Акимов ? генпрокурор, арестовывавший Троцкого

12:08, 22 марта 2010
Газета: 27
Михаил Акимов (1847–1914) – видный юрист, председатель Государственного совета, ...
Акимов ? генпрокурор, арестовывавший Троцкого

Михаил Акимов (1847–1914) – видный юрист, председатель Государственного совета,

действительный  тайный советник

 

Родился Михаил Григорьевич Акимов в сельце Луговое Петровского уезда Саратовской губернии в потомственной дворянской семье. Образование Михаил получил в Пензенской гимназии, которую окончил с серебряной медалью. В августе 1864 года юноша поступил на юридический факультет Московского университета, где учился более пяти лет. Когда настало время подумать о службе, Акимов остановил свой выбор на прокурорской деятельности. 21 января 1870 года молодой юрист подал прошение прокурору Московской судебной палаты Г.Н. Мотовилову о зачислении кандидатом на судебные должности.

Акимова направили в Московский окружной суд, где он вскоре стал исправлять должность товарища прокурора. В марте 1872 года он назначается товарищем прокурора Владимирского окружного суда. Через три года в чине коллежского асессора его перевели на аналогичную должность в Москву. 31 декабря 1876 года он получил свою первую награду — орден Св. Станислава 3-й степени.

В Московском окружном суде Акимов служил три года, проявил за это время незаурядные способности, исключительное трудолюбие и усидчивость. В начале 1879 года открылась вакансия прокурора Ярославского окружного суда. В своем представлении на имя министра юстиции Д.Н. Набокова прокурор Московской судебной палаты писал: «Коллежский асессор Акимов, с деятельностью которого я за последнее время познакомился особенно близко, принадлежит, по моему мнению, к числу лучших товарищей прокурора Московской судебной палаты. Он состоит на службе около 9 лет, по должности товарища прокурора округа 7 лет, обладает прекрасным образованием и прекрасными способностями». Однако министр юстиции Набоков считал необходимым испытывать молодых юристов на самостоятельной работе в старых судебных установлениях, то есть в тех губерниях, которых еще не коснулась Судебная реформа. Так Акимов оказался на должности киевского губернского прокурора, на которую был назначен 31 марта 1879 года. Там он прослужил немногим более года, получив чин надворного советника и орден Св. Владимира 4-й степени.

К этому времени Акимов женился на дочери тайного советника Делянова, фрейлине Двора Ее Императорского Величества Марии Николаевне. В феврале 1879 года у супругов родился первый ребенок — дочь Надежда. Затем появились еще пятеро детей: сын Николай и дочери Елена, Софья, Ольга и Татьяна. В 1880-е годы Акимов уверенно поднимался по ступеням служебной иерархии. Он прекрасно знал законодательство, имел выдающиеся организаторские способности. Когда в 1881 году открылась Киевская судебная палата, Михаил Григорьевич занял в ней кресло товарища прокурора, прослужив два года, причем неоднократно исправлял должность прокурора палаты. 5 октября 1883 года Акимов меняет кабинет прокурора на судейское кресло, став председателем окружного суда в г. Одессе. В 1886 году он получает чин действительного статского советника, а вскоре по личной просьбе переводится в г. Пензу на аналогичную должность. Однако семейные обстоятельства, и прежде всего болезнь жены, заставили его вновь ходатайствовать о переводе в окружной суд в Одессе, что и было удовлетворено. 10 июня 1889 года Акимов вступил в должность прокурора Одесской судебной палаты, а 18 декабря 1891 года министр юстиции Манасеин назначил его прокурором Московской судебной палаты, вместо Н.В. Муравьева, ставшего обер-прокурором Правительствующего сената. В этой должности он прослужил три года.

В 1894 году с приходом в министерство юстиции Н.В. Муравьева Акимов был переведен на службу старшим председателем Одесской судебной палаты. 3 февраля 1899 года с чином тайного советника он был назначен сенатором уголовного кассационного департамента Правительствующего сената. Михаил Григорьевич сделал целый ряд блестящих докладов по исключительно сложным уголовным делам, что сразу же поставило его в один ряд с лучшими юристами страны.

16 декабря 1905 года именным Высочайшим указом, данным Государственному совету, М.Г. Акимов был утвержден в должности министра юстиции и генерал-прокурора с оставлением в звании сенатора. Ему было определено содержание 18 тысяч рублей в год. Рекомендовал императору Николаю II Акимова тогдашний председатель Совета министров С.Ю. Витте. Приход Акимова в министерство совпал с активизацией наступления царизма на революционное движение. Обстановка в обеих столицах России была тяжелая и взрывоопасная. В этих условиях Акимов сумел внести в стены министерства «живую струю», упросил делопроизводство, потребовал излагать бумаги кратко и ясно, без «бюрократических украшений». В то же время он резко стал ломать внедрившуюся в судебную практику привычку возбуждать уголовное преследование не столько против революционеров, сколько против чинов полиции, допускавших будто бы превышение власти при прекращении беспорядков. Одним из самых громких дел генерал-прокурора Акимова в этот период стал арест членов Санкт-Петербургского совета рабочих депутатов (лидеры — Г.С. Хрусталев-Носарь, Л.Д. Троцкий (Бронштейн), А.Л. Парвус) и ещё около 50 человек.

24 апреля 1906 года Акимов был освобожден от должности министра юстиции, но уже на следующий день назначен членом Государственного совета с оставлением в звании сенатора. В 1907 году он стал председателем Государственного совета и оставался в этой должности до конца жизни. С 1908 года - одновременно и статс-секретарь Его Императорского Величества.

М.Г. Акимов умер 9 августа 1914 года в Петербурге. Похоронен в фамильном склепе в Сердобском уезде Саратовской губернии.

 

Отзывы современников

В одной из статей, посвященных памяти М.Г. Акимова, министр юстиции И.Г. Щегловитов писал: «В нем всякий видел человека твердой воли, умевшего настоять на своем мнении, бесстрашного и совершенно не смущавшегося тем, что «передовые» люди его осудят. Популярности он никогда не искал, а с общественностью считался постольку, поскольку она соответствовала его вполне определенным взглядам и убеждениям».

 

Резонансные дела

Убийство московского градоначальника Н.А.Алексеева

М. Акимов всегда лично глубоко вникал во все возникавшие дела, особенно те, которые будоражили общественное мнение. 9 марта 1893 года в Москве произошло трагическое событие, всколыхнувшее всю старую столицу, — в здании думы был смертельно ранен московский городской голова Н.А. Алексеев, пользовавшийся большим уважением населения.

Террорист был задержан. Им оказался новохоперский мещанин Андрианов. Сразу же после получения известия о происшествии в думу приехали прокурор Московской судебной палаты Акимов, прокурор окружного суда Домерщиков, обер-полицмейстер столицы Власовский, начальник сыскной полиции Эффенбах и другие должностные лица. Акимов взял с собой лучшего криминалиста Москвы — следователя по особо важным делам Тимофея Тимофеевича Глушановского, который и приступил к расследованию. Следствие заняло три месяца. Михаил Григорьевич постоянно интересовался его ходом, периодически представлял доклады министру юстиции Манасеину, а также отвечал на многочисленные запросы городской думы. Было установлено, что Андрианов стрелял в Алексеева «в состоянии умственного расстройства». В связи с этим следствие было прекращено.

 

Арест Льва Троцкого

Одним из самых громких дел генерал-прокурора Акимова стал арест членов Санкт-Петербургского совета рабочих депутатов (лидеры — Г.С. Хрусталев-Носарь, Л.Д. Троцкий (Бронштейн), А.Л. Парвус).

Как известно Петербургский совет рабочих депутатов был выборной политической организацией деятелей социалистических партий и рабочих, ставший организационным центром Всероссийской октябрьской политической стачки 1905 года в Санкт-Петербурге. Чашу терпения правоохранительных органов переполнил «Финансовый манифест» Совета, в котором его представители призывали рабочих к финансовому бойкоту правительства. Чтобы не упустить часть депутатов Совета, а арестовать всех сразу, правительство решило арестовать депутатов во время очередного заседания Совета.

3 декабря, во время заседания Совета в помещении вольно-экономического общества, пришло сообщение о том, что здание окружено войсками и полицией. Офицер полиции вошёл в зал во время выступления представителя профсоюза и попытался огласить ордер на арест. Л. Троцкий, как председатель, перебил его: «Пожалуйста, не мешайте оратору. Если вы хотите выступить, сообщите своё имя, и я спрошу у совещания, желает ли оно вас выслушать». Растерявшийся офицер терпеливо ждал; когда же оратор закончил своё выступление, Троцкий спросил, желают ли присутствующие выслушать «информационное сообщение». Получив разрешение, офицер зачитал ордер, Троцкий предложил утвердить его и перейти к следующему пункту повестки дня. На протест офицера председатель Совета ответил: «Прошу вас не мешать. Вы получили слово, сделали своё заявление, мы приняли его к сведению». Троцкий спросил собрание, желает ли оно ещё раз выслушать представителя власти, и, поскольку желающих не обнаружилось, попросил его покинуть зал. Офицер ушёл за подкреплением, в его отсутствие члены Исполкома уничтожали документы; когда же в зал вошёл большой отряд полиции, Троцкий объявил заседание закрытым.

В виде протеста против ареста Совета крайними партиями был обращен призыв к рабочим произвести третью всеобщую забастовку, но в Петербурге это предложение никакой поддержки у рабочих не нашло.

 

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как выбирали руководство нового Верховного Суда
Новости онлайн