Зарубежный опыт. Почему ювенальные суды превращаются в детских монстров?

12:40, 30 апреля 2010
Газета: 33
Ювенальная юстиция. Большинство украинцев, если и слышали о ней, то совсем немного. Какие-то суды для...
Зарубежный опыт. Почему ювенальные суды превращаются в детских монстров?

Ювенальная юстиция. Большинство украинцев, если и слышали о ней, то совсем немного. Какие-то суды для несовершеннолетних. Вроде бы ничего плохого. Пусть с детьми разбираются специалисты. Правозащитники тоже настойчиво уговаривают власти принять законы о ювенальной юстиции. Говорят только о некоей кардинальной перестройке работы с несовершеннолетними и о том, что все будет хорошо. А еще кивают на Запад, вот, мол, у нас будет как у них. Действительно, что касается работы с несовершеннолетними преступниками, то преимущества отдельного вида юстиции, акцентированного именно на проблемах детей, видны невооруженным взглядом. Здесь и обязательная работа психологов, и полный комплекс социальной реабилитации, и возможность лояльного отношения Фемиды к случайно оступившимся детям. Однако во всем мире ювенальные суды еще рассматривают вопросы взаимоотношений детей с родителями. А вот здесь можно наломать дров, если мы будем слепо делать кальку с западных образцов ювенальной юстиции.

В этом отношении очень показателен опыт российской актрисы Натальи Захаровой, ставшей жертвой этой системы во Франции. В начале 1990-х годов она вышла замуж за француза, уехала в Париж и родила дочь. Однако жизнь не сложилась, так как супруг жестоко обращался с девочкой и употреблял наркотики. После развода, по решению суда по семейным делам, Маша осталась с мамой, и, если бы дело происходило в России или в Украине, так продолжалось бы и по сей день. Но во Франции существует еще и ювенальный суд. Когда Маше было три года, ее, по просьбе бывшего мужа Натальи, насильно разлучили с мамой, отдали в приют, а затем в приемную семью. И вот уже девять лет Наталья не может вернуть дочь, несмотря на то, что ее дело получило широкую международную огласку и обсуждалось на самом высоком межгосударственном уровне. С просьбой помочь воссоединению семьи обращался к кардиналу Франции (а во время своего визита во Францию еще и к президенту Николя Саркози) и Святейший Патриарх Алексий II. Но проблема до сих пор не решена, потому что ювенальная юстиция действует по собственному усмотрению. И таких примеров в этой европейской стране очень много.

В ассоциации, созданные во Франции для защиты прав семьи, поступают обращения о вопиющих нарушениях закона судьями и безнаказанности преступников. В частности, в одну из ассоциаций обратилась за помощью женщина. Ее бывший супруг был начальником тюрьмы. Однажды их пятилетний сын после свидания с папой рассказал, что тот со своим приятелем (который, кстати, работал психологом в той же тюрьме!) делал ему больно. Когда потрясенная мать обратилась к судье по детским делам и показала медицинское заключение об изнасиловании мальчика, судья приказала: «Немедленно заберите ребенка у матери и поместите его в приют, поскольку мать манипулирует ребенком и восстанавливает его против отца».

В 2000 году французское правительство под давлением профессионалов, забивших тревогу, обратилось к генеральному инспектору по социальным делам Пьеру Навесу и генеральному инспектору юридического отдела Брюно Катала с просьбой представить доклад о положении дел в судах по делам несовершеннолетних и в социальных службах, о разлучении детей с родителями. Доклад получился обширный и совершенно шокирующий. В нем говорилось: «Колоссальное количество детей отнято у родителей и помещено в приюты и приемные семьи. Судьи и сотрудники социальных служб постоянно нарушают закон. Между законом и практикой его применения огромная разница. В одном и том же суде практика одного судьи отличается от практики другого. Нет качественного контроля системы защиты детей и семьи. Никакого уважения к семье, никакой заботы о ней ювенальная юстиция не проявляет. Прокуратура не может вести наблюдение за всеми делами, так как их слишком много. Социальные работники и судьи имеют полную, безграничную власть над судьбой ребенка. Сотрудники социальных служб часто отнимали детей по анонимным телефонным звонкам, что та или иная семья в опасности».

Прошло 10 лет, но никаких изменений в ювенальной юстиции во Франции так и не произошло. Детей продолжают отбирать у любящих родителей по самым идиотским поводам (например, «из-за удушающей любви к ребенку»), а все потому, что судьи тем быстрее продвигаются по карьерной лестнице, чем больше подобных приговоров они выносят. Поэтому прежде чем что-либо внедрять в нашей стране, следует внимательно ознакомиться со всеми возможными последствиями, в том числе и путем изучения соответствующего зарубежного опыта.


Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Верховный Суд может начать работу уже в этом году (видео)
Новости онлайн