Сын убил мать из-за компьютерного диска

18:26, 2 ноября 2009
Газета: 15
Легко ли жить человеку в ХХІ веке? С первого взгляда, вопрос не очень замысловатый. Не надо выстраивать...
Сын убил мать из-за компьютерного диска

Легко ли жить человеку в ХХІ веке? С первого взгляда, вопрос не очень замысловатый. Не надо выстраивать психологические матрицы, искать ответы, сопоставляя объективную и субъективную стороны высказывания. Достаточно внимать своему собственному опыту и самоощущению. Без особых трудностей мы можем реализовываться в самых экзотических и неординарных сферах. Развивается наука, имеем доступ к какой-либо информации независимо от возраста, знаем, что, откуда и куда уже тогда, когда наши умы должны занимать только вопросы, как колобок нашел дорогу домой. Казалось бы, жить нам и радоваться. Но если трезво взглянуть на то, как обстоят дела сегодня, то иногда, далеко не в единичных случаях, можно сделать умозаключение — общество больно. А панацею искать никто не спешит. Это как своеобразная гангрена, которая поражает постепенно все естество человека, а в нашем случае, общества. А начинается все с самой ослабленной и не защищенной «части тела» — с молодежи. Те, кто имеет отношение к юриспруденции, в первую очередь, оперируют фактами. И это полностью оправданный подход к пониманию ситуации.

Не будем отходить от общепринятых правил, сформированных светилами юриспруденции, и приведем конкретный пример. Давайте перенесемся в колыбель демократии, в Америку, а именно — в маленький городок Элирию. Не смотря на то, что на атласе мира вы с трудом отыщите точечку с подписью «Элирия», это дело получило огромный резонанс во всем мире и не оставило никого равнодушным. Итак, представим себе среднестатистическую американскую семью. Учитывая, что у каждого есть достаточный уровень воображения, дополняемый картинками из многочисленных американских фильмов, думаю это не так сложно сделать. Семья, которая была полноценной ячейкой общества. Сьюзанн, Марк и их сынуля Дэниэл. Сьюзанн и Марк растили свое чадо, даже не подозревая, что через пару лет их плод любви, человечек, на которого возлагаются все надежды, сможет так дико свести счеты с их жизнью. Сьзанн и Марк жили душа в душу. Познакомились они еще в юношеском возрасте, но это не помешало пронести огонь любви еще долгих и прекрасных двадцать шесть лет. Кто знает, сколько бы еще эти двое наслаждались друг другом, если бы не их собственный сын.

Сьюзанн не могла иметь детей, и приговор врачей звучал безапелляционно — бесплодие. Молодая пара не могла поверить в столь жестокий вердикт. Ночами, стоя на коленях, молодая женщина омывала святые образа слезами и умоляла высшие силы дать ей ощутить вкус материнства. «За него, за своего ребенка я жизнь отдам», — разрывалась в слезах женщина. Отдала, а точнее, это дитя ее жизнь и забрало. Молодые люди испробовали все методы лечения, но все усилия были тщетны. Когда к ним пришло осознание того, что старость им придется коротать вдвоем, снизошло чудо: Сьюзанн забеременела. Тяжело себе представить, насколько долгожданным и желанным было это дитя. Родители были готовы на все, чтобы дать самое лучшие своему чаду. А сделать это было непросто для обыкновенных менеджера и рабочего. Огромными усилиями, ущемляя себя во всем, к рождению малыша Дэниэла у него было все, включая банковский счет, предназначенный для обучения в колледже.

В детском садике Дэниэл всегда держался далеко от детских забав. Детей он не признавал, а если и был замечен в какой-то игре, то все должно было быть только по его правилам и тот, кто отказывался играть, в лучшем случае, получал ведерком в глаз. Дэниэл не чувствовал ответственности за свои действия, зато отлично понимал всю прелесть безнаказанности. Он не понимал, что, ударив человека, можно причинить ему боль. Он не хотел этого понимать, да и, по сути, не мог. Ведь дома всегда безотказная мама обвиняла во всех смертных грехах то Джона, то Люси, но никогда не сделала даже замечания своему чаду. Со временем она поймет свою ошибку, но будет чересчур поздно. В школе Дэниэл стал еще более замкнутым и жестоким. На переменках он развлекал детвору тем, что мог кинуть камнем в голубя или, чего хуже, предать откровенной пытке пробегающего мимо кота. Казалось, что во время таких экзекуций Дэниэл получал дьявольское наслаждение, граничащее со зверским экстазом. Масла в огонь добавляло то, что Дэниэл начал увлекаться компьютерными играми. Легко сказать, увлекаться…

Можно ли говорить об увлечении, если человек проводит перед монитором почти 20 часов в сутки? Желание общения, даже потребности в потреблении пищи отходили на второй план. Такое поведение не осталось не замеченным. Если вначале Сьюзанн даже поощряла новое увлечение сына, покупая ему обновленные версии стрелялок, считая его немного неадекватное поведение следствием возраста (17 лет) и желанием найти самого себя, то через пару месяцев Сьюзанн забила тревогу. Явные метаморфозы в поведении сына да и низкий уровень успеваемости говорили сам за себя. Почти силком она заставляла сына ходить в школу.

В тот роковой день, 7 июня 2007 г., Сьюзанн, как всегда, повезла сына в школу. «Дэни, подумай о своем будущем, тебе скоро поступать в колледж. Это очень отвественый шаг». «Заканчивай свои паршивые нравоучения. Меня от них уже тошнит». «Как ты можешь говорить со мной в таком тоне?» Но юный представитель массовой культуры под названием «продвинутый юзер» (от англ. user — пользователь) давно не обращал внимания на такие замечания ни отца, ни, тем более, матери. «Что ты все время рисуешь? Покажи», — вырывает блокнот из рук Дэни. «Да это так. Стратегия называется. Сегодня будет прикольное «валиво» — во взгляде проскользнула искра, отдающая холодом и остротой, и первый раз за весь 30-минутный разговор лицо юноши озарила ехидная жестокая улыбка. Сьюзанн это не на шутку испугало, но, как обычно, она отгоняла от себя плохие мысли, даже не успев им дать развиться. «Ну ладно, я побежал».

Придя в класс, Дэни сел на заднюю парту. Ребята привыкли к тому, что он странно себя ведет и ни на минуту не отрывается от своего блокнота. Как это часто бывает, одноклассники «не равнодушны» к таким личностям, как Дэни. В этот день Майкл хотел немного подшутить над Дэни и вырвал у него из рук маленький серый блокнот. Ребячась и пытаясь вызвать соответствующую реакцию, Майкл, опершись на парту, начинает комментировать то, что видит в блокноте. «Да ты даже слово стратегия с ошибками пишешь. Вот болван!» Того, что случилось дальше, не ожидал никто. Дениэл молча, без лишних эмоций срывается с места, подбегает к обидчику и вонзает ручку прямо ему в руку. От болевого шока Майкл падает в обморок. Шок, кровь, крики до ужаса испуганных детей. И только Дэни спокойно берет то, что по праву принадлежит ему и садится за парту. Конечно, реакция на его действия незамедлительна. На ковер к директору. Отец Дэни не смог приехать, но Сьюзанн уже через 10 минут после инцидента была на «месте происшествия». Она отказывалась верить в происходящее. После того, как Сьюзанн выслушала шквал критики в адрес того, какая же она мать и ЧТО она вырастила, она забирает сына, и они едут домой. «Как ты мог так поступить?» «Он забрал мое. Получил по заслугам». «По заслугам?! Ну, хватит. Будем говорить по-другому».

Приехав домой, Сьюзанн куда-то помчалась, а Дэн, как ни в чем не бывало, побрел на кухню. Следом за ним врывается его мать, а в руках у нее тот диск, на котором записана его любимая игра. «Мама, поставь его туда, где взяла. А то…», — приглушенным голосом промямлил Дэн. «А то что? Знаешь, дорогой, ты больше его не увидишь, ни диск, ни компьютер, хватит! Все! Заигрался! И не смей мне угрожать, а то…» Не успевает мать договорить последние слова, как из некогда нормального ребенка, вырывается чудовище. Он хватает из мойки нож, приближается к ней и вонзает нож прямо матери в сердце. Сьюзанн еще в сознании, она дотрагивается рукой до груди… кровь. На глаза наворачиваются слезы. «Кто ты?» — срывается голос беспощадно убиваемой женщины. Сын не замечает ни слез, ни слов матери. Он наносит ей удар за ударом. Когда тело матери стало бездыханным, Дени бросает нож и идет в другую комнату. Там берет чистый листок бумаги и окровавленными руками рисует… стратегию. Когда домой вернулся отец, его ужасу не было придела. Он думал, что попал в ад. Кафельная плитка, на полу лежит труп жены, окровавленный раздробленный диск и кровавые следы, которые ведут в гостиную, а там… сын с очерствевшими и глубоко безразличными глазами. Что может быть страшнее? Только то, что сын пытался и на отца поднять руку, но силы не равны, и «стратегия» Дениэла не была реализована до конца…

В июле 2009 г. Дениэл был осужден на 23 года тюремного заключения. Столь мягкий приговор стал возможен благодаря поведению отца, который просил суд быть снисходительным к своему ребенку, ибо тот просто не ведал, что творит. Быть может это и так, и молодой человек в силу возраста не смог противостоять тому прессингу, который несет в себе такое развлечение, как компьютерная игра. Но он уже превратился в морального урода и изгоя общества. Смерть для него стала частью реалий. И разве что-то изменится через 20 лет?

Дарья Малиновская

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
С какими проблемами столкнется Общественный совет добропорядочности осенью
Видео
Новости онлайн