Прокурор и министр Андрей Вышинский. Кто он ? ?кровавый? палач, шоумен или жертва режима?

15:38, 29 марта 2010
Газета: 28
ВЫШИНСКИЙ Андрей Януарьевич (28.11.1883, Одесса – 22.11.1954, Нью-Йорк). Прокурор СССР, постоянный...
Прокурор и министр Андрей Вышинский. Кто он ? ?кровавый? палач, шоумен или жертва режима?

ВЫШИНСКИЙ Андрей Януарьевич (28.11.1883, Одесса – 22.11.1954, Нью-Йорк). Прокурор СССР, постоянный представитель СССР при ООН.

 

Крайне неоднозначный человек Андрей Вышинский сыграл запоминающуюся роль в истории нашей страны. Зловещая фигура, очень интересная не только для историка, но и для юриста, психоаналитика, литератора. «Андрей Ягуарович» — так его втихую звали. Палач? Бесспорно! И одновременно — весьма образованный, эрудированный господин. В частной переписке молодых лет — слегка сентиментален, ироничен. Представить, что из этого культурного, либерального юноши вырастет «тот самый» Вышинский — невозможно! Но, как говорится, никогда не говори никогда…

Вышинский родился в Одессе в семье провизора Януария Вышинского. Когда Андрею исполнилось пять лет, семья переехала в Баку, где отец работал в Кавказском товариществе торговли аптекарскими товарами. Впоследствии Вышинский окончил 1-ю мужскую классическую гимназию, а в 1901 г. поступил на юридический факультет университета Святого Владимира в Киеве, который смог окончить лишь через 12 лет, так как за участие в студенческих беспорядках в 1902 г. был исключен из университета. В 1903 г. молодой Вышинский примкнул к меньшевикам, вступив в РСДРП.

Благодаря своему темпераменту и ораторству он скоро стал известен «всему Баку», участвовал во многих забастовках, демонстрациях, организовал боевую дружину. Немудрено, что в 1905 г. он был арестован и заключен в Баиловскую тюрьму, где содержался вместе с И. Джугашвили (Сталиным). Считают, что именно тогда он познакомился со Сталиным, с которым сидел в одной камере, — но это вряд ли. Два не последних в своих организациях социал-демократа, работавших в одном городе, наверняка знали друг друга и раньше. Отбыв год в крепости, Вышинский восстановился в Киевском университете, который в 1913 г. окончил с отличием и был оставлен на кафедре для подготовки к профессорскому званию, но отстранен администрацией как политически неблагонадежный. Вследствие этого Андрею Януарьевичу пришлось вернуться в Баку, где он преподавал русскую литературу и латинский язык в частной гимназии, занимался адвокатской практикой, ведя гражданские дела нефтепромышленников, затем переехал в Москву.

В 1915 г. Вышинского взял в помощники один из известных адвокатов того времени П. Малянтович. Получив должность помощника адвоката, Вышинский был официально зачислен в состав адвокатского сословия Московской судебной палаты. Но отблагодарить своего наставника «Ягуарович» не то не смог, не то не захотел. Через четверть века Малянтович был приговорен к расстрелу. Измученный старик надеялся на помощь близких, однако отчаянные письма его обезумевшей от горя жены к «милейшему Андрею Януарьевичу», занимавшему на тот момент один из высочайших постов в стране, остались без ответа.

И, тем не менее, в далеком 1917 г. Вышинский ворвался в политическую элиту именно благодаря Временному правительству, министром юстиции которого некоторое время был и Малянтович. Речи Вышинского на митингах привлекли внимание, и он был назначен комиссаром Первого участка милиции Якиманского района Москвы, а затем после организации новых органов власти стал председателем управы Якиманского района. Выполняя распоряжение Временного правительства, он принимал практические меры по розыску и аресту В.И. Ленина, скрывавшегося после июльских событий в Петрограде.

Однако в 1920 году Вышинский делает окончательный политический выбор — вступает в партию большевиков. И в то же время возвращается в юриспруденцию, пока что в качестве адвоката — одновременно с работой в Наркомпроде состоит в коллегии защитников. Но адвокатура — не его стезя, и уже в 1923 году он начинает выступать в судах в качестве общественного обвинителя и вскоре становится прокурором уголовно-судебной коллегии Верховного суда РСФСР. Но расставание с практической юриспруденцией было непродолжительным. Уже в мае 1928 года он возвращается в органы юстиции. С июня 1933 г. Вышинский занимает должность заместителя прокурора, а в марте 1935 г. – Прокурора СССР. Оценивать его работу на этом посту крайне сложно.

С одной стороны Вышинский выступал как государственный обвинитель на фальсифицированных НКВД политических процессах 1928–1938 гг. Был представителем специального присутствия Верховного суда по Шахтинскому делу (1928), по делу Промпартии (1930). Государственный обвинитель по процессу «Метро-Виккерс» (1933), политическим процессам 1937, 1938 гг. И на этих «больших процессах» Вышинский беспощадно клеймил подсудимых с каким-то сладострастным хамством: «вонючая падаль», «взбесившийся пес», «презренный подонок». С началом перестройки и открытием архивов стало ясно, что все эти дела были созданы следователями ОГПУ и не имели под собой никаких реальных фактов. Вышинский об этом не мог не знать.

С другой стороны, слишком уж противоречивые сведения остались о тех временах. До сих пор бытует мнение, что именно А.Я. Вышинский – автор теории о признании обвиняемого как «царице доказательств». Согласно этой теории признание является решающим доказательством вины при рассмотрении дел о государственных преступлениях, что оправдывает применение грубого произвола в судебно-следственной практике и различных незаконных методов следствия с целью получения признания. Вот только ничего подобного Вышинский не говорил. На самом деле он писал следующее: «…переоценка значения признаний подсудимого или обвиняемого доходила до такой степени, что признание обвиняемым себя виновным считалось за непреложную, не подлежащую сомнению истину, хотя бы это признание было вырвано у него пыткой, являвшейся в те времена чуть ли не единственным процессуальным доказательством, во всяком случае, считавшейся наиболее серьезным доказательством, «царицей доказательств».... Этот принцип совершенно неприемлем для советского права и судебной практики...».

Что касается его замашек палача, то и здесь не все так однозначно. К примеру, в истории с дачным домом, который принадлежал старому революционеру Серебрякову, Вышинский выглядит крайне неприглядно. Андрей Януарьевич был обвинителем на процессе, где Серебрякова приговорили к расстрелу. И при этом его дачу отдали Вышинскому, но отдали за месяц (!) до вынесения приговора, поскольку все имущество Серебрякова подлежало конфискации в доход государства. Ситуация мерзкая сама по себе – отобрал дачу и у подсудимого, и у государства. Однако Вышинский еще и потребовал у руководства дачного кооператива, чтобы денежный пай, который внес Серебряков при строительстве (17 000 рублей), зачли ему, Вышинскому. Грубо говоря — не просто занял дом человека, которого убил, а еще и на деньги этого человека накладывал лапу. С другой стороны, известен не один десяток «маленьких» людей, которых Вышинский лично спас, настояв на пересмотре тех или иных уголовных дел. Чего только стоит запись из дневника Корнея Чуковского: «Умер А. Я. Вышинский, у коего я некогда был с Маршаком, хлопоча о Шуре Любарской и Тамаре Габбе. Он внял нашим мольбам и, сделав даже больше, чем мы просили, так что Маршак обнял его и положил ему голову на плечо, и мы оба заплакали. Человек явно сгорел на работе». Значит, это тоже входило в сложную систему отношений Вышинского с миром — где можно, где эффектный жест никак не повредит ему лично, он, Андрей Януарьевич Вышинский, должен проявить гуманизм и порядочность.

В январе 1938 года на сессии Верховного Совета Вышинский был снова назначен Прокурором Союза сроком на семь лет. Но уже весной 1939 года он оставляет прокуратуру. Почему — неизвестно. То ли его отправили на повышение, то ли сам...

Оставив прокуратуру, Вышинский отнюдь не был отправлен на скромную должность в провинцию. 31 мая 1939 года он становится заместителем председателя Совнаркома СССР, а в 1940 году его ждет новая должность. Вышинского назначают заместителем наркома иностранных дел. С началом Великой Отечественной войны Вышинский активно участвует в создании антигитлеровской коалиции. Именно Вышинский привез в Берлин текст Акта о безоговорочной капитуляции Германии (оказывал маршалу Г.К. Жукову правовую поддержку). Он же – участник Потсдамской конференции в составе советской делегации. В общем, неудивительно, что именно Вышинский (который владел французским, английским и немецким языками) с 4 марта 1949 г. занимает должность министра иностранных дел СССР. Однако после смерти Сталина 5 марта 1953 г. В.М. Молотов вновь занял пост министра иностранных дел, а Вышинский 6 марта 1953 г. был выведен из Президиума ЦК и отправлен в почетную ссылку, став постоянным представителем СССР при ООН.

А.Я. Вышинский скоропостижно скончался от сердечного приступа в Нью-Йорке, был кремирован, прах помещен в урне в Кремлевской стене на Красной площади в Москве.

 

Отзывы современников

«…в Вашингтоне дипломаты толпами сбегались на выступления Вышинского — что он сейчас отмочит»

Писатель Аркадий ВАКСБЕРГ

– Появление Вышинского на «больших процессах» закономерно. Были люди, которые могли держаться на прокурорской трибуне чуть более выдержанно? Наверняка! Но здесь такие не требовались. Прокурору отводилась иная роль, и Вышинский по натуре своей ей соответствовал как никто. Я ведь помню, как он выступал на Всесоюзном совещании юристов. Формально он взял слово, чтобы высказаться по второстепенному поводу — обсуждался макет учебника. Но появление Вышинского на трибуне стало концертным номером. Шоумен. Харизматичная личность. Невероятное обаяние держиморды, которому все позволено. Моментальная реакция, богатейший лексический запас, блеск эрудиции. Это не был очередной безликий высокопоставленный чиновник, бубнивший по бумажке. Лорд Шоукросс (был главным обвинителем от Англии на Нюрнбергском процессе, а потом работал в ООН) мне рассказывал: в Вашингтоне дипломаты толпами сбегались на выступления Вышинского — что он сейчас отмочит?

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как собеседуют кандидатов в Верховный Суд
Фото
Видео
Новости онлайн