Медиатор vs. адвокат

11:10, 24 сентября 2009
Газета: 12
Еще в 60-х годах прошлого века в США при возникновении семейных конфликтов впервые начали применять такой...
Медиатор vs. адвокат

Еще в 60-х годах прошлого века в США при возникновении семейных конфликтов впервые начали применять такой метод урегулирования споров, как медиация. Несколько позже медиаторов стали приглашать крупные американские корпорации в тех случаях, когда возникали внутренние разногласия между собственниками бизнеса либо между конкурирующими фирмами. Сегодня медиация применяется в Австрии, Франции, Испании, Великобритании, Италии, Бельгии, Канаде, Австралии, Сербии, Болгарии и даже в Беларуси.

К примеру, в 1985 году в Австрии была разработана модель медиации для внесудебного разбирательства дел несовершеннолетних нарушителей, а в июне 2003 года был принят Федеральный закон о медиации. В Беларуси к теме медиации обратились хозяйственные суды со вступлением в силу новой редакции Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь 2004 года, в котором глава 17 установила возможность урегулирования спора в хозяйственном суде вне судебного заседания при содействии нейтрального посредника хозяйственного суда. В Российской Федерации еще в 2006 году Правительством было принято постановление ¹ 583 от 21 сентября 2006 г., которым утверждалась Федеральная целевая программа "Развитие судебной системы России" на 2007–2011 годы". В этой программе одним из приоритетных направлений, необходимым для снижения нагрузки на судей, экономии бюджетных ресурсов и повышения качества осуществления правосудия, было названо внедрение примирительных процедур (восстановительной юстиции), внесудебных и досудебных способов урегулирования споров. А президент РФ Дмитрий Медведев на последнем   Всероссийском съезде судей поручил разработать и внедрить досудебные процедуры рассмотрения споров, в частности, медиацию.

Более того, медиация как средство улаживания споров признана в статье 33 Устава ООН, принят Кодекс поведения медиатора и Правила медиации, разработанные Центром арбитража и медиации Всемирной организации интеллектуальной собственности. Кроме того, принят ряд директив ЕС, посвященных этому вопросу. В одной из таких директив (в Директиве 2008 (52) ЕС Европейского Парламента и Совета от 21 мая 2008 года относительно некоторых аспектов медиации в гражданских и коммерческих делах) дается следующее определение понятия медиации: "Медиация – это процесс, в котором две или более сторон спора прибегают к помощи третьей стороны с целью достижения соглашения о разрешении их спора вне зависимости от того, был ли этот процесс инициирован сторонами, предложен или назначен судом или предписывается национальным законодательством".

Итак, медиация – это одна из форм альтернативного разрешения конфликтов (АРК), при которой нейтральная третья сторона (медиатор) способствует и обеспечивает переговоры между сторонами, подводя их к нахождению своих собственных взаимоудовлетворяющих решений. Однако этот способ АРК возможно применять не ко всем спорам. В частности, медиация не применяется в спорах, по которым сторонам нужно получить предварительный судебный запрет на совершение другой стороной определенных действий (обеспечение исполнения обязательств); в делах с большим количеством участников; в спорах, где требуется однозначное решение суда "да" или "нет"; в делах, которые могут быть разрешены в рамках приказного производства; в спорах, где стороной является государство; в делах, по которым важным является публичное освещение; а также в длительных конфликтах с высокой степенью напряженности.

Если судебный процесс направлен на выяснение вины, подразумевает внешний контроль, и конфликт решается путем вынесения судебного решения, то медиация подразумевает абсолютно другое. Это поиск решения вместо поиска виноватых, саморегуляция вместо внешнего контроля – конфликт решается посредством достижения консенсуса. Кроме того, процедура медиации совершенно конфиденциальна.

Что касается Украины, то в проекте Кодекса хозяйственного судопроизводства ¹ 2777 от 16 июля 2008 года были попытки внедрить систему медиации через хозяйственные суды, но, увы, эти попытки оказались тщетны. И в то время, как в России полным ходом проходят всевозможные конференции, посвященные теме медиации, а Государственная Дума готовится принять закон о медиации, в Украине это вопрос все еще находится в каком-то "подвисшем" состоянии. Многие юристы и адвокаты все еще видят в медиаторах потенциальных конкурентов, готовых "вырвать изо рта добычу", но… Давайте прочитаем мнения экспертов, и, возможно, это заставит задуматься о необходимости нормативного урегулирования вопроса без необоснованной боязни!

Галина Палийчук, "Судебно-юридическая газета"

КОММЕНТАРИИ СПЕЦИАЛИСТОВ
Руководитель Украинского центра медиации, к.ю.н.
Галина Еременко:
– Как ни странно будет звучать, но медиации в Украине уже около 14 лет. Говорят, что за эти годы натренировано порядка 2000 медиаторов в рамках различных международных проектов. Наше появление "аксакалы медиации" связывают со второй волной медиации и говорят, что появились в нужное время в нужном месте. Есть объективные признаки, подтверждающие эту точку зрения. Репутация становится дороже и дороже; участники споров устали от заангажированности тех, кто их разрешает; ресурсы, которые выделяются для разрешения спора в официальных органах, все более ограниченны. Все эти факторы стимулируют рынок все больше разворачиваться лицом к альтернативным способам разрешения конфликтов. Вот и сегодня в прессе появилась информация о создании в одной из юридических фирм нового подразделения, занимающегося вопросами "медиации и реструктуризации".

Насколько часто обращаются к медиаторам, точно сказать сложно – в силу сохранения конфиденциальности процедуры, полную картину установить проблематично. Кроме того, интересен вопрос, а является ли конкретный случай разрешения конфликта медиацией? Ведь медиация – неформальная процедура, в которой нужно действовать, соблюдая определенные правила и принципы, но таким образом, чтобы это было эффективно для разрешения спора. Для себя мы определили, что, если стороны были в конфликте, который разрешен третьей стороной и сторона при этом применяла техники и навыки медиатора, такие случаи являются медиацией. В этом смысле наиболее частыми являются случаи внутриорганизационной медиации (споры между сотрудниками, управляющими партнерами, трудовые споры), семейной медиации, были также единичные случаи запросов по медиации по корпоративным спорам, а также по семейному бизнесу.

Медиатором, в принципе, может стать любой человек, который тяготеет к неправовым (альтернативным) способам разрешения конфликтов. Принадлежность к профессии юриста, психолога, экспертные знания в определенной области (например, интеллектуальная собственность) иногда больше мешают, чем помогают, ведь сложно перестроиться и вместо того, чтобы давать советы и заключения по поводу возможности разрешения спора, переключиться на работу с интересами сторон. Людей, которые занимаются исключительно медиацией, пока нет. Поэтому говорить о существовании профессии рано. Но в смысле повышения специалистами различных профессий своей рыночной стоимости (наличие дополнительных компетенций медиатора), говорить в самый раз – конкуренция на рынке труда очень значительна. Например, юристов много, а юристов, которые умеют осуществлять медиации, – мало.

То же касается портфеля услуг юридических и консалтинговых фирм: дополнительная "ресурсосберегающая" для клиента услуга – возможность удержать старых клиентов и привлечь новых. Но встает вопрос качества и репутации этой услуги, ведь специалистов, которые знают, что это такое и умеют этим пользоваться, пока еще не очень много. Поэтому мы рекомендуем и призываем стремиться быть профессионалами, беречь свою репутацию и репутацию медиации, которая, я уверена, еще только в начале своего большого пути.

Адвокат, партнер ПГ
"Павленко и Побережнюк"
Александра Павленко:
– Юристы, а особенно адвокаты, априори обладают навыками медиатора и в первую очередь стремятся разрешить конфликты медиативными способами. Наша фирма предлагает своим клиентам разрешать конфликты мирным путем, путем переговоров, и лишь во вторую очередь предлагает судебное разрешение спора. Высшим пилотажем в адвокатской практике всегда было и остается завершение конфликта с помощью мирового соглашения. Поэтому после каждой судебной инстанции мы предлагаем нашим клиентам возвращаться к медиации.
В украинской истории разрешение масштабных конфликтов, таких как НЗФ и ряд рейдерских захватов всегда заканчивались тем, что стороны садились за стол переговоров. Адвокат же в данном случае исполняет роль того самого медиатора (посредника), где сторонам не обязательно встречаться друг с другом в ходе переговоров. Поэтому утверждение о том, что в Украине медиатор конкурент адвокату не приемлемо. Судебные процессы всегда оставались и остаются востребованными, в то время как медиация только набирает свои обороты. В европейской практике также нельзя говорить о конкуренции между адвокатурой и медиацией. Европейский адвокат может и преимущественно является аккредитованным медиатором, поэтому может выступать как в одной, так и в другой роли.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как выбирали руководство нового Верховного Суда
Новости онлайн