О влиянии политики на судебную реформу

17:59, 16 ноября 2009
Газета: 16
Говоря все время о судьях, мы иногда забываем о тех, кто, если можно так выразиться, вершит судьбы этих...
О влиянии политики на судебную реформу

Говоря все время о судьях, мы иногда забываем о тех, кто, если можно так выразиться, вершит судьбы этих самых судей. Речь идет о народных депутатах, в большинстве случаев разрабатывающих и, конечно, принимающих законы, в том числе касающиеся судебной системы и судей. Чтобы исправить положение, мы обратились к народному депутату Украины, члену Комитета ВР Украины по вопросам правосудия, экс-председателю Высшего хозяйственного суда Украины Дмитрию Притыке, который в эксклюзивном интервью «Судебно-юридической газете» поделился тем, что будет интересно узнать судьям и не только им.

 

– Дмитрий Никитович, почему Комитетом правосудия было отменено решение по законопроектам касательно судебной реформы?

– Проекты законов Украины «О судоустройстве» и «О статусе судей» сейчас находятся на стадии доработки. Первое чтение они прошли, на второе чтение мы хотели их вынести, но некоторые фракции были против. В то время мы должны были провести парламентские слушания по поводу судебной реформы. Поэтому до проведения этих слушаний Комитет решил не выносить законопроекты на второе чтение. На слушаниях были высказаны абсолютно разные предложения по поводу того, какой должна быть эта реформа. И комиссия, которая обрабатывала материалы парламентских слушаний, подготовила проект постановления ВР Украины об утверждении рекомендаций. В этом постановлении было сказано, что в связи со значительным количеством предложений Комитету по вопросам правосудия поручается еще раз доработать эти два законопроекта с учетом предложений и замечаний.

Конечно, кое-что из рекомендованного уже сделано. Однако кардинальной работы над этими законопроектами сейчас не ведется, поскольку все в ожидании президентских выборов. И в зависимости от того, какая политическая сила победит, и будет идти процесс работы над судебной реформой. Хотя все политические силы одним из векторов своей работы определяют реформирование судебной системы. Поэтому я считаю, что после выборов реформа будет осуществляться быстрыми темпами.

Единственное, что меня пугает — это политическая составляющая. Ведь когда речь идет о реформировании такого специфического института, как судебная система, необходимо больше полагаться на опыт профессионалов, знающих мировой опыт, позитивные и негативные стороны отечественной судебной системы. Политический аспект в этом случае дает следующее. К примеру, многие кандидаты на пост Президента Украины декларируют, что необходимо избирать судей народом, хотя бы по первой инстанции. Но в мире уже давно от этого отказались. Даже в США, форпосте института выборов судей, давно говорят о негативе такого явления. И такие выборы существуют только в некоторых штатах. Избирательная кампания всегда должна кем-то финансироваться. В украинском варианте, скорее всего, это будут политические партии. Очевидно, что в таком случае судья зависим от политической партии.

Поэтому при подготовке проектов политическая составляющая не должна быть превалирующей.

 

– А какие проблемы судебной реформы так и не удалось решить в процессе «доработок» соответствующих законопроектов?

– Остались разногласия относительно системы судов Украины. Существует два подхода к этому вопросу. Один заложен в проектах — децентрализованная судебная система (наличие четырех специализированных судов: Высших гражданского, уголовного, хозяйственного и административного судов). Согласно второй концепции предлагается централизовать систему судов, ликвидировав Высший административный и Высший хозяйственный суды Украины и объединить их под эгидой Верховного Суда Украины. Лично я сторонник децентрализованной системы судов, поскольку считаю, что такая система может быть более самостоятельной и более профессиональной, а ее работа — более качественной.

И еще одна проблема — избрание судей на админдолжности. Дискуссия вокруг этого вопроса продолжается уже 2,5 года. При этом ни один из предложенных законопроектов назначения судей на админдолжности еще полностью не принят. Пока за основу принято лишь два законопроекта, противоположных по своей сути, — это законопроекты народных депутатов Сергея Кивалова и Елены Шустик. В данном случае, я считаю, необходимо было бы создать специальную комиссию из всех авторов таких законопроектов, которые смогли бы подготовить вариант, воспринимающийся всеми. Отмечу, что в каждом законопроекте есть позитивные моменты. Таким образом, единственным шансом завершения судебной реформы станет политическая воля новоизбранного Президента Украины и ВР Украины (тем более, что есть большая вероятность досрочных выборов).

 

– Какие еще вопросы, требующие срочного решения, сегодня стоят перед Комитетом правосудия?

– На самом деле, таких вопросов много — как локального характера, так и принципиального глобального значения.

Я бы остановился на одном из таких вопросов — это необходимость принятия нового Хозяйственно-процессуального кодекса Украины (ХПК), на основании которого должны рассматриваться все хозяйственные дела в системе хозяйственных судов. Кодекс, действующий сейчас, принят в 1991 году. На то время это был один из лучших кодексов в странах СНГ. Однако, к сожалению, последующими созывами из кодекса было извлечено много полезного и внесено очень много различных изменений. Конечно, судьи еще как-то с этим справляются и используют Кодекс, но для адвокатов, предпринимателей, экономистов и просто граждан он очень громоздок в использовании и в большинстве случаев попросту непонятен.

Мы разработали один из проектов нового ХПК, соавтором которого являюсь и я. Этот законопроект лежит в парламенте Украины уже больше года. Планировалось в октябре вынести его на рассмотрение Комитета правосудия, но этого не случилось. Кроме того, примерно через месяц после того, как в ВР Украины был внесен проект ХПК, моими коллегами по фракции был внесен еще один законопроект, но с другим названием — Кодекс хозяйственного судопроизводства (КХС). Отмечу, что в этом законопроекте заложены некоторые нормы, которые и сегодня не дают нормально работать и, кроме того, 99% этого законопроекта повторяют положения действующего ХПК. Видимо, нам придется объединять усилия и работать над одним общим законопроектом, в основу которого, я надеюсь, будет заложен законопроект нового ХПК, к работе над которым я имею непосредственное отношение. Но мне почему-то кажется, что все упомянутые законопроекты ждет такая же участь, как и всю судебную реформу (о чем было сказано выше — Ред.). До выборов Президента Украины никто не будет заниматься такими серьезными делами. Хотя на всех советах судей (как на Совете судей хозяйственных судов, так и на Совете судей Украины) только и говорят, что о необходимости скорейшего принятия нового ХПК.

Кроме того, важными вопросами, требующими срочного решения, остаются вопросы реформирования адвокатуры и нотариата. Однако есть один негативный момент. Как говорится, два пана — три гетмана. То есть, когда собираются два юриста, то это не две мысли, а десяток. Это огромный недостаток, и понятно, что юридической общественности необходимо искать консенсус, потому что в таких глобальных вопросах, как работа над законопроектом, создание закона, нельзя мелочиться, а необходимо объединять усилия, силу знаний и творить что-то одно. Нужно помнить, что чем дольше времени в рабочей команде не найден компромисс, тем большим будет внутренний раскол такой команды, работающей над тем или иным проектом закона.

 

– Нужен ли Украине Закон «О банкротстве физических лиц»?

– Принятие ныне действующего Закона Украины «О возобновлении платежеспособности должника или признания его банкротом» (далее — Закон) — как раз один из тех случаев, когда профессионалы объединили свои усилия, и никто им не мешал. Я считаю, что к этому Закону можно было бы добавить разделы, касающиеся банкротства физических лиц, и в том числе предпринимателей, работающих на едином налоге.

Кстати, одним из ведущих специалистов в области банкротства является судья Конституционного Суда Украины Вячеслав Джунь. И я бы рекомендовал тем, кто будет работать над принятием изменений в Закон касательно банкротства физических лиц, приобщить к этой работе и господина Джуня.

 

– Планируется ли введение автоматизированной системы распределения дел (АСРД) в судах всех юрисдикций и как скоро?

– Во-первых, большинство судов первой инстанции недостаточно технически обеспечены для введении такой системы.

Во-вторых, мне кажется, что каждый председатель суда, зная свой коллектив и судей своего суда, ориентируется, кто из них к чему больше предрасположен. Ведь очевидно, что человек не может разбираться во всем. Также и судьи: кто-то больше разбирается, к примеру, в хозяйственном праве, кто-то – в земельном. Кто-то в совершенстве знает договора перевозки, а кто-то – банкротство. Именно из этого критерия и исходит председатель суда, когда распределяет дела. Наличие специализации присуще также апелляционным судам, высшим судам (ВХСУ и ВАСУ), а также Верховному Суду Украины. Представьте, если, к примеру, судье ВХСУ из палаты, которая всегда занималась спорами по интеллектуальной собственности, попадет дело о банкротстве…

Поэтому, с одной стороны, введение АСРД в судах всех юрисдикций — позитивный момент, но с другой — это может существенно снизить качество принятых решений. Кроме того, насколько мне известно, на практике сейчас дела распределяет не председатель суда, а аппарат суда, где секретарь четко знает, какие дела поступают, и равномерно распределяет их судьям в зависимости от загруженности и специализации того или иного судьи.


Беседовала Галина Палийчук, «Судебно-юридическая газета»


Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как собеседуют кандидатов в Верховный Суд
Фото
Видео
Новости онлайн