Кто вправе закрыть правосудие, или Посторонним вход в суд воспрещается

18:07, 6 апреля 2010
Газета: 30
Видеокамеры в государственных учреждениях уже не вызывают ни у кого удивления. Однако когда 1 марта в...
Кто вправе закрыть правосудие, или Посторонним вход в суд воспрещается

Видеокамеры в государственных учреждениях уже не вызывают ни у кого удивления. Однако когда 1 марта в Апелляционном суде Харьковской области по приказу его председателя Михаила Бородина были установлены 4 видеокамеры на входе, 13 судей тут же обратились в прокуратуру и Службу безопасности Украины с просьбой возбудить уголовное дело.

Один из судей, которого приказы не устраивают, Валерий Хребтов, отметил, что при установке должен соблюдаться принцип конфиденциальности – отснятый материал должен оставаться в суде, а в данном случае судей не поставили в известность, какие субъекты будут иметь доступ к этому материалу. Однако не весь состав возмущен такими приказами. Судья Александр Курило подчеркнул, что с помощью видеонаблюдения можно отследить нарушения: например, если сторона при ознакомлении с материалами дела, выйдя в коридор, уничтожила какой-либо документ. Возникает вопрос: есть ли у суда право использовать такую видеозапись с обличительной целью? (На данный момент камер в коридорах и залах заседаний пока нет – Ред.)

Эта ситуация была вынесена на обсуждение Совета судей Украины, который состоялся 26 марта. Заместитель председателя ССУ Станислав Мищенко обнародовал информацию относительно коллективной жалобы 22 судей вышеуказанного суда на действия его председателя Михаила Бородина, которые издал два приказа, одним из которых установил режим входа и выхода работников суда из помещения. Была введена электронная система контроля посещений, и судьям было запрещено отлучаться с рабочего места без разрешения. Другим же – «О дополнительных мерах относительно обеспечения безопасности работников суда» — был введен запрет на посещение суда посторонними лицами, если они не являются стороной по делу.

К слову, мнения членов ССУ разошлись: возник вопрос, может ли руководство суда ограничивать свободу перемещения судей, ведь их трудовая деятельность регулируется специальным законом «О статусе судей», а не КЗоТ. Но в некоторых судах все же установлены правила внутреннего трудового распорядка, которые распространяются не только на его работников, но и на самих судей (см. комментарий председателя Апелляционного суда Кировоградской области Юрия Медведенко).

Обратимся к нормам Конституции Украины и законодательства о судоустройстве. С одной стороны один из известных принципов – гласность судебного процесса: присутствовать в судебном заседании могут все лица, которые этого пожелают, например, те же представители средств массовой информации или студенты юридических вузов, за некоторыми исключениями, когда судом вынесено определение о проведении слушания в закрытом режиме. С другой – сам председатель Апелляционного суда Харьковской области утверждает, что такие меры приняты только с целью контроля над дисциплиной и обеспечения безопасности. По его словам, некоторые судьи практически не выполняют свои прямые обязанности, а то вовсе отсутствуют на рабочем месте.

В результате обсуждения Совет судей пришел к выводу не принимать решение сгоряча и отдать вопрос на рассмотрение комитета ССУ по профессиональной этике судей. В случае же обнаружения в действия Михаила Бородина признаков превышения полномочий, нарушения прав судей или граждан и т.д., ССУ может принять меры: рекомендовать ему изменить содержание распоряжений либо отменить их. Кроме того, в соответствии со ст. 97 Закона «О судоустройстве Украины» у ССУ есть право инициировать дисциплинарное производство.

Напомним, что г-на Бородина (который согласно информации некоторых изданий входит в тридцатку самых влиятельных харьковчан, кроме того, является соратником председателя Верховного Суда Украины Василия Онопенко) уже пытались привлечь к дисциплинарной ответственности. В апреле 2005 года на заседании Высшего совета юстиции в то время его член, а ныне постоянный представитель парламента в Конституционном Суде Анатолий Селиванов неоднократно указывал, что судьей Бородиным был допущен ряд грубых правонарушений, среди которых — фальсификация судебных документов, нарушение процессуальных сроков рассмотрения дел, моральное давление на других судей и пр., однако тогда в представлении на его увольнение было отказано. В 2003 году ВСЮ уже принимал решение о внесении представления Президенту об увольнении Михаила Бородина, который тогда еще занимал должность заместителя председателя Апелляционного суда Харьковской области. Однако такие инициативы ничем не закончились. Возможно, вся эта шумиха, связанная с «закрытым» правосудием, очередной повод убрать неугодного судью? Время покажет…

Наталья Мамченко,

«Судебно-юридическая газета»

Комментарии

Председатель Апелляционного суда Харьковской области Михаил Бородин:

– Я не читал обращения судей к ССУ. У нас существуют правила внутреннего трудового распорядка, в соответствии с которыми все работники, в том числе и судьи, должны придти на работу в 9-00, а уйти в 18-00. Перерыв с 13-00 до 13-45. У нас в кадрах на 252 человека всего 2 сотрудника, которые ведут учет рабочего времени. Я издал приказ, чтобы время пребывания судьи на работе автоматически учитывалось. То есть когда судья заходит в помещение и проводит карточкой через пропускную систему — информация идет автоматически на компьютер, его фамилия и время прихода автоматически высвечивается, как и время ухода. Я был в судах за границей, в просвещенной Европе, бываю часто в России – там есть подобные системы. Зайдите в Верховный Совет Украины – может туда кто-либо без пропуска зайти? Я считаю, что это нормальное положение вещей. Я не вижу в этом ущемления чьих-то прав.

По поводу камер – вы читаете и слышите, что твориться в мире. Поймите, что в сторону суда каждый день раздаются критические замечания, в том числе и угрозы. Это естественно, потому что суд ежедневно разрешает конфликты. Апелляционный суд рассматривает уголовные дела, по которым назначается наказание в виде пожизненного лишения свободы. Вот у нас несколько лет назад подсудимый сбежал из-под стражи и застрелил солдата конвойной службы – прямо в здании суда. Поэтому видеокамеры установлены не только с целью обеспечения безопасности судей, но и всех остальных работников. Я не преследовал цели сбора незаконной информации. Вот вы в магазин заходите, там стоят камеры. Ощущаете ли в связи с этим, что нарушаются ваши права? Камеры не размещены в кабинетах судей – приезжайте и посмотрите сами. И если вы их найдете, я напишу заявление на увольнение. Пообщайтесь с теми судьями, которые написали жалобу. К нам приходило местное телевидение, и только один согласился выступить, остальные сбежали и спрятались.

У нас два входа в суд. Камеры стоят на входе и по периметру – то есть с фасадной стороны и с тыльной стороны здания оно просматривается. Вот и все. Прокуратура осуществила проверку и указал на пункт 1 ст. 6 УПК – отсутствует событие. Ведь и в самой прокуратуре этих камер большое количество. В апелляционном административном суде стоят точно такие же камеры. В Харьковском апелляционном хозяйственном суде они тоже есть. В районных судах – не во всех – также размещены камеры.

Есть ли хотя бы одна жалоба от гражданина или заявление, что его не пустили в зал судебного заседания? Просто я это упорядочил, чтобы не было свободного хождения по судам. Я написал, в каких случаях гражданин может пройти в суд: если сторона по делу – представь документы, если в зал судебного заседания — пожалуйста. Не было случая, чтобы мы кого-то не допустили. А судья жалуется, что гражданину нельзя зайти. Кто уполномочивал судью представлять интересы гражданина в своем процессе? Никто. У него есть на это доверенность? Самое главное – нет ни одной жалобы от граждан.

Зачем судьи обратились с коллективной жалобой – я могу только догадываться. Вот, например, это заявление подписал судья Каплиенко. Посмотрите, как он работает за год. Возьмем, допустим, 2003-й. За тот год он рассмотрел одно дело. В районном суде, например, в Киевском районном суде г. Харькова, судья рассматривает каждый месяц 130 дел. За 2004 год г-н Каплиенко рассмотрел 2 дела, за 2005-й – 1 дело. Как вы думаете, что для него самое трудное? Отсидеть день на работе. Я так догадываюсь, что еще один подписант – судья Анатолий Петрович Брынцев (он к Василию Дмитриевичу – уважаемому человеку (Брынцев Василий Дмитриевич на данный момент заместитель председателя Конституционного Суда Украины, ранее – председатель Апелляционного суда Харьковской области) – прим. ред.) не имеет никакого отношения, в таких случаях говорят: даже не однофамилец. Так вот, Анатолий Брынцев за 2006 год не рассмотрел ни одного дела. 2009 год – по первой инстанции рассмотрел 2 дела и в апелляции – 9 дел. Итого — 11 дел за год. Вы пойдите в Верховный Суд Украины и спросите судью Балюка (Балюк Николай Иванович – судья, входит в состав Судебной палаты по гражданским делам ВСУ), сколько он за неделю рассматривает? 100–125 жалоб.

Из-за такой небольшой нагрузки подписантам шальные мысли в голову и лезут. Я 36-й год работаю. Я ничего не нарушил, все делал по закону. А что не нравится части судебного корпуса – ну, так пусть объяснят, что. Как вы думаете, очень ли рады судьи, когда зал переполнен людьми, корреспондентами? Вам много открыто дают интервью судьи в процессах? Да они прессу как черт ладана боятся. А тут наши судьи болеют за граждан, что их не пускают в зал судебного заседания! Не кажется ли вам, что это странно?

 

Заместитель председателя Совета судей Украины Василий Гуменюк:

– Сейчас однозначного заключения сделать невозможно, пока комитет ССУ не исследует все аспекты. У судей ненормированный рабочий день, потому нельзя сказать, что они привязаны к определенным временным рамкам. Судья может придти раньше или задержаться – все зависит от того, как нужно рассматривать дело. Он может слушать одно дело на протяжении всего дня, или если, допустим, подсудимый находится под стражей, рассмотрение дела может закончиться раньше – тут много нюансов. Я не думаю, что г-н Бородин издал такое распоряжение с целью ущемить чьи-либо права. Он решал вопрос в соответствии со своими функциональными обязанностями, но нужно проверить, насколько их реализация была адекватной.

 

Член Совета судей Украины, председатель Апелляционного суда Кировоградской области

Юрий Медведенко:

– На мой взгляд, вопрос о принятии Правил внутреннего трудового распорядка в суде и соблюдении их урегулирован законодательством. Часть 5 статьи 4 ЗУ «О статусе судей» предусматривает, что трудовые отношения судей (кроме судей военных судов), не урегулированные этим Законом, определяются законодательством Украины о труде. Ни Закон «О статусе судей», ни Закон «О судоустройстве Украины» не регламентируют режим работы судей, время прихода на работу и ухода с работы, время обеденного перерыва, порядок предоставления отпусков, компенсации за работу в выходные дни и так далее. Исходя из содержания упомянутой нормы Закона о статусе судей, все эти вопросы регулируются Кодексом законов о труде Украины и другими нормативными актами о труде.

В соответствии с ч.1 ст.52 КЗоТ Украины продолжительность ежедневной работы устанавливается правилами внутреннего трудового распорядка. Исходя из содержания п.1 части 1 статьи 28 ЗУ «О судоустройстве Украины», а также ч.1 ст. 52 КЗоТ Украины, правила внутреннего трудового распорядка утверждаются председателем апелляционного суда. При этом в соответствии со статьей 6 ЗУ «О статусе судей» судьи обязаны соблюдать требования служебной дисциплины и распорядка работы суда. Разве кто-то будет спорить с утверждением, что судья не может прогуливать работу либо являться на работу в нетрезвом состоянии?! Поэтому утверждение правил внутреннего трудового распорядка в суде председателем суда и требование соблюдать режим работы, в том числе и судьями, по моему мнению, основано на законе.

В Апелляционном суде Кировоградской области также существуют Правила внутреннего трудового распорядка. И, к сожалению, в суде были случаи, когда я вынужден был как член Совета судей Украины вносить в ВККСУ представления в отношении судей апелляционного суда о привлечении к дисциплинарной ответственности за нарушение трудовой дисциплины – появление на работе в состоянии алкогольного опьянения. И по этим представлениям судьи были привлечены к дисциплинарной ответственности высшей квалификационной комиссией.

Вопрос о запрете свободно выходить из помещения суда судьям в рабочее время… Я скажу так: помещение суда для судей да и для работников суда – это ведь не гетто. В течение рабочего дня возникает масса различных ситуаций, когда по службе необходимо отлучиться. Кроме того, работа судьи – работа творческая. Судья работает там, где находится его голова. Я также рассматриваю дела, и могу утверждать, что иногда возникает ситуация, когда нужно обдумать дело. Выйти из кабинета и походить по улице. Ну, и потом, одному лучше работается рано утром, другому вечером. Поэтому вопрос о присутствии судьи вне судебного заседания на рабочем месте, в кабинете, на мой взгляд, следует оценивать индивидуально, прежде всего, с точки зрения выполняет ли человек надлежаще свои обязанности по осуществлению правосудия. В коллективе это очень заметно. Безусловно, если судья откровенно прогуливает и отлынивает от работы – такое положение дел недопустимо и требует соответствующего реагирования как со стороны председателя суда, так и со стороны коллектива судей. Думается, что будет правильно, если судья, отлучаясь с работы на значительное время по личным делам (а отсутствие на работе более трех часов без уважительных причин приравнивается к прогулу), поставит в известность председателя палаты или председателя суда.

Хочу отметить, что требования относительно соблюдения трудового распорядка никоим образом не должны использоваться судьями-администраторами как средство влияния на судей в связи с рассмотрением ими дел. Это аксиома.

Порядок же доступа людей (не работников суда) в помещения судов требует нормативного регулирования. Поскольку деятельность судов сопряжена с необходимостью обеспечения мер безопасности как для работников судов, так и для посетителей. Это продиктовано тем, что в зданиях судов находятся конвойные помещения, по коридорам судов осуществляется конвоирование. Нередки случаи, когда посетители приходят в помещение суда с оружием, топорами, ножами, активными химическими веществами и пр. К сожалению, большинство зданий судов в Украине не приспособлены для осуществления правосудия. Залы судебных заседаний находятся рядом с кабинетами судей, работников суда. Рядом с конвойными помещениями. Пути конвоирования проходят по коридорам, где находятся посетители.

Поэтому в апелляционном суде Кировоградской области этот вопрос решен следующим образом. На совместном заседании президиума апелляционного суда и совета судей области постановлением ?84п-08 от 29 сентября 2008 года утверждены Правила поведения в апелляционном суде Кировоградской области. Указанными правилами четко регламентирован порядок пропуска в помещение суда граждан: как участников процесса, так и слушателей. Организовано сопровождение граждан в залы судебных заседаний судебным распорядителем, секретарями судебных заседаний либо сотрудниками спецподразделения «Грифон». Этим же документом установлены ограничения доступа граждан в помещение суда. Не допускаются в помещение суда лица в состоянии алкогольного и наркотического опьянения, лица, одетые в шорты, майки, без одежды, граждане с животными, с оружием, колющими и режущими предметами, с транспарантами и тому подобное. На мой взгляд, такая регламентация соответствует требованиям закона, обусловлена необходимостью обеспечения безопасности людей, да и обеспечивает уважение к суду, кроме того, обеспечивает право граждан на свободный доступ к суду.

Так что организовывать посещение помещений судов необходимо. При этом абсолютно неправильно запрещать доступ в помещения судов гражданам, желающим присутствовать в открытых судебных процессах в качестве слушателей. Таким образом нарушается принцип гласности судопроизводства, закрепленный в законе.

 

Член Высшего совета юстиции Сергей Сафулько:

– Как видно из сути вопроса, есть две проблемы: касающаяся судей и касающаяся граждан. На статус судьи не распространяются нормы общего трудового законодательства. Это не значит, что судья может покидать рабочее место, когда пожелает, но установление подобных временных рамок невозможно. Правила внутреннего трудового распорядка относительно судей, по моему мнению, не являются действующими – они касаются работников, которые работают по трудовому договору. Судья работает в силу акта или Президента, или парламента и, соответственно, является носителем судебной власти. Потому такие ограничения, во-первых, унижают его, во-вторых, ограничивают независимость судьи. Потому, думаю, в этой части председатель суда несколько превысил свои полномочия – вряд ли такой его приказ можно считать законным.

А что касается запрета на допуск в суд не сторон по делу или не его участников – это мракобесие. Суды открыты. Другое дело, что должен быть контроль, например, чтобы лица не приходили с взрывоопасными веществами, оружием – для этого существует соответствующий порядок. У нас действительно, к сожалению, человек, который просто хочет посидеть, послушать судебное заседание, зачастую не может пройти в суд. Но это ограничение конституционных прав. А если в некоторых судах дела слушаются в рабочих кабинетах, нужно обеспечить надлежащие условия осуществления правосудия, а не ограничивать граждан в правах.

 

Председатель Высшей квалификационной комиссии судей Виталий Бойко:

– Вопрос спорный, насколько председатель суда может следить за исполнением судьями правил внутреннего трудового распорядка. Безусловно, судья — отдельная фигура в составе коллектива суда, но, мне кажется, принцип свободного распоряжения своим рабочим временем иногда может быть слишком свободным по отношению к интересам людей, которые обратились в суд. Все зависит также от того, насколько будет реформирована работа суда – будет ли судья принимать лично обращения граждан и так далее.

Мне кажется, что суд нельзя «закрывать» и лишать гражданина, который хочет присутствовать в зале судебного заседания, такого права только потому, что у него нет какого-либо пропуска. Еще не хватало, чтобы мы установили за допуск в суд плату. Другой вопрос, что службы безопасности должны предпринимать меры относительно обеспечения безопасности граждан, которые находятся в суде. А вводить, так скажем, персонифицированный вход – это уже слишком, по сути, это уже закрытое правосудие. Ограничивать доступ в суд для людей, которые просто хотят послушать процесс, неправильно.

 

Заместитель председателя Совета судей Украины Станислав Мищенко:

– На мой взгляд, распоряжение председателя Апелляционного суда Харьковской области «О дополнительных мерах относительно обеспечения безопасности работников суда» нарушает конституционные права граждан на доступ к правосудию, поскольку в нашей стране действует принцип гласности, открытости суда. В этом документе дается указание запретить вход в суд «посторонним», а если гражданин участник процесса, то он должен предъявить соответствующие документы.

Мы так и не приняли на ССУ решение рекомендовать изменить данные приказы, хотя я думаю, что это было бы правильное решение. Безусловно, должен быть контроль, поскольку пропуск в суд имеет какие ограничения, как-то: нельзя заносить туда взрывчатку, оружие и так далее. Но то, что человек имеет право пройти в суд – в этом никаких сомнений быть не должно, достаточно, чтобы гражданин засвидетельствовал свое лицо. Так что, безотносительно, есть ли жалобы от граждан или нет, данный приказ является незаконным. Относительно того, может ли он своими распоряжениями усиливать меры по обеспечению трудового распорядка – по моему мнению, может. Но опять же, если он обязывает охранника контролировать приход на работу судей и работников, то это, очевидно, некорректно.

 

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
С какими проблемами столкнется Общественный совет добропорядочности осенью
Фото
Видео
Новости онлайн