Все новое - хорошо забытое старое

12:18, 5 октября 2009
Газета: 13
Еще раз о новых подходах к реформированию судебной системы Судья ВСУ Иван Шицкий: "Внедрение института...
Все новое - хорошо забытое старое

Еще раз о новых подходах к реформированию судебной системы

Судья ВСУ Иван Шицкий: "Внедрение института мировых судей было бы эффективным шагом и разгрузило бы обычные суды от массива дел незначительного, если можно так сказать, правового проблемного звучания".

Не только в СМИ и научных кругах неоднократно подымалась тема о дискуссионных вопросах реформирования судебной системы. Тема эта уже давно на слуху и, если честно, даже немного приелась. Однако сколько людей (а в данном случае преимущественно судей) – столько и мнений. И каждое мнение ценно и должно быть принято во внимание законодателями при дальнейшей работе над законопроектами, касающимися судебной реформы. Ведь именно судьям потом реа-лизовывать эту концепцию. А человек так устроен, что не будет работать "на полную" в той системе, которая его не устраивает. А поэтому нужно искать консенсус…

В этом номере мы представляем еще один взгляд на основополагающие идеи концепции реформирования судебной системы – взгляд судьи, экс-председателя палаты по хозяйственным делам Верховного Суда Украины Ивана Шицкого.

– Иван Богданович, не кажется ли вам, что наличие 3-звеньевой системы судов в уголовных и гражданских делах и 4-звеньевой – в хозяйственных и административных судах является несколько дискриминационным и приводит к загрузке судов, осуществляющих уголовное и гражданское судопроизводство?
– На самом деле, можно и трех и че-тырехзвеньевую систему судов организовать так, что она будет работать эффективно. Вопрос не в наличии звеньев, а в том, насколько последовательно в работе суда, в судебном процессе внедрены те принципы, которым должно соответствовать судопроизводство. Прежде всего, речь идет о внедрении именно европейских принципов построения и функционирования судебной системы.
В сущности, вопрос о необходимости существования именно 4-звеньевой системы судов, на мой взгляд, несколько надуман. Дискуссия вокруг этого вопроса ведется еще с 1994 года, а возникла она в процессе разработки Конституции Украины, когда появилось компромиссное положение, что система судов должна строиться на принципах территориальности и специализации. Хотя, должен отметить, эти два принципа не являются показательными. Дело в том, что в то время шла речь о наличии параллельных судебных систем – о системе арбитражных судов, позже трансформировавшейся в систему хозяйственных судов, и собственно о классической судебной системе. И закрепление в Конституции принципа специализации системы судов стало своеобразным "предохранителем" системы хозсу-дов, поскольку не все поддерживали целесообразность ее существования.
Честно говоря, я не вижу ничего дискриминационного в нынешнем построении системы судов. Однако не могу сказать, что являюсь пылким приверженцем 4-звеньевой системы. На мой взгляд, 3-звеньевая система судов более рациональна и эффективна.
Словом, не в наличии звеньев суть, а в эффективном и качественном результате работы судебной власти.

– Украина неоднократно сталкивалась с тем, что заимствование институтов других правовых систем не давало должного эффекта. Каково Ваше отношение к внедрению в Украине института мировых судей, присущего, по большей части, англосаксонской системе права, но, тем не менее, прекрасно функционирующего, к примеру, в России?
– Я считаю, что необходимо внедрять и мировые суды, и суды присяжных. Кстати, советские народные суды имели в себе кое-что от дореволюционных российских мировых судов и также охватывали юрисдикцию судов высших инстанций. Существует очень много дел, имеющих большое значение для, скажем, рядового гражданина, но вместе с тем не настолько сложных по своей сути, чтобы это требовало высокого профессионализма при их рассмотрении, – такие дела могут успешно решаться мировыми судами. Мне кажется, это было бы эффективным шагом и разгрузило бы обычные суды от массива дел незначительного, если можно так сказать, правового проблемного звучания и позволило бы сосредоточиться на сложных делах. Другое дело, как организовывать эти мировые суды? Ведь тогда, по сути, будет 4-звеньевая система судов несколько иного плана и возникнут вопросы касательно того, куда подавать апелляции и кассации на решения этих судов.
Лично я за то, чтобы внедрять все, что улучшает доступ граждан к правосудию и содействует эффективной и быстрой защите прав. Тем более, что внедрение мировых судов не потребует расходов из госбюджета, поскольку, я уверен, что многие юристы с удовольствием будут выполнять функции мирового судьи на добровольных началах, и это будет результативно.

– Хорошо, но ведь по большей части консервативное население нашей страны может с недоверием отнестись к подобному нововведению и предпочесть обращаться в более привычные обычные суды. Понадобится много времени и сил, чтобы перестроиться.
– Конечно, население всегда с осторожностью относится ко всему новому, поскольку почти каждый человек несколько стереотипно подходит к некоторым вопросам и, приспособившись к определенному порядку вещей, может сложно воспринять новый. Любое такое изменение требует изменения предпочтений, привычек, а также изменения способа действовать и даже мыслить. Однако нужно понимать, что на государство, кроме всех прочих функций, возложена также функция просвещения и развития. Мы должны эволюционировать, а не опираться на то, что, раз изменения не примут – значит, такой обычай. Если бы мы опирались на одни привычки, то до сих пор в обиходе были бы каменные топоры.

– Тогда такой вопрос: в проекте Кодекса хозяйственного судопроизводства было предложено внедрить институт посредничества (медиации), согласно которому судья в судебном процессе предлагает сторонам воспользоваться услугами посредника-примирителя. Кстати, с 2004 года процедура медиации в хозпроцессе активно применяется в Беларуси. Каковы реальные механизмы эффективного функционирования такого рода института в Украине? И вообще, как Вы думаете, будет ли целесообразным подобное нововведение в Украине?
– Если подходить к этому вопросу с той позиции, что нужно дополнительно вводить в судах должность посредника (медиатора), то это потребует существенных затрат из государственного бюджета. А в нынешних условиях, как сами понимаете, это несколько накладно. Хотя сама идея медиации для Украины не нова. Ведь, фактически, в хозяйственном процессе это было, хотя называлось несколько иначе – это, по сути, тот же арбитраж. То есть дело решал арбитр, но в состав арбитража входили представители сторон, которые общались между собой напрямую или посредством арбитра в рамках существующих процессуальных правил.
Но когда состоялось преобразование арбитражных судов в хозяйственные, последним оставили чисто судебные функции. К сожалению, арбитражные функции не удалось трансформировать, но, мне кажется, они действительно были эффективными. Отмечу, что в арбитражных судах был быстрый результат, ведь арбитражная процедура не такая громоздкая, как судебная.
Я думаю, что не нужно придумывать ничего нового, а просто судьям хозсудов необходимо с уважением относиться к приобретенному опыту арбитражной практики и, по возможности, ее применять.
Осмелюсь предположить, что если вводить отдельно институт медиации в чистом виде, население может его не воспринять сразу. Просто нужно усовершенствовать классические арбитражные навыки судей с учетом принципов медиации, тогда хозяйственный процесс станет намного эффективней. Кстати, функции арбитра сможет выполнять не только судья, но и помощник, если его специально для этого аттестовать. Также можно было бы для такой работы привлечь общественные правозащитные организации и адвокатов.

– Интересно, как изменилась ситуация с количеством обращений в ВСУ в делах о банкротстве в период финансового кризиса?
– Честно говоря, я не в курсе, какова статистика обращений по этой категории дел на сегодняшний день, ведь я занимаюсь рассмотрением конкретных дел, а не их подсчетом. Однако не думаю, что количество таких обращений существенно возросло либо, наоборот, снизилось. Можно, конечно, отметить тенденцию поступления дел: как правило, перед отпуском судей ВХСУ количество дел, которые поступают в палату Верховного Суда по хозяйственным делам, увеличивается.
Здесь интересно другое – нужно понимать, что работа Верховного Суда в этом направлении специфична. Не буду вдаваться в подробности, но отмечу, что банкротство, к сожалению, использовалось, используется и будет использоваться как механизм приватизации госимущества. И прискорбно констатировать, что государство в этом случае беспомощно. Или его представители делают все возможное, чтобы оно таким казалось…

– И в довершение, Иван Богданович, скажите, пожалуйста, удалось ли Верховному Суду наработать определенную судебную практику в связи с вступлением в силу 29 апреля ЗУ "Об акционерных обществах"?
– В моей практике еще не было дел, касающихся применения этого закона. Возможно, в этом законе еще не нашли негатива, который, несомненно, есть. Мне кажется, принятие таких нормативных актов, как ЗУ "Об акционерных обществах", является всего лишь политической спекуляцией тех, кому он выгоден. Ведь до тех пор, пока в Украине не будет создан реальный, а не имитационный фондовый рынок, будут возникать проблемы.

Беседовала Галина Палийчук, "Судебно-юридическая газета"

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как собеседуют кандидатов в Верховный Суд
Фото
Видео
Новости онлайн