как и любой суповой набор, юридический, а точнее  судейский, отмечается совокупностью определенных элементов, присущих родственным наборам, цель которых состоит в упрощенном, почти механическом, даже автоматическом решении проблем. Приобретая, скажем, суповой набор, вы избегаете рутинной операции по обезглавливанию курицы или петуха, обдирания пера, расчленения — ой, сколько еще там мероприятий приходится осуществить, пока на столе не исходит паром вкусный суп с лапшой, заправленный майонезом и луком с укропом. Что это за мудрые люди расфасовали в полиэтиленовом пакете все куриные детали! Это лишь на первый взгляд кажется, что трафаретный набор является врагом творчества — в юридической практике подобный набор призван отпугивать истца, точь-в-точь как на огороде отпугивает воробьев чучело. В суде эта операция выполняется корректно с джентльменской, почти каллиграфической точностью.

Отворяет судья дверь в собственный кабинет, а на столе уже ждет кипа исков и жалоб. Судья тоже человек, и у него так же болит голова, как и у всех смертных. Здесь без выдумки славы не найдешь, а болезни приобретешь — дела против властных чиновников, сиречь  против государства, так как государство — это, можно сказать, определенная абстракция, а обжалованный чиновник — конкретизация философской категории « власти», которая назначает на должности судей, устанавливает зарплаты, предоставляет квартиры, продвигает или тормозит движение по служебной лестнице. Здесь думать незачем, здесь для судьи все понятно. Поэтому первое правило судьи — расфасовать дела по правилам супового набора: 1 — безопасные, 2 — сомнительные, 3 — опасные, и в отдельный далекий ящик письменного стола следует засунуть иски против государственного служащего как очень опасные. 95 процентов таких исков суды во всех странах СНГ, как утверждают западные СМИ, решают в пользу государственного аппарата. Почти автоматически, с экономией работы нейронов мозга.

Вот «суповой» набор судьи для «отметания» с порога нежелательного иска.
1. «Неконкретно изложены требования». Например, судья Ш. посчитал, что в иске ветеранской организации против клеветы и поношения чести и достоинства общественной организации со стороны прокоммунистического «Киевского вестника» неконкретно изложены требования. А требования элементарные — признать клеветой статью, где четверо бывших военных уже несуществующей армии несуществующего Союза предъявляют обвинение членам некоммунистической ветеранской организации в убийствах вместе с ГЕСТАПО советского мирного населения. Вот только в начале войны этим ветеранам не исполнилось и 8–10 лет, а иные еще были в пеленках. В иске четко сказано, что среди членов Всеукраинской ветеранской организации нет ни одного, кто бы осуществлял расстрелы невиновных людей в частях НКВД или ГЕСТАПО. Куда уж конкретнее? Но судье нужна зацепка, чтобы вернуть иск, поэтому он упрямо требует мифической «конкретизации». Ну-ка, попробуйте назвать судью мошенником и болваном, можете быть уверены : «конкретизация» ему не понадобится для начала дела за оскорбление суда.

2. В «суповом наборе» также заготовлены стереотипы, имя которым «недоказанность». Если вы, защищая перед своеволием чиновничества собственное авторское право, скажем, на осуществленные сценические постановки, просите судью М. вызвать свидетелей и участников драматических сцен, а также с целью доказательства вытребовать протоколы жюри просмотра сценических произведений, где указана ваша фамилия постановщика, то не сомневайтесь, суповой, то бишь «юридический набор» и здесь не подведет: судья просто объявит, что и свидетели, и документы «никакого отношения к делу не имеют», а ведь вслед за «конкретизацией» торжествует «недоказанность» — и независимый суд Украины логично придет к понятному выводу...

3. Есть среди заготовок «юридического набора» один чрезвычайной силы — «печеная тыква». Ее принцип настолько же прост, как и бесстыден: рассматривать дело на протяжении почти года по одним фактам, а принимать решение по другим, которые в слушании не рассматривались. Дело на протяжении девяти месяцев в суде рассматривалось о незаконных действиях администрации, а постановление об отказе в иске основывается на «пропуске срока давности подачи заявления». Только открыл рот истец, чтобы показать копию первого обращения в суд, как ему уже преподносят «печеную тыкву»: решение принято. Так и остается стоять онемевший истец с открытым ртом, пока судья проходит мимо в сопровождении секретаря с выражением честно выполненного общественного долга.

4. И уже где-то там, внизу юридической котомки, с «набором» достается судьям непревзойденная заготовка по затягиванию дела. Название ей – «сам дурак». Употребляется исключительно к надоедливым и нетерпеливым истцам. Начинает такой себе неугомонный «борец за правду» орать о злонамеренном затягивании дела, как здесь же ему из куриного набора и бросают на горячую сковородку постановление, согласно которому тот самый «борец» и является злоумышленником, т.е. сам же затягивает начало рассмотрения дела, так как не появляется на вызовы в суд. Нетерпеливый истец против такого наглого вранья закипает гневом, будто самовар на морозе, а ему председатель суда в ответ на жалобу и сообщает: такого и такого вот числа вы были вызваны повесткой в суд, а вы почему-то не пришли... И бежит, задыхаясь, неугомонный искатель правды в канцелярию суда с требованием показать журнал регистрации отправленной почты, а ему, понятно, «не положено».

Олесь Гриб,
председатель Печерского отделения ветеранов г. Киева

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как выбирали руководство нового Верховного Суда
Новости онлайн