?Правосудие может не работать, а кодексом всегда можно дать по башке?

12:25, 12 апреля 2010
Газета: 31
19 апреля с.г. в Окружном админсуде г. Киева должно продолжится рассмотрение дела по иску судьи Высшего...
?Правосудие может не работать, а кодексом всегда можно дать по башке?

19 апреля с.г. в Окружном админсуде г. Киева должно продолжится рассмотрение дела по иску судьи Высшего хозяйственного суда Украины Валентины Палий к VIII внеочередному Съезду судей Украины (в лице его председателя П. Пилипчука). Дело тянется с 2007 года – именно тогда полномочия г-жи Палий на должности члена Высшего совета юстиции были досрочно прекращены решением вышеупомянутого съезда якобы «за нарушение присяги». Судья ВХСУ утверждает, что есть все основания называть данное решение незаконным. Кроме того, оно имело и определенный политический подтекст. В чем он заключается, а также, почему судебное рассмотрение затянулось более чем на 2 года – мы решили спросить у самой Валентины Палий.

 

– Валентина Михайловна, дело о Вашем увольнении с должности члена ВСЮ до сих пор находится в суде. С чем связано то, что решение по нему до сих пор не принято?

– Рассмотрению моего дела в суде оказывается огромное противодействие. Когда я обращалась с иском, я говорила на заседании Высшего совета юстиции о том, что мне не хватит ни денег на оплату правовых услуг, ни интеллекта, ни жизни для того, чтобы противодействовать Верховному Суду Украины. Учитывая то, что VIII Съезд судей Украины проводили и организовывали наивысшие должностные лица ВСУ, можно понять, что речь в данном случае идет о «чести мантии». Это и объясняет длительное рассмотрение дела.

Не последнюю роль в таком положении вещей играет ВСУ, который предпринимает максимум усилий в лице его председателя Василия Онопенко, его первого заместителя Петра Пилипчука и председателя Военной коллегии ВСУ Александра Волкова. На данный момент эти лица достигли своей цели – затянуть судебное рассмотрение до того времени, когда у меня закончатся полномочия члена ВСЮ. Но существенным для них остался вопрос «реноме». Мое дело закрывали, мотивируя это тем, что данный вопрос не подпадает под юрисдикцию суда, игнорируя положения Конституции, согласно которым все споры подпадают под юрисдикцию судов. Бесконечно пишутся заявления об отводе судей, о закрытии дела. Вопрос был вынесен даже на Пленум ВСУ, который принял постановление 13 декабря 2008 года о рассмотрении жалоб на действия органов судейского самоуправления. Мое же дело старались затянуть до принятия этого постановления, теперь требуют от судьи, который рассматривает спор, закрыть его в связи с данным решением Пленума.

Отмечу, что в нем идет речь о том, что не подлежат обжалованию решения органов судейского самоуправления. Дискуссия в том, что решение относительно меня касалось не вопроса самоуправления, а вопроса формирования конституционного органа – Высшего совета юстиции, и оно никак не может быть вопросом судейского самоуправления. Я считаю, что если бы меня, например, не избрали на Съезде судей членом ВСЮ, то такое решение я бы не могла обжаловать, поскольку на тот момент на Съезде находилась в статусе судьи. Но если меня уже избрали членом Совета и у меня есть соответствующие публичные и представительские полномочия, то досрочное прекращение таких полномочий – не вопрос самоуправления. Он касается уже непосредственно формирования и деятельности конституционного органа – ВСЮ и вопроса независимости деятельности члена ВСЮ, запрета вмешательства в его деятельность – о чем идет речь в норме ЗУ «О Высшем совете юстиции». К сожалению, как оказалось, она является абстрактной нормой, поскольку по мне «прошлись танком».

Вопрос моего увольнения был вынесен на Съезд тайно, предварительно о нем речь не шла, он не обсуждался при подготовке повестки дня Съезда. Меня даже не ознакомили с этим представлением – как оказалось, судьи могут поступать так даже в отношении своей коллеги. Наиболее циничное в этой ситуации, что организатор этой акции – Александр Волков, который подписывал представление о моем увольнении наряду с еще двумя судьями (г-ном Колесником и г-ном Луниным) и был назначен на мое место. То есть было одновременно проигнорирован и вопрос конфликта интересов – хотя он является одним из фундаментальных и поднимается на всех заседаниях, посвященных внедрению международных стандартов правосудия в Украине, в которых г-н Волков принимает активное участие.

На какой стадии Ваш иск находится на данный момент?

– На последнем заседании в сентябре 2009 года судье Окружного админсуда г. Киева Владимиру Кочану, который является председательствующим на заседаниях, моими оппонентами был заявлен отвод с очень любопытной мотивацией: поскольку есть все основания считать, что будет принято незаконное решение, учитывая правовую позицию судьи, который неоднократно отказывал в закрытии производства по делу даже после того, как ответчик ссылался на постановления Пленума. Отмечу, что судья в одном из определений, когда дело пытались закрыть, указал, что, несмотря на решение Пленума, оно относится к компетенции суда, а не органов судейского самоуправления. Мои же оппоненты были уверены, что обжаловать решение Съезда нельзя, поэтому и допускали беспредел в отношении меня на Съезде. Мне даже г-н Пилипчук писал, что решения Съезда обязательны для всех судей, в том числе и для меня. Но я на тот момент уже была членом ВСЮ. Если мои коллеги, члены ВСЮ, избранные Верховной Радой, могут обжаловать решение парламента, а те, кто назначен Президентом, Указ Президента, почему я не могу обжаловать решение Съезда? У членов ВСЮ от судей ограниченные права?

Ходатайства об отводе председательствующего судьи были написаны П. Пилипучком, А. Волковым, по всей видимости, и с перспективой на возбуждение в дальнейшем дисциплинарного производства против судьи Кочана. 15 сентябре 2009 года, после того как в отводе им было отказано, 16-го сентября г-н Кочан заявил самоотвод, мотивировав его тем, что его правовая позиция не позволяет ему принимать участие в деле. Возможно, совесть судьи не дала ему возможность закрыть производство – ведь это непрофессионально, мы это как судьи понимаем. С другой стороны, наверно, давление было настолько сильным, что ему пришлось написать заявление о самоотводе. Однако остальными двумя судьями он удовлетворен не был – видимо, они тоже понимали, что происходит. В случае отвода дело бы начало рассматриваться сначала. Потом дело отложили до ноября.

Отмечу, что уровень цинизма у г-на Волкова зашкаливает – в частности, когда ответчик попытался оспорить определение суда в апелляционную инстанцию (что в принципе процессуально неверно, такое определение не может быть обжаловано), Киевский апелляционный админсуд в лице его родственника мужа его родной сестры судьи КААС Игоря Баранова, удовлетворил просьбу данного судьи ВСУ. К слову, на данный момент в ВСЮ лежит представление об увольнении Александра Волкова и Игоря Баранова с должностей за нарушение присяги судьи в связи с тем, что открылась их родственная связь, и это касается не только моего дела.

Когда г-ном Пилипчуком была подана апелляционная жалоба на определение ОАС г. Киева об открытии производства по делу, судья Баранов, который оказался председательствующим по делу, устроил все так, чтобы как можно более унизить представительницу ВСЮ. Ей не дали возможности выступить, не дали дела для ознакомления. Посидели – и огласили решение о закрытии производства. Однако 3 декабря 2008 года ВАСУ удовлетворил мою кассационную жалобу и жалобу ВСЮ на определение КААС, которым было отменено определение ОАС г. Киева о назначении дела к рассмотрению по сути и закрыто производство по делу. Следующее судебное заседание по моему делу состоится 19 апреля. Я почти уверена, что оно начнется с ходатайства о закрытии производства или об очередном отводе – придет новый представитель ответчика (предыдущий был ими уволен либо, возможно, ушел сам). Как было и в прошлый раз – пришел новый представитель, который даже не был в курсе, какие ходатайства уже были заявлены, и начинал заявлять их заново.

Кроме того, здесь имеет место политическая подоплека, поскольку практически одновременно тогда работала временная следственная комиссия парламента, которая расследовала деятельность Василия Онопенко на должности судьи. И нарушения были найдены: было рекомендовано обратиться во ВСЮ относительно нарушения г-ном Онопенко присяги. Отмечу, что во ВСЮ я всегда занимала свою принципиальную отдельную позицию и никогда не действовала «по команде». И этим, конечно, я не устраивала руководство ВСУ ему захотелось ввести человека, который будет выполнять его волю. Тогда Съезд судей в срочном порядке назначили на 26 июня, заседание следственной комиссии должно было состоятся 27-го. Цель – создать резонанс, продемонстрировать, насколько «принципиально» судьи относятся к нарушениям закона – «бей своих, чтобы чужие боялись», и спасти свою должность, реноме. Более того, тогда не только в отношении меня звучали обвинения, но и в отношении других членов ВСЮ: Александра Задорожного, и, кажется, даже Лидии Изовитовой. Не так давно Генеральная прокуратура обнародовала заключение об отсутствии нарушений в деятельности г-на Онопенко. Возможно, это был некий компромисс. Однако я не исключаю, что к этому вопросу еще могут вернуться. 

 

- Если Ваш иск будет все же удовлетворен судом, какие последствия это будет иметь?

- В случае если мой иск удовлетворят, Александр Волков будет лишен своей должности члена ВСЮ. Иск звучит так: признание незаконным решения Съезда о моем досрочном прекращении полномочий. И я ставлю вопрос, что если его признают таковым, то незаконным является и решение о назначении на должность г-на Волкова. Я не знаю, как суд решит данный вопрос и какие будут последствия, но люди, по крайней мере, должны знать, что данное лицо занимает свою должность незаконно, и решение Съезда – произвол и применение ВСУ всей полноты власти, как касательно назначения на админдолжности, так и на должности в органы судейского самоуправления, – абсолютное злоупотребление.

Речь идет о дискредитации меня как члена ВСЮ. Такого еще в истории не было. И я знаю, что даже если мне откажут в иске, такого больше не будет – никакой председатель себе такого не позволит.

И еще. Очень часто говорят – «независимая судебная власть». Я считаю, что власть страдает не столько от внешнего давления, сколько от внутреннего. Это основная проблема. Мне понравилась фраза среди комментариев к статье одного политолога, моего однофамильца Александра Палия: «Правосудие может не работать, а кодексом всегда можно дать по башке». К сожалению, это наша действительность.

 

Беседовала Наталья Мамченко,

«Судебно-юридическая газета»

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
С какими проблемами столкнется Общественный совет добропорядочности осенью
Фото
Видео
Новости онлайн