Александр Пасенюк: ?Прежде, чем менять системы судов, нужно реформировать процессуальное законодательство?

11:07, 22 марта 2010
Газета: 28
Система административных судов сформировалась относительно недавно, но уже успела пережить немалое...
Александр Пасенюк: ?Прежде, чем менять системы судов, нужно реформировать процессуальное законодательство?

Система административных судов сформировалась относительно недавно, но уже успела пережить немалое количество попыток реформирования, вплоть до предложений о ее ликвидации. На сегодня судебная реформа набирает обороты, о чем свидетельствуют и последние решения Конституционного Суда Украины, и активность народных депутатов в законопроектной работе. Мы поинтересовались у человека, который стоял у истоков админюстиции – председателя Высшего административного суда Украины Александра Пасенюка, его мнением относительно последствий событий в сфере правосудия.

 

- Александр Михайлович, можно ли говорить в контексте Решения Конституционного Суда Украины (в котором дано толкование понятиям «наивысший судебный орган», «высший судебный орган») принятого 11 марта с.г., что в случае, если будут созданы Высший гражданский и уголовный суды, решения, принятые ими по кассации, нельзя будет обжаловать в Верховном Суде Украины (при внесении соответствующих изменений в законодательство)?

- Разумеется, это будет касаться и высших гражданского и уголовного судов, если таковые будут созданы. Проект закона о судоустройстве, который предусматривает создание этих судов, находится сейчас в парламенте, разработан он еще Комиссией по верховенству права и утверждению демократии при Секретариате Президента Виктора Ющенка. Он предусматривает 4-звенную систему судов и создание четырех высших судов, в том числе Высшего уголовного и гражданского, которые являются судами кассационной инстанции. Верховный Суд Украины в этой системе не является судом кассационной инстанции. Это орган, который будет обеспечивать одинаковое применение законодательства всеми судами общей юрисдикции, и ему в данном случае планируется дать полномочия по пересмотру отдельных решений высших судов, но только по исключительным обстоятельствам. Такие полномочия сейчас есть у Судебной палаты по административным делам ВСУ. Возможно, новым процессуальным законодательством будут определены и другие категории дел.

- На Ваш взгляд, пойдет ли на пользу судебной системе создание Высшего гражданского суда Украины и Высшего уголовного суда Украины?

- Об это сейчас трудно говорить - это все-таки новая система. Речь идет о том, что сейчас Верховный Суд как кассационная инстанция загружен делами, особенно это касается Судебной палаты по гражданским делам. И свои основные функции, определенные Законом «О судоустройстве Украины», он не выполняет в полной мере, действуя лишь как кассационная инстанция, как ВХСУ или ВАСУ.

Еще до принятия Конституции Украины появился первоначальный законопроект, автором которого был Виктор Шишкин, речь шла о том, чтобы все кассационные полномочия были сосредоточены в 4-х судах кассационной инстанции, а Верховный Суд Украины в количестве около 30 судей выполнял функцию обобщения судебной практики и обеспечения ее единства. А для этого, естественно, необходимо не только анализировать практику высших судов, но и принимать решения по отдельным особо важным для государства делам. Этот вопрос, кстати, поднимался в 2001 году во время проведения «малой» судебной реформы и процесса принятия одного из вариантов закона о судоустройстве. Но в 2002 году такой вариант закона не был принят Верховным Советом. То есть, закон, в принципе, не новый - новое наполнение. Эту идею, к слову, поддерживал и председатель Верховного Суда Украины Василий Онопенко, когда был министром юстиции, а позже председателем Комитета Верховного Совета Украины по вопросам правосудия.

Если рассматривать верховные суды любой европейской страны, то мы увидим, что они не выполняют кассационные функции в том качестве, в котором это делает наш Верховный Суд, и рассматривают очень небольшое количество дел. Возьмем, допустим, федеральный административный суд в Германии. Там рассматривается 5-6 дел в месяц на одного судью, а у нас в ВАСУ где-то 60 дел, в Судебной палате Верховного Суда Украины по гражданским делам около 160 дел в месяц. Согласитесь, при таком большом количестве дел очень трудно находить время для тщательной и скрупулезной работы по направлению судебной практики, обеспечению одинакового применения законодательства всеми судами.

- На Ваш взгляд, целесообразно ли вводить такое основание для создания и ликвидации судов как «обеспечение доступности правосудия» (как это предусмотрено законопроектом ? 6118)?

- Если говорить о системе админсудов, она фактически создавалась по примеру системы хозяйственных судов, не вполне удачной для нас. Позже планировалось для достижения большей доступности административных судов, создание еще целой сети административных судов первой инстанции, которые бы размещались не в областных центрах, а, например, в городах областного подчинения, других населенных пунктах – для того, чтобы приблизить суды первой инстанции к населению.

Что касается законопроекту ? 6118, то подобное обоснование для создания судов и сейчас заложено в полномочиях Президента. У ВАСУ, кстати, также есть возможность инициировать создание судов. Чем шире сеть судов первой инстанции, тем больше их доступность населению – в этом нет сомнений, но количество судов зависит, в первую очередь, от количества населения определенной территории, количества административных органов в этом регионе и, наконец, количества обращений в суды. Если на какой-то территории такое количество небольшое, то и создавать там еще один суд нет необходимости.

- Как Вы относитесь к идее объединения Окружного административного суда г. Киева и Окружного административного суда Киевской области, предложенной в одном из законопроектов?

- Крайне отрицательно. Практически в этом случае нарушаются все принципы создания и построения системы судов. Есть два города государственного значения - Киев и  Севастополь. При чем Киев – это город с 4-х миллионным населением и объединение киевского городского админсуда с судом, юрисдикция которого распространяется на область, может привести возникновению массы организационных трудностей. И тут как раз принцип доступности правосудия будет нарушен. Для того чтобы сделать административные суды в г. Киеве более доступными, необходимо создать еще несколько судов в столице. Такая попытка была, но неудачная, два года назад, когда был издан Указ Президента о создании Центрального и Левобережного окружных админсудов в Киеве. Создать еще два суда в Киеве – это нормально. Допустим, на левом и правом берегу, в зависимости от наличия помещений и организационных возможностей. А объединять суды нет никакой необходимости. Тем более, напомню, что суды создаются не путем внесения изменений в процессуальный кодекс, а путем издания Указа Президента. Только после этого вносятся изменения в процессуальный кодекс. Получилось, что парламент в случае, если бы принял этот закон, перебрал бы на себя полномочия Президента.

- Наверняка, в случае принятия этого законопроекта, возникла бы проблема с назначением на административные должности. На Ваш взгляд, как должна осуществляться эта процедура?

- Это проблема возникла в 2007 году, когда КСУ признал неконституционными полномочия Президента по назначению на админдолжности в судах. Какой-то период времени эти полномочия по собственной инициативе исполнял Совет судей Украины. В конце прошлого года это также было признано неконституционным. Что касается админсудов, эти полномочия, заполнив правовой ваккуум, взяла на себя Конференция судей административных судов. В частности, когда избирала меня председателем суда. То есть сейчас орган, назначающий на админдолжности отсутствует, и мы находимся в ожидании, если не принятия закона о судоустройстве, которым этот вопрос будет решен, то хотя бы внесения изменений в него. Таким органом может быть и Министр юстиции, и Высший совет юстиции, и органы судейского самоуправления. Полномочия могут быть переданы и председателям судов. Например, ВСУ, ВХСУ, ВАСУ – по назначению судей местных и апелляционных судов. Что касается высших судов, то мое предложение изначально было, чтобы председателя избирал пленум высшего суда, то есть так, как это происходит сегодня в Верховном Суде Украины.

- Целесообразно ли с целью урегулирования процедуры назначения на административные должности вводить в Закон «О судоустройстве Украины» норму следующего содержания: «При создании суда первый назначенный судья этого суда исполняет обязанности председателя суда до назначения председателя суда в установленном законодательством порядке»? (Проект Закона ? 6118)

- Ничего страшного в этом не вижу. Если исходить с точки зрения оперативности решения организационных вопросов, то оно неплохое. Кстати, когда создавалась система административных судов, в принципе, так и было: первым назначался будущий председатель, и он занимался оргвопросами: регистрировал суд как юридическое лицо, открывал счета в банке и так далее. То есть, ничего плохого в этом предложении нет, но есть, конечно, определенный подтекст, что именно то лицо, в котором хотят видеть председателя, назначается первым судьей.

- Каким Вы видите процесс создания судов в контексте существующих законодательных предложений?

- Оптимальная процедура – эта та, которая сейчас существует в законе о судоустройстве, то есть, в ней должны принимать участие органы, которые будут иметь прямое отношение потом к становлению суда как юридического лица и его организационному развитию. Суды должны создаваться и ликвидироваться Президентом по представлению или инициативе Министра юстиции, согласованным с председателем Верховного или высшего специализированного суда. Возможно, при участии Государственной судебной администрации в ее новом статусе.

- Как повлияет Решение КСУ, где дано толкование понятиям «наивысший судебный орган», «высший судебный орган» на практику Верховного Суда и судебную систему? Какие последствия могут быть для решений, вынесенных ВСУ в период между таким толкованием и внесением изменений парламентом в процессуальные кодексы?

- Сейчас трудно сказать, во-первых, в какой именно мере коснется реорганизация судебной власти Верховного Суда Украины, и в какой мере повлияет не нее это Решение КСУ. Поскольку, если бы в нем не было предложения о том, что законом могут быть предусмотрены и другие формы обжалования и пересмотра решений судов, можно было бы действительно сказать, что повторная кассация будет ликвидирована в любом ее проявлении.

Мне кажется, что все-таки Судебная палата по хозяйственным спорам ВСУ будет реорганизована, потому что ее деятельность стопроцентно носит характер повторной кассации. Что касается палаты ВСУ по административным делам, то в КАСУ ее деятельность называется «пересмотром по исключительным обстоятельствам» и процессуально это разновидность кассационного пересмотра, но не повторная кассация. Хотя, по сути, формально она является повторной кассацией. Но ограничены основания, по которым может быть пересмотрено судебное решение высшего суда: в связи с решением международной судебной инстанции или по причине разного применения судами одной и той же нормы права по аналогичным делам.

Поэтому, я так предвосхищаю, что эта реорганизация не коснется только одной Судебной палаты по административным делам. Просто из КАСУ будет исключено положение, что пересмотр по исключительным обстоятельствам это разновидность кассационного обжалования, а, учитывая упомянутое предложение в Решении КСУ, «другие формы обжалования» как раз и есть пересмотр по таким обстоятельствам.

Очевидно, что в связи с предоставленным КСУ толкованием, ходатайства относительно неправомочности решений, принятых ВСУ, будут поступать от заинтересованных лиц. Однако как они будут решаться – пока прогнозировать сложно.

- В связи с недавно обнародованным решением Конституционного Суда Украины о финансовом обеспечении судов, которое, по сути, должно было дать оценку функциям Государственной судебной администрации по отношению к судам, можно ли сказать, что если изменить статус ГСА, например, ввести ее в систему органов судебной власти, это поменяет ситуацию?

- В принципе ГСА может быть департаментом в составе аппарата Верховного Суда. В свое время организационными и финансовыми вопросами судов первой и апелляционной инстанции занимался департамент по судебной работе Минюста в количестве около 15 человек и 1-2 представителей в областных управлениях юстиции. Сейчас, при довольно большом штате ГСА и наличии ее подразделений во всех областях, финансирование судов не улучшилось, а с каждым годом носит все более проблематичный характер. Поэтому то, что по каждому из судов будет предусмотрена отдельная строчка в бюджете, безусловно, поможет решить многие проблемы. Кто будет осуществлять организационное руководство этим процессом? Это может быть и аппарат ВСУ, что касается общих судов, и высшие специализированные суды по отношению к местным и апелляционным специализированным судам. Тем более, что есть соответствующая практика ВХСУ. По крайней мере, как утверждает руководство ВХСУ и судьи хозяйственных судов, при такой процедуре финансовое и обеспечение хозсудов осуществлялось гораздо лучше.

Сегодня фактически и Высший админсуд постоянно сопровождает и принятие бюджетов окружных и апелляционных судов, помогает в решении многих других финансовых вопросов. Мы не дублируем ГСА, но контролируем эти вопросы через Совет судей административных судов. То есть, думаю, эти функции мы могли бы выполнять, даже не увеличивая штатное количество нашего аппарата.

Безусловно, плюс решения КСУ в том, повторюсь, что теперь каждый суд будет иметь свою строчку в Госбюджете, и уже ГСА или любой другой орган не сможет «перебросить» одному суду больше средств, а другому - меньше.

Я думаю, предложения судов об объеме финансирования, безусловно, будут проходить обработку через структуры судов, а потом попадать в Министерство финансов. И такой механизм понятен. Система админсудов не такая уж большая, а вот что касается 666 общих судов первой инстанции, - там процесс формирования показателей бюджета по всем судам будет очень емким. То есть, если, допустим, сейчас бюджет в Минфине представитель ГСА защищает в течении часа, то представьте, когда туда придет более тысячи бухгалтеров, представителей от судов. В этом случае, конечно, необходимо продумать процедуру такой работы.

- Что касается непосредственно деятельности Высшего административного суда, велика ли сейчас нагрузка по делам на одного судью ВАСУ?

- Один судья рассматривает в месяц от 40 до 70 дел в зависимости от сложности и объема этого дела. В то же время, у судей в большом количестве накапливаются остатки социальных дел, и уже только за счет них судьи обеспечены работой на несколько лет вперед.

- Имеет ли смысл «разгрузить» ВАСУ и передать некоторые категории дел, например, обратно в военные или другие суды?

- Нет, не имеет. Сейчас вообще идет речь о ликвидации военных судов. Мы действительно передали военным судам часть социальных дел, рассматриваемых по первой инстанции, чтобы сохранить военные суды на некоторый период времени, чтобы не было такой резкой их ликвидации.

Дело в том, что если мы сейчас начнем «раздавать» административную юрисдикцию в другие суды, мы фактически уничтожим ее. Вот сейчас социальные дела переданы в общие суды. Мы были против такой передачи. В принципе, это решение носит политический характер, потому что эта передача в целом проблемы не решает. У нас на рассмотрении осталось огромное количество социальных дел, по которым производство открыто и которые сиюминутно рассмотрены не будут – не раньше чем через год-два. И ежедневно к нам приходит примерно 500-600 кассационных жалоб. Принят закон и уже накопилось 2-3 тысячи за неделю, а то и больше жалоб, которые будут переданы в Верховный Суд. Пока еще ни одна из них не предана. Эти жалобы будут «лежать» и Верховном Суде Украины, как и у нас – то есть, это не решение проблемы. Решение проблемы в том, что надо срочно реформировать процессуальное законодательство. При чем это надо было делать еще в 2001-м, в период проведения «малой» судебной реформы.

По моему мнению, были допущены существенные просчеты при введении апелляционного рассмотрения дел и ликвидации надзора. Тогда вся кассационная нагрузка, которая на тот момент лежала на 27 областных кассационных судах и 2 тысячах судей легла на 20 судей Верховного Суда. Естественно, в ВСУ образовались «завалы» гражданских дел.  Восемь тысяч дел в 2005 году Верховный Суд передал нам. Потом, в 2007, около 20 тысяч дел из ВСУ было передано в апелляционные суды, но и это не решило проблему: Судебная палата по гражданским делам ВСУ все равно завалена делами. То есть, необходимо пересматривать процессуальное законодательство с тем, чтобы установить процессуальные фильтры. На мой взгляд, по большинству так называемых социальных дел совершенно не нужно апелляционное и кассационное обжалование, ведь фактически в этой категории дел и никакого спора нет: есть социальный закон, который государство обязано выполнять – перед пенсионером, участником войны, инвалидом. А государство эти функции не выполняет, поскольку не наполнен Государственный бюджет, и люди обращаются в суды. Суды выносят решения, и они опять-таки не исполняются. Такие дела идут выше – в апелляционную инстанцию, кассационную, Верховный Суд Украины – проходят все инстанции и получается, что решение спора затягивается на годы. На мой взгляд, есть решение суда первой инстанции - и оно должно исполнятся. По многим категориям дел можно упростить процедуру рассмотрения. Об этом говорят уже все: и ученые, и практикующие юристы, и судьи.

Необходимо улучшать качество рассмотрения дел, соблюдать установленные законом сроки, просто сократить количество таких дел в судах, на которые распространяется возможность апелляционного и кассационного обжалования. При чем это не означает, что мы отбираем право на обжалование. Просто, таким образом, устраняются лишние этапы, когда решение необходимо исполнять, а не продолжать обжаловать – ведь таким образом оно часто искусственно задерживается для исполнения. К нам, допустим, поступает масса кассационных жалоб от налоговой администрации, от социальных органов, когда они обжалуют законные решения судов первой инстанции, поскольку им дано указание идти до самого конца, у них так поставлена работа – надо поставить «галочку». А это тысячи жалоб. Поэтому я говорю о процессуальных фильтрах: примерно 50 процентов дел не должны проходить весь «круг» обжалования. Возьмем, допустим, Российскую Федерацию – там введен институт мировых судей, и решение мирового судьи может быть обжаловано в апелляционном порядке в суд первой инстанции - и все, оно исполняется, не идет дальше и дальше.

- Нужно ли и каким образом можно устранить проблему отбора судейских кадров, например такую, при которой председатель суда видит нового судью своего суда только после того, как тот приходит на работу?

- Это довольно спорный вопрос. Я как раз придерживаюсь той точки зрения, что председатель суда, и вообще судьи должны знать, кто к ним придет на работу. Этот человек, по крайней мере, должен пройти стажировку в этом суде. Хотя, с другой стороны, возможно, это и носило бы какие-то признаки нарушения принципа равенства: почему адвокат, прокурор, юрисконсульт должен быть ущемлен в правах при отборе в судейскую профессию.

Отмечу, что система административных судов формировалась с нуля. Естественно, что председатели судов принимали активное участие в отборе кандидатов на судейские должности по всей Украине. И это было закономерно – ГСА занималась тогда этим неактивно. Как раз председатели судов и рекомендовали многих кандидатов на судебные должности, которые потом уже проходили все ступени отбора. Кстати, Верховный Суд, оказывая методическую помощь, сделал нам замечание относительно того, что председатели судов не должны принимать участие в отборе судейских кадров – почему не знаю – и это должна делать «отвлеченная» организация, допустим, ГСА, которая организовывала бы обезличенный конкурс для претендентов на судейскую мантию.

Мне нравится немецкая практика, когда человек, который должен стать судьей сначала очень долго учится – получает высшее базовое образование, позже обучается еще год-два и получает специальное образование судейской профессии. После этого он поступает на работу в суд клерком и ждет своей очереди на должность судьи. Когда она освобождается, данное лицо сдает экзамен и становится судьей.

В принципе, я не совсем согласен с вариантом, когда проводится обезличенный конкурс. Надо определить орган, который будет заниматься отбором кадров: либо это будет сам суд, либо квалифкомиссия, либо специальный орган, коим сейчас является ГСА. И тут неважно, кто будет этот конкурс объявлять, формировать списки претендентов на судебную должность. Важны личности – кандидаты в судьи и механизмы определения их деловых, моральных, профессиональных качеств. Потому что, к сожалению, и квалифкомиссии, и Высший совет юстиции, с моей точки зрения, зачастую поверхностно проверяют профессиональные и моральные качества судей. И не потому, что они работают плохо, а потому что сегодня - это очень быстрый процесс.

 Когда, например, приходят люди с других организаций, даже если они неплохо отвечают на те несколько вопросов по КАСУ или по Конституции, нельзя сказать, будут ли они хорошими судьями – возможно, их моральные качества оставляют желать лучшего. Нужно пообщаться с человеком не один день, чтобы проверить его знания и утверждать, что он подходит на должность судьи хотя бы по этим критериям.

- Необходимо ли вводить особые требования, например, прохождение переквалификации при переходе судей из одного суда в другой, в частности, из общего в специализированный?

Я знаю, что Минюст разрабатывал специальные тесты для кандидатов на должность судьи, но они так и остались на стадии разработки. Что касается квалификации, судья может повысить ее в Академии судей Украины, на специальных отделениях при вузах – такие существует в Одесской национальной юридической академии и Харьковской юридической академии  имени Ярослава Мудрого. Сегодня есть также проблема качества образования - у нас, к сожалению, в судах работают люди, которые получили образование в вузах, где преподавательский состав не совсем квалифицированный. У меня тоже были случаи, когда на работу в аппарат суда приходили люди с высшим образованием, которые на проверку оказывались как «чистый лист бумаги». Поэтому, чтобы стать судьей, я считаю, все-таки нужно получить специальное образование, ведь профессия судьи, адвоката, прокурора отличаются друг от друга.

Кроме того, есть понятие психологическое выгорание: если человек очень долго проработал, допустим, милиционером или прокурором он, скорее всего, уже не будет хорошим судьей. Адвокаты в большей мере становятся хорошими судьями, чем те же работники милиции. Отмечу, что хотя сейчас идет речь о том, чтобы судей избирать бессрочно буквально с первого дня – я против этого. Считаю, что какой-то испытательный термин все же должен быть. Другое дело, что у нас он иногда используется, чтобы убрать неугодных судей, но в то же время происходит отсев судей, которые не выдержали испытание властью – и это хорошо.

Насчет специальных критериев и переподготовки при переходе судьи из общего суда в специализированный административный - хотелось, чтобы они были. Свои критерии мы сейчас отрабатываем. У нас есть свой подход, но он не апробирован в полной мере и не прошел, скажем так, аттестацию. И у нашей квалифкомиссии, и у квалифкомиссий хозяйственных судов есть свои определенные методики, но пока все на личной инициативе, а единого нормативного документа не существует.

Разумеется, следует учитывать то, что процессуальное административное законодательство отличается от того же гражданского или хозяйственного. Например, в административном судопроизводстве другие принципы: презумпции виновности ответчика, активной роли суда, совсем по-другому толкуется принципы диспозитивности. Поэтому, чтобы судьи при переходе с другой юстиции не приносили с собой ее процессуальные «штампы», очевидно, необходимо чтобы какая-то их переквалификация проходила. У нас в суде действует стажировка сроком в один месяц. Также судьи проходят 2-недельное обучение в Академии судей. Однако это очень маленькие сроки для того, чтобы поменялось виденье судьи своей роли уже в другом процессе.

- По Вашему мнению, как нужно бороться с ситуацией, при которой суды арендуют помещения у частных лиц, в связи с чем иногда находятся под риском «выселения»?

- Действительно, такие ситуации были и в Ивано-Франковске, и в Одессе и Днепропетровске. В Конституции записано, что государство обеспечивает финансирования и надлежащие условия для функционирования судов и деятельности судей. Как только задекларировано создание суда, государство должно дать ему помещение и средства для того, чтобы этот суд функционировал – на то, чтобы купить бумагу, конверты, мебель, пошить мантию и так далее. У нас, к сожалению, государство этого не делает. Например, изначально, когда ВАСУ начинал свою деятельность, мы полгода арендовали помещение у Министерства юстиции.

На практике, когда назначается председатель суда, он сам начинает искать помещение и в государственной, и в коммунальной собственности. Не исключен и вариант аренды у частных лиц. Это неправильно, конечно. Хотя с правовой точки зрения, тут нет никакого нарушения - суд может арендовать помещение, в том числе, и у частного лица, но за это нужно платить соответствующую плату. И деньги эти должны выделятся из Госбюджета.

- Какие основные направления, в которых, на Ваш взгляд, должна осуществляться судебная реформа?

- На протяжении 15 лет у нас судебная реформа сводится, прежде всего, к нескольким вопросам: это статус Верховного Суда, назначение судей на админдолжности, статус ГСА, ликвидация военных судов и реорганизация органов судейского самоуправления.

Я же считаю, что прежде, чем говорить об изменении системы судов, нужно реформировать процессуальное законодательство. О чем я уже упоминал - установить процессуальные фильтры, внести изменения в процессуальные кодексы, принять новый УПК. К слову, мы внесли предложение в парламент о внесении изменений в КАСУ с целью упрощения административного судопроизводства.

С помощью процессуального законодательства мы можем определить оптимальную нагрузку на суды, а также то, есть ли необходимость в создании или ликвидации суда.

К примеру, сейчас в админсудах идут «всплески» определенных категорий дел. Например, социальных. Но это еще не означает, что нужно расширять систему административных судов. Я встречался недавно с экспертами Совета Европы, и они спросили, почему у нас не увеличено количество судей: у них, например, появилось 400 социальных исков – они на 20 человек увеличили количество судей первой инстанции. Если идти этим путем, то у нас нужно увеличить систему судов в 2-3 раза, а  количество судей - в 100 раз, чтобы все дела были рассмотрены своевременно.

Мы не можем себе позволить такой роскоши, поэтому, на мой взгляд, необходимо упростить процессуальные законы, сделать доступными суды и сократить сроки рассмотрения дел.

- Столь ли серьезна для судопроизводства проблема неукомплектация состава Высшего административного суда Украины, как о ней говорят?

- Увеличение количества судей не приведет к решению проблемы с уменьшением нагрузки. Судей в высшем суде может быть хоть 150, все равно будет очень большое количество дел. Должны быть совершенно другие пути. Во-первых, мы сейчас не можем полностью укомплектовать суд, потому что у нас нет помещений и нет финансирования. Кроме того, я считаю, что нет особой необходимости активизировать деятельность в направлении полной комплектации ВАСУ. Сейчас необходимо заполнить судейскими кадрами окружные суды, в первую очередь, и апелляционные суды. В принципе, судьи в ВАСУ продолжают избираться парламентом. Но увеличивать их количество немедленно на человек 30-40 нет никакой необходимости, поскольку, как я уже говорил, это не изменит ситуацию с нагрузкой на ВАСУ.

Беседовала

Наталья Мамченко

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как выбирали руководство нового Верховного Суда
Новости онлайн