?Заступница? Каллистратова ? человек и правозащитница

13:45, 25 января 2010
Газета: 19
Жизненной задачей Софьи Васильевны было защищать слабых. Но, вставая на защиту отдельного человека, она...
?Заступница? Каллистратова ? человек и правозащитница

Жизненной задачей Софьи Васильевны было защищать слабых. Но, вставая на защиту отдельного человека, она тем самым отстаивала интересы всего общества. Для этого нужны были не только знания и умение, нужно было мужество. Защищать общество от беззакония властей — значит, противостоять этим властям. И всегда открыто, один на один — в судах, СМИ, в публичных выступлениях. Сейчас многое, некогда сказанное или написанное Софьей Васильевной, кажется само собой разумеющимся, но она была из первопроходцев, благодаря которым часть этих «само собой разумеющихся» понятий и истин вошла в наше сознание и даже стала законами. Юристы, включая и тех, которые состояли в Московской коллегии адвокатов, высоко ценили ее профессионализм, советовались с ней по трудным делам. В лагерях среди зэков шла молва о московской защитнице, которая выслушает и поймет, ободрит душевным словом, а подчас и передачей, собранной на деньги из собственного тощего кошелька (Софья Васильевна не брала гонораров сверх официальной небольшой платы, вносимой в юридическую консультацию).

Родилась Софья Васильевна 6 (19) сентября 1907 г. в селе Александровка Льговской волости Рыльского уезда Курской губернии. Ее отец, Василий Акимович Каллистратов (1866 – 1937?), потомственный сельский священник, закончил духовную семинарию, потом некоторое время учительствовал, а после женитьбы принял сан и получил свой приход. Он был очень умным, добрым и глубоко верующим человеком с философским складом ума. Прихожане его любили, на его проповеди специально приезжали люди из соседних сел.

Мать, Зиновия Федоровна, урожденная Курдюмова (1876 – 1963), тоже из семьи священника, была полной противоположностью своему мужу. Веселая, энергичная, общительная, она была атеисткой, семью мужа (очень религиозную) недолюбливала. Несмотря на незаконченное образование (четыре класса епархиального училища), она была очень начитанной, прекрасно знала русскую классику, помнила наизусть много стихов, любила и зарубежную литературу, особенно приключенческую. Из воспоминаний С. Каллистратовой: «Хорошо помню, как, когда я была маленькая, она рассказывала мне, с продолжениями в течение многих вечеров, увлекательные истории, в которых, как я поняла впоследствии, причудливо сплетались воедино Жюль Верн, Шахразада, Стивенсон, Купер; а когда приходила пора засыпать, она пела мне на собственные мотивы всего «Демона» или отрывки из «Цыган».

Сильным характером Софья Васильевна отличалась с детства. В пятилетнем возрасте она в полной темноте выходила одна в сад — было очень страшно, но хотелось доказать, что храбрая. А уже в школе на спор с подружками поздно вечером ходила через кладбище — с той же целью.

В 1917 г. Соня сдала экзамены в Шелеховскую гимназию, носившую имя земляка рыльчан, известного мореплавателя Г.И. Шелехова (при этом чуть не провалилась по закону Божьему, — лишь из уважения к Василию Акимовичу его коллега поставил ей проходной балл), но учиться она начала уже в единой трудовой школе. Осенью 1925 г. Софья Васильевна поступила в Московский университет на факультет советского права. На вступительных экзаменах она блестяще сдала математику, но физику не знала совсем. Помня ее прекрасный ответ на предыдущем экзамене, профессор был очень удивлен отсутствием знаний по физике. Тогда профессор, подумав, спросил, может ли она обещать, что никогда не будет заниматься физикой. Получив утвердительный ответ, он поставил ей «уд.».

Окончила юридический факультет Московского университета в 1930 году и с тех пор работала как профессиональный юрист. Адвокатура была ее призванием (еще в школе, когда ей было двенадцать лет, ее прозвали «Сонька-адвокат») не только по умению защищать, но и по инстинктивному, всегда естественно у нее возникавшему стремлению помочь каждому, кто нуждался в защите, поддержке. Прирожденный оратор, чуждый демагогии, Софья Васильевна свое красноречие всегда направляла на конкретные дела. Если же кто-нибудь терял ее доверие, она просто переставала общаться с этим человеком, вспоминать о нем и лишь при крайней необходимости сухо, сурово и лаконично объясняла, в чем дело.

С 1943 по 1976 год Софья Васильевна состояла в Московской коллегии адвокатов. В ее карьере были десятки разных дел: уголовных и политических. Она защищала издателей и распространителей нелегальной политической литературы (самиздат), отказников от призыва, крымских татар. Среди ее подзащитных диссиденты: В. Хаустов, В. Делоне, И. Яхимович, генерал П. Григоренко, Н. Горбаневская (участвовавшая в издании журнала «Хроника текущих событий»). Софья Каллистратова была в числе тех немногих адвокатов, которые осмеливались доказывать отсутствие состава преступления в действиях диссидентов и их невиновность.

Каллистратова активно занималась правозащитной деятельностью: сотрудничала с В. Чалидзе и А. Сахаровым в Московском Комитете прав человека в СССР, совместно с другими участниками вела «Хронику текущих событий», писала письма в поддержку сограждан, которых считала невиновными. В частности, она написала открытое письмо в поддержку В. Буковского, характеризуя его «как человека абсолютно бескорыстного, преданного Родине, человека души и обостренной совести». Она принимала участие в работе Московской Хельсинкской Группы, консультировала рабочую комиссию по расследованию использования психиатрии в политических целях.

Со временем состояние здоровья С.В. Каллистратовой ухудшилось, и в апреле 1976 она добровольно покидает адвокатуру. Будучи на покое, Калистратова сама оказалась под следствием КГБ. В ее квартире многократно проводились обыски и изъятия. В 1981 году против нее было возбуждено уголовное дело по ст. 190-1 («Распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй»). Даже находясь под следствием, Калистратова писала и посылала в центральные газеты статьи о противоречиях в советских законах, о процессуальных нарушениях, о преследовании верующих, о проектах конституции, о «братской помощи» в другие страны, о злоупотреблениях в психиатрии, о ссылке Андрея Сахарова и многих других. Ее статьи публиковались только самиздатом. В 1984 году уголовное дело было прекращено в связи с возрастом и состоянием здоровья, но она настояла на его пересмотре и добилась отмены постановления о возбуждении дела за отсутствием состава преступления (1988).

Софья Каллистратова скончалась после тяжелой болезни в 1989 году и была похоронена на Востряковском кладбище в Москве.

От Софьи Васильевны сохранилась едва ли сотня принадлежащих ее перу страниц да несколько фонограмм публичных выступлений. Своих защитительных речей она не писала, а в наших судах стенографирование процессов велось только в экстраординарных случаях. Вечно озабоченная судьбами людей, она мало задумывалась о судьбе своих речей, хотя была блестящим оратором, человеком устного слова, обращенного к сидящим перед ней слушателям, покорявшего их яркостью, эмоциональной насыщенностью, безупречной логикой. В 1997 г. Каллистратова была посмертно награждена золотой медалью Гильдии российских адвокатов. Тогда же вышла книга «Заступница» о жизни и деятельности С. Калистратовой. В 2007 г. сборник «Права Человека в России» отметил 100-летие со дня ее рождения.

 

Инфосправка

Телеграмма Ю.В. Андропова о поведении адвоката С.В. Каллистратовой (Секретно ЦК КПСС, 10 июля 1970 г. 1878-А)

Коллегия по уголовным делам Московского городского суда 7 июля 1970 г. рассмотрела дело по обвинению Горбаневской Н.Е., 1936 г. р., до ареста занимавшейся частными переводами, в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 190-1 и 191 УК РСФСР <...>

Одновременно Комитет госбезопасности сообщает о неправильном поведении в судебном процессе адвоката Каллистратовой С.В., которая встала на путь отрицания состава преступления в действиях Горбаневской. Более того, явно клеветнические материалы, порочащие советский государственный и общественный строй, изготовленные подсудимой, Каллистратова в своем выступлении на судебном заседании квалифицировала как «оценочные», выражающие убеждения Горбаневской. Не случайно по окончании процесса Якир, Алексеева и их единомышленники встретили Каллистратову как «героя» с цветами. <...>

Председатель Комитета госбезопасности Ю. Андропов

 

 

 

Адвокатский вальс

Юлий Ким

Посвящен С. Каллистратовой и Д.Каминской

 

Конечно, усилия тщетны,

И им не вдолбить ничего:

Предметы для них беспредметны,

А белое просто черно.

Судье заодно с прокурором

Плевать на детальный разбор –

Им лишь бы прикрыть разговором

Готовый уже приговор.

Скорей всего, надобно просто

Просить представительный суд

Дать меньше по сто девяностой,

Чем то, что, конечно, дадут.

Откуда ж берется охота,

Азарт, неподдельная страсть

Машинам доказывать что-то,

Властям корректировать власть?

Серьезные взрослые судьи,

Седины, морщины, семья...

Какие же это орудья?

То люди как люди, как я!

Ведь правда моя очевидна,

Ведь белые нитки видать!

Ведь людям должно же быть стыдно

Таких же людей не понять!

Ой, правое русское слово –

Луч света в кромешной ночи!

И все будет вечно хреново,

И все же ты вечно звучи!

 

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Верховный Суд может начать работу уже в этом году (видео)
Новости онлайн