Гособвинение в суде...

12:36, 1 февраля 2010
Газета: 21
Прокурор во время судебного процесса должен обладать незаурядной выдержкой, не реагировать на эмоции...
Гособвинение в суде...

Прокурор во время судебного процесса должен обладать незаурядной выдержкой, не реагировать на эмоции других участников процесса и сориентировать суд на принятие законного, объективного и справедливого решения по делу. Об особенностях работы прокурора в качестве государственного обвинителя «Судебно-юридической газете» рассказал заместитель Генерального прокурора Украины, Заслуженный юрист Украины Виктор Кудрявцев.

 

– Виктор Викторович, за Вами как заместителем Генерального прокурора Украины закреплена организация поддержания государственного обвинения в судах. В чем особенности такой деятельности прокуроров?

– Как Вы понимаете, задачи прокуроров по уголовному преследованию преступлений относительно обеспечения неотвратимости ответственности за них и одновременном соблюдении прав человека всегда были непростыми. Они выполняются во время надзора за соблюдением законов органами, которые осуществляют оперативно-розыскную деятельность, то есть когда преступления только еще могут быть обнаружены, а также во время возбуждения и расследования уголовного дела вплоть до направления в суд. После этого наступает очередь поддержания прокурором государственного обвинения в суде, которое осуществляется на принципах публичности и гласности.

Нужно сказать, что не каждый способен к такой деятельности на глазах большого количества людей, когда лишь совершенное знание материалов уголовного дела, норм закона, судебной практики, логическое и быстрое мышление позволяют оперативно оценить любую ситуацию во время судебного следствия и найти единственно правильное решение. У нас говорят, что в судебном заседании прокурор для обдумывания своего вывода на предложение суда относительно решения определенного вопроса имеет лишь то время, в течение которого поднимается с места, чтобы высказаться.

При этом прокурор во время судебного процесса должен обладать незаурядной выдержкой, не реагировать на эмоции других участников процесса и сориентировать суд на принятие законного, объективного и справедливого решения по делу. А если учесть, что государственные обвинители постоянно повышают свои квалификацию и приобретают полезные профессиональные навыки, в том числе путем общение с профессиональным судейским корпусом, включая наивысшую судебную инстанцию – Верховный Суд Украины, то они заслуженно пользуются наибольшим авторитетом в органах прокуратуры и не только.

Значимость этой работы подчеркивается и тем, что поддержание государственного обвинения в уголовных делах является обязанностью каждого руководителя органа прокуратуры.

 

– О каких наиболее значимых судебных делах в прошлом году Вы могли бы вспомнить?

– Этой деятельностью занимаются работники как районного звена, так и центрального аппарата Генеральной прокуратуры Украины. У нас есть специальное подразделение государственных обвинителей, которые принимают участие в рассмотрении судами дел, расследованных следователями Генеральной прокуратуры Украины, а это наиболее сложные и актуальные дела, которые имеют общественный резонанс.

В прошлом году 19 государственных обвинителей Генеральной прокуратуры Украины приняли участие в рассмотрении судами 16 уголовных дел с принятием решений, и еще в 17 делах рассмотрение продолжается. Скажем, при участии представителей Генеральной прокуратуры Украины судом за ряд преднамеренных убийств в течение 1993-1994 годов на территории г. Киева, в том числе работника милиции, осуждены на длительные сроки заключения (от 10 до 15 лет лишения свободы) пять членов бандитской группировки, среди которых двое были бывшими работниками милиции.

За аналогичные тяжкие преступления на территории г. Керчи и Ленинского района АР Крым осуждены на сроки 10 и более лет лишения свободы десять членов бандитской группировки «Грифон».

Работниками Генеральной прокуратуры Украины сейчас поддерживается государственное обвинение еще относительно двух банд, в том числе банды Мариянчука, которой совершено несколько десятков преднамеренных убийств, а также по делам представителей власти – судей, следователей прокуратуры, работников государственной таможенной службы, представителей местной власти, преступления которых вызвали значительный общественный резонанс.

Как видите, боремся и за чистоту собственных рядов.

 

– Какие в целом были объемы этой работы в Украине?

– Понятно, основной груз этой деятельности ложится на органы прокуратуры районного и областного звена, которые в прошлом году выполнили значительную работу в уголовном судопроизводстве.

При участии прокуроров судами рассмотрено почти 530 тысяч дел по первой инстанции, в апелляционном и кассационном порядке, о применении судами принудительных мероприятий медицинского и воспитательного характера, связанных с выполнением приговора, направленных в суд с постановлениями органов досудебного следствия для закрытия. Поддержано государственное обвинение в свыше 132 тысячах уголовных дел, в которых судами вынесены приговоры. Из них свыше 600 дел – о коррупционных деяниях, почти 350 – о преступлениях, совершенных организованными группами или преступными организациями, свыше 100 – о легализации (отмывании) доходов, полученных преступным путем, более 50 – о торговле людьми.

Хочу подчеркнуть, что результаты борьбы с такими наиболее актуальными и опасными преступлениями в Украине отслеживаются и на международном уровне, потому прокурорам в таких делах нужно убеждать суды в необходимости назначения достаточно суровых наказаний. Как позитивный пример можно привести приговор Микитовского районного суда г. Горловка Донецкой области относительно О., которая в течение 2006-2007 годов по предварительному сговору с другим лицом вербовала женщин, в том числе несовершеннолетних, для занятия проституцией за границей, и за это осуждена на 7 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Но в других делах этой категории бывают и более мягкие наказания, что дает повод для упреков в адрес Украины о несоответствии судебной репрессии.

 

– Какая цель работы государственного обвинителя? Завершается ли она его выступлением в судебных дебатах?

– Задача государственных обвинителей в судебном заседании – максимально способствовать суду в объективном установлении обстоятельств дел и принятии законных и обоснованных решений. При этом ими принципиально отстаивается государственническая позиция защиты прав потерпевших, неотвратимости наказания, и при необходимости вносятся апелляции, кассационные представления и другие процессуальные документы касательно пересмотра тех решений, которые не соответствуют закону.

В прошлом году относительно 92,6 % из числа лиц, приговоры в отношении которых были отменены или изменены апелляционными инстанциями, такие решения приняты по апелляциям прокуроров (в позапрошлом году – 89,4 %).

При всем уважении к судьям, к сожалению, некоторые из них не всегда объективно оценивают предъявленное обвинение и безосновательно оправдывают подсудимых и закрывают дела, или назначают излишне мягкие наказания, или по надуманным основаниям возвращают дела на дополнительное расследование. Нередко при этом страдают интересы потерпевших, их право на возмещение материального вреда и моральную компенсацию, а также интересы государства и общества в целом. Подобная безнаказанность подрывает авторитет правоохранительных и судебных органов, порождает правовой нигилизм, а значит, бессмысленно надеяться на уменьшение уровня преступности.

Понятно, прокуроры с такими решениями не могут соглашаться и принципиально отстаивают свою позицию относительно обеспечения неотвратимости ответственности за совершение преступлений.

Вот лишь несколько статистических данных. В прошлом году прокуроры добились отмены 156 судебных решений в отношении лиц, безосновательно оправданных или относительно которых дела были закрыты по реабилитирующим основаниям; 1151 решение – о назначении неоправданно мягких наказаний; 1845 решений – о безосновательном возвращении дел судами на дополнительное расследование.

К примеру, Луцкий горрайонный суд Волынской области оправдал Ч. за недоказанностью ее участия в получении взятки в сумме 24 000 гривен. При этом суд просто отмахнулся от доказательств обвинения, в том числе от видеоматериалов об изъятии, как говорят, по «горячим» следам в кабинете Ч. переданных ей денег и спрятанных ею под стол. Более того, судья признал незаконно полученными и потому неприемлемыми в качестве доказательства показания Ч., которые она дала другому судье при рассмотрении им жалобы на ее задержание. Не новость, что подсудимые в судебном заседании нередко заявляют о незаконных действиях следователей, и в случае подтверждения этого результат следственного действия не может признаваться судом как доказательство. Но признать незаконными показания, которые давались публично в суде, – даже не знаю, как такое можно мотивировать. А судье и не нужны были аргументы. Фактически таким приговором другой судья был обвинен в том, что тот при принятии своего решения незаконно использовал объяснение обвиняемой как доказательство. Верховному Суду Украины по кассационному представлению прокурора пришлось упразднить не только этот приговор, но и постановление апелляционного суда, который явно незаконный приговор оставил без изменений.

В настоящий момент очень актуальной является ответственность за нарушение правил дорожного движения, особенно за управление транспортным средством в нетрезвом состоянии. Не все судьи понимают опасность такого нарушения, тяжесть его последствий. Так и Хорольский районный суд Полтавской области считал возможным при назначении наказания не лишать права управления транспортными средствами С., который в состоянии алкогольного опьянения не справился с управлением автомобилем, в результате чего погиб его пассажир. Верховный Суд Украины упразднил этот приговор и направил дело на новое рассмотрение, согласившись с кассационным представлением заместителя прокурора области об очевидном несоответствии такого приговора тяжести преступления.

Прокурорам приходится отстаивать свою позицию и тогда, когда суды высшей инстанции изменяют решения суда первой инстанции. Например, Березнивский районный суд Ровенской области согласился с мнением государственного обвинителя и назначил наказание в виде 7 лет лишения свободы В. и Ж. за хулиганские действия и причинение при этом пострадавшему тяжелых телесных повреждений, в результате которых наступила его смерть. Апелляционный суд безосновательно смягчил наказание до 4 лет лишения свободы, в связи с чем заместитель прокурора области обратился с кассационным представлением в Верховный Суд Украины и убедил высшую судебную инстанцию в необоснованности решения апелляционного суда.

Бывают и курьезные случаи. Волочиским районным судом Хмельницкой области руководитель предприятия Б. был освобожден от криминальной ответственности за превышение служебных полномочий и незаконную добычу полезных ископаемых. При этом он был передан для исправления на поруки коллективу, который возглавляет. Верховный Суд Украины, согласившись с кассационным представлением зампрокурора области и упразднив постановление суда, поставил вопрос – каким образом подчиненные могут осуществлять воспитательное влияние на своего руководителя? Может, это и смешно, но подобные судебные решения о «перевоспитании» начальников их подчиненными не являются единичными

Приведенные примеры свидетельствуют, насколько работа прокуроров по исправлению судебных ошибок является важной для устранения нарушений закона, защиты прав потерпевших, возмещения причиненных преступлениями убытков гражданам, юридическим лицам, государству. Таким образом, деятельность государственных обвинителей не только завершает криминальное преследование, но и положительно влияет на обеспечение эффективного правосудия в уголовных делах как на один из факторов становления правового государства.

 

Беседовал Иван Правдин,

«Судебно-юридическая газета»

 

 

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Юрист – больше не профессия: что предлагают реформаторы (видео)
Новости онлайн