Кистяковский ? отец украинского уголовного права

11:22, 9 марта 2010
Газета: 24
Кистяковский Александр Федорович (1839–1885
Кистяковский ? отец украинского уголовного права

Кистяковский Александр Федорович (1839–1885 гг.) — видный криминалист второй половины XIX века, профессор Киевского университета, председатель Киевского юридического общества. Автор «Элементарного учебника общего уголовного права», одним из первых начал глубокую теоретическую разработку проблем смертной казни.

 

Александр Кистяковский, доктор уголовного права, ординарный профессор по кафедре уголовного права и уголовного судопроизводства, статский советник, родился 14 марта 1833 г. в селе Городищи Сосницкого уезда Черниговской губернии. Отец его был священником в этой деревне и благочинным одного из округов Сосницкого уезда. Александр учился в Черниговском духовном училище и в Черниговской семинарии. В течение последних четырех лет пребывания в семинарии он был «инспектором» (местное название) одной из ученических квартир, в обязанности которого, по обычаям старых семинарий, лежала экономическая часть, инспекция за поведением учеников и обучением. Этим инспекторством он приобретал средства для собственного содержания.

По окончании полного семинарского курса он предполагал продолжить образование в Московской духовной академии, но начальством семинарии не был допущен к выпускным экзаменам «по причинам, которые теперь не время разъяснять» (как он написал в автобиографии).

Университет. Начало карьеры

В сентябре 1853 г. Кистяковский поступил на юридический факультет Киевского университета. Испытывая нужду, через месяц после поступления он принят был в «квартиру недостаточных студентов»; а на следующий год — «на полное казеннокоштное содержание». В сентябре 1856 г. Кистяковский был послан в Козелецкое уездное училище учителем истории и географии; в конце того же года был переведен на такую же должность в Киевское дворянское училище. В начале 1857 г. он опять принят в число студентов с назначением ему ежемесячно содержания в размере 11 рублей. Окончил курс в декабре 1857 г. Нужда заставила его поступить домашним учителем в дом М.А. Марковича, жившего в селе Восковцах Прилупкого уезда Полтавской губернии. Там он пробыл до конца августа 1858 г., после чего отправился в Санкт-Петербург для поступления на службу.

16 ноября 1858 г. Кистяковский поступил на службу в канцелярии межевого департамента Правительствующего Сената, 1 декабря был допущен к исправлению должности младшего помощника секретаря, в которой и утвержден 1 апреля 1859 г. В июне 1859 г. был перемещен на такую же должность в канцелярию общего собрания первых трех департаментов и департамента герольдии Правительствующего Сената. 16 ноября 1860 г. был перемещен старшим помощником столоначальника в департамент Министерства народного просвещения.

Научная деятельность

С самого окончания университетского курса Кистяковский не переставал заниматься наукой. Первый год по поступлении на службу он работал сначала от половины 3 до 8, а потом исключительно по вечерам в Публичной Библиотеке. В 1859 и 1860 годы он перевел на русский язык сочинение Блюнчли Allgemeines Staatsrecht, оставшееся ненапечатанным. В 1860 году напечатал в «Журнале Министерства юстиции» в четырех статьях «Очерк английского уголовного судопроизводства по Миттермайеру». Оставаясь постоянным сотрудником этого журнала, он по переходу на службу в департамент Министерства народного просвещения стал печатать свои работы в «Журнале Министерства народного просвещения». С середины 1861 г. Кистяковский поступил помощником редактора одного журнала, прекратившего свое существование в конце 1862 г.

В декабре 1863 г. выдержал кандидатский экзамен, а в сентябре 1864 г. защитил диссертацию pro venia legendi «О пресечении обвиняемому способов уклоняться от следствия и суда, по русскому действующему уголовному судопроизводству». По прочтении двух пробных лекций был, по ходатайству юридического факультета, допущен к чтению лекций в университете св. Владимира по кафедре уголовного права и уголовного судопроизводства в звании приват-доцента. В этом звании он преподавал уголовное право и судопроизводство в течение трех учебных лет, в 1864–1867 годах.

По защите диссертации «Историко-догматическое исследование по русскому праву о пресечении обвиняемому способов уклоняться от следствия и суда» 20 декабря 1868 г. был утвержден в степени доктора уголовного права. По избранию факультета и Совета был утвержден министром народного просвещения, 9 февраля 1869 г. экстраординарным, а 16 февраля 1870 года — ординарным профессором по кафедре уголовного права и судопроизводства.

Труды

Магистерская диссертация Кистяковского — «Исследование о смертной казни» (1867, Киев; переиздание 1896, Санкт-Петербург) — не потеряла актуальность и сейчас: она была вновь переиздана (Тула, 2000), на нее ссылаются как в научных трудах, так и в дискуссиях о смертной казни. Другой крупный труд Кистяковского по уголовному праву — докторская диссертация «О пресечении обвиняемых способов уклоняться от следствия и суда» (1869). Ее значение — преимущественно как разработка этого института в истории русского процесса; догматическая часть труда, также ограничивающаяся русским правом, оставляет впечатление незаконченности.

Монография Кистяковского по вопросу о молодых преступниках и учреждениях для их исправления составилась из публичных его лекций в пользу рубежовской колонии; здесь собран и освещен значительный материал, представляемый практикой русских учреждений этого рода.

В разных повременных изданиях, преимущественно в «Журнале Министерства юстиции», «Журнале гражданского и уголовного права», «Журнале Министерства народного просвещения» и «Сборнике государственных знаний», Кистяковский поместил много мелких статей по вопросам уголовного права и судопроизводства.

«Элементарный учебник общего уголовного права»

Основной труд Кистяковского — «Элементарный учебник общего уголовного права», выдержавший три издания (1877; 1882, значительно дополненное; 1891).

Он не закончен, останавливаясь на общей части; но для последней взгляды автора совершенно выяснились. Это программа догматической разработки мирового (общего) уголовного права на почве историко-сравнительной, — программа блестящая, грандиозная, но только программа, оставшаяся в большей части невыполненной вследствие недостатка необходимого материала и его научной обработки. Кистяковский выступает убежденным проповедником эволюционизма и намечает эпохи развития уголовного права, утверждая, что «не закон созидает уголовное право, а наоборот», что «в создании уголовного закона не остается места произволу законодателя, которому приходится только закреплять уже народившиеся или вызываемые потребностями быта понятия о правом и неправом, созданные сложившимися или слагающимися отношениями». Только немногие учения общей части (например, учение о смертной казни) разработаны Кистяковским более или менее радикально; к другим ему оказалось возможным проявить только критическое отношение, а многих учений господствующей доктрины он даже вовсе не мог коснуться. Но и как попытка труд Кистяковского имеет высокое значение в истории науки уголовного права.

Кистяковский не принадлежал к числу умов с готовыми на все ответами; он как бы предпочитал не высказывать своих взглядов, отрицательно относясь к значению личных мнений в науке. Он писал: «Самые, по-видимому, самостоятельные философские построения, носящие на себе печать индивидуальности писателя-криминалиста, в конце концов выражают только то или другое убеждение, живущее в целом народе или в так называемом обществе». Отсюда та высокая важность, которую он придавал моментам историческому и сравнительному; отсюда же и его усилия в интересах разработки обычного права.

Ему принадлежит одна из самых первых программ для собирания обычаев по уголовному праву, которая вместе с программой графа Ефименко принята в основание географическим обществом при выработке общей программы для собирания юридических обычаев.

Политические взгляды

Кистяковский занимал видное место среди деятелей украинского национального движения 1860-1880-х годов (по выражению того времени, «южнорусских деятелей»), лично знал В.Б. Антоновича, М.П. Драгоманова, П.П. Чубинского. Свои украинские симпатии он проявил, в частности, участием в журнале «Основа» (первый украинский журнал, издававшийся в Санкт-Петербурге в 1861—1862 годах) и изданием обширного сборника «Прав, по которым судится малороссийский народ» (1879).

В течение 1874–1885 годов Кистяковский вел дневник, обнародовать который позволил не ранее, чем через 80 или 50 лет после своей смерти; «Дневник» был издан в середине 1990-х годов. Являясь сторонником идеи социализма, он писал: «Идеи социализма реализуются путем медленного прогресса, не мечом и огнем, а силой мысли, убеждений и нравственности. Сила мысли сильнее силы оружия». Радикальные течения вызывали у него резкое неприятие.

Убежденный сторонник судебной реформы 1864 года, Кистяковский умер с защитой на устах ее важнейшего института — присяжных заседателей. По свидетельству профессора В. Б. Антоновича, бывшего при кончине Кистяковского, «за час до смерти, в разговоре с одним из друзей, он с большим вниманием расспрашивал о ходе дел в текущей сессии окружного суда. Услыхав характеристику некоторых дел и отношения к ним присяжных, он в последний раз оживился, привстал на постели и громко произнес: «Я всегда утверждал, что институт присяжных есть святое дело в нашем отечестве!» Затем он склонил голову на подушку, и голос его начал более и более ослабевать».

 

Книжное обозрение

Фрагмент из книги «Исследование о смертной казни» (СПб, 1896, 2-е изд.)

…По-видимому, нет ничего нагляднее, проще и очевиднее, как устрашимость смертной казни. Человек чувствует ужас при одном мысленном представлении этого наказания. Наблюдения над осужденными, за немногими исключениями, также подтверждают, что эта казнь производит страх и ужас на душу человека. И, однако, эта очевидность похожа на ту, которая удостоверяет нас, что солнце ходит вокруг земли: первобытная вера в устрашимость смертной казни столь же достоверна, как убеждение простого человека, что солнце идет с востока на запад. С прошедшего столетия стали замечать, что разнообразные виды смертной казни нисколько не способствуют уменьшению тяжких преступлений; это — первое возникновение сомнений касательно устрашимости смертной казни.

И в самом деле, нельзя было не усомниться в силе смертной казни, если после стольких столетий ее применения в самых ужасных и изысканных формах преступление со своей стороны ничего не потеряло ни в количественном, ни в качественном отношении. Но вывод этот в то время имел недостаточные и односторонние доказательства. Преступления не уменьшаются, когда преступников карают самыми жестокими казнями: но кто поручится, что число их не увеличится, когда отменят эти казни? Этот вопрос был разрешен последующими переменами в области уголовного законодательства. Уничтожение во всех европейских кодексах квалифицированной смертной казни, отмена ее за большую часть преступлений, редкость исполнения смертных приговоров, наконец, полное изгнание ее из кодексов некоторых государств, — все эти важные перемены отнюдь не сопровождались ни увеличением тяжких преступлений, ни уменьшением общественной и частной безопасности…

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как изменения в УПК могут парализовать работу суда (видео)
Новости онлайн