Будущее Фемиды глазами судей. Что несут новые веяния в системе правосудия: кардинальные преобразования к лучшему или полный разброд и шатание?

11:04, 7 июня 2010
Газета: 39
Большинство населения не доверяет сегодня судебной системе. Это очень печально. И это надо не просто...
Будущее Фемиды глазами судей. Что несут новые веяния в системе правосудия: кардинальные преобразования к лучшему или полный разброд и шатание?

Большинство населения не доверяет сегодня судебной системе. Это очень печально. И это надо не просто обсуждать, а надо думать, что делать. Думать не только власти, но и обществу, как выбраться из этой ситуации, потому что она совершенно нетерпима. Ведь государство сильно только тогда, когда оно опирается на доверие народа. А доверие народа завоевать очень просто – ему нужен сильный и независимый суд, в котором простые граждане смогут быстро и беспристрастно решить все свои проблемы. Однако последние события в судейской среде отчетливо показывают, что до единства мыслей и взглядов на эту проблему еще очень далеко.

Как известно, новый закон о судоустройстве практически закрепляет полную автономию ВАСУ и ВХСУ. При этом, что в итоге останется от ВСУ, на данный момент не известно. Соответственно, представители хозяйственных и административных судов относятся к судебной реформе более благосклонно, нежели судьи Верховного Суда, что и подтвердил Пленум ВСУ, состоявшийся 4 июня 2010 г. Спешить судьям, действительно, есть куда - по некоторым данным, на окончательное голосование проект закона «О судоустройстве и статусе судей» поставят 24 июня с.г.

Однако, утверждать, что судей административной и хозяйственной юстиции все устраивает в новом законе, нельзя – они уже готовят свои предложения ко второму чтению документа, в частности, касающиеся социального обеспечения судей (см. комментарий председателя ССХСУ Александра Удовиченко). Посмотрим, какие же проблемы судебной реформы остались нерешенными.

Прежде всего - Верховный Суд продолжает активно плыть «против течения». Первоочередной вопрос, который был поставлен на Пленуме 4 июня, – обращение в КСУ с представлением относительно конституционности отдельных положений нового ЗУ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно недопущения злоупотребления правом на обжалование» от 13 мая с.г. ? 2181-VI. В представлении делается упор на то, что путем недавних изменений в вышеуказанные акты «созданы условия для вмешательства Высшего совета юстиции для быстрой расправы над судьями» (по словам г-на Онопенко). Подчеркивается, что власть во ВСЮ теперь в руках «людей, которые не имеют отношения к правосудию», «судьям в ВСЮ уже нечего делать», и «утрачена роль ВСЮ, определенного в Конституции как органа представительского характера» (практически это означает, что мнение судей ВСУ в этом органе уже не играет никакой роли). Также, по мнению Онопенко, «вершиной цинизма является определение нарушения присяги»: «Даже одной этой нормы уже достаточно, чтобы обвинить кого-то. Последние события с Александром Волковым – это расправа над судьей. Судя по всему, государству судьи не только не нужны, но и мешают».

Однако даже в самом Верховном Суде нет единой позиции по многим вопросам. К примеру, г-н Онопенко в своей речи акцентировал внимание на нарушение процедуры принятия Закона ? 2181-VI. Однако в самом конституционном представлении о таком нарушении речь не идет. На это обратил внимание зампредседателя Совета судей Украины Станислав Мищенко: «На каком основании тогда КСУ будет принимать решение о неконституционности Закона?». Г-н Мищенко обратил внимание не только на это: «Кто-нибудь еще из судей обратился с тем, что эти изменения не соответствуют Конституции?». На этот вопрос г-н Онопенко сразу не нашелся, что ответить: «Никто...». «Мне кажется, надо было более серьезно подойти к этому конституционному представлению – иначе выходит, что мы защищаем прежде всего, себя, не получив ни одного обращения от судей. Представление ВСУ не готово», – резюмировал г-н Мищенко.

Нашлись и другие оппоненты Василию Онопенко. В частности, судья Судебной палаты ВСУ по хозделам Иван Шицкий отметил следующее: «Нет ничего неконституционного в данных изменениях. Нужно иметь очень много грехов, чтобы видеть в этом законе нарушение Конституции. Право Верховной Рады принимать законы. Пока не будет незаконного решения в административной юрисдикции, никакого права обращаться у вас нет. Почему Вы, человек, который давал присягу судьи, не осуществляете правосудие? Скажите, какое дело вы последний раз рассмотрели? Вы себя пытаетесь спасти, потому что Вы нарушили присягу, уклоняясь от осуществления правосудия. Поэтому не тащите за собой Верховный Суд за собой в яму».

Данные пикировки лишний раз доказывают, что мощной судебной оппозиции на данный момент просто не существует. Ниже мы приводим наиболее интересные высказывания судей относительно их будущего.


Комментарии

 

Председатель Судебной палаты по гражданским делам ВСУ Андрей Гнатенко:

– Я думаю создание Высшего специализированного суда по рассмотрению уголовных и гражданских дел обусловлено тем, что в апелляционных судах на данный момент работают гражданская и уголовная палаты – и чтобы не рушить существующую систему и в целях экономии решили сделать над этими отраслями одного председателя. Четыре председателя высших судов, наверное, это уже слишком. На Рабочую группу по вопросам судебной реформы было вынесено предложение выделить отдельно гражданские суды. И это было бы правильно – если мы выделяем отдельно Высший административный суд, и Высший хозяйственный, где намного меньше дел рассматривается по сравнению с гражданскими судами. То есть, логика построения отсутствует. Все что делается на скорую руку – делается «подслеповатым».

Не должно быть сплошной специализации. Можно говорить об объединении хозяйственной и гражданской юрисдикции – тут есть какая-то логика, это один материальный закон и можно выйти на одну процессуальную форму. Разницы большой нет. После того, как арбитражные суды превратились в хозяйственные – по сути, они взяли и переписали все с гражданского процессуального кодекса. А объединять гражданскую и уголовную юрисдикцию – зачем?


Зампредседателя ВАСУ Михаил Цуркан:

– Сделан шаг к реализации положений реформирования судебной системы, как это было установлено еще в первой концепции судебной реформ 1992 года. Что касается создания Высшего специализированного суда по рассмотрению уголовных и гражданских дел, фактически идет речь о создании того Кассационного суда, который изначально был предусмотрен ЗУ «О судоустройстве Украины», и не создан в силу решения Конституционного Суда Украины, но под другим названием и с немного измененными функциями. Однако не это основное. Если оставить Верховному Суду функции кассационной инстанции в том объеме, который есть сейчас, это не решит проблемы. У нас все равно возникнет вопрос о том, передавать ли опять огромное количество дел апелляционным судам для того, чтобы они вынесли решение по ним как кассационная инстанция – что было один раз сделано недавно, и вызывает сомнение относительно конституционности. Далее, Верховный Суд не может быть простым «статистом», который рассматривает такой вал дел. Все равно нужно что-то менять. Законодатель пошел таким путем. Могут быть и другие мнения. Мы, например, предлагали кардинально изменить подходы относительно основ, которыми урегулированы порядок и основания кассационного обжалования. Кассационное обжалование не является панацеей, если оно сплошное. Суд кассационной инстанции должен направлять практику. Таким образом, при указанной в законопроекте структуре можно более оперативно решать дела. Но я подчеркну, что само по себе построение судебной системы не заменяет содержательного наполнения понятия «правосудие».


Председатель Судебной палаты по уголовным делам ВСУ Николай Короткевич:

– Я не против создания специализированных судов. В соответствии с принципом специализации суды должны быть организованы с учетом особенностей предмета судебных дел по соответствующей юрисдикции и обусловленного этими особенностями вида судопроизводства. Соответствует ли этому конституционному принципу объединение в одном специализированном судей гражданской и уголовной юрисдикции? На мой взгляд, нет.

Заданиями гражданского судопроизводства является справедливое, непредубежденное и своевременное рассмотрение и решение гражданских дел с целью защиты нарушенных, непризнанных или оспариваемых прав, свобод или интересов.

Заданиями же уголовного судопроизводства является быстрое и полное раскрытие преступлений, разоблачение виновных и обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый, кто совершил преступление, был привлечен к ответственности и ни один невиновный не был наказан.

Как же можно, придерживаясь закрепленного конституционного принципа специализации, объединить два таких разных по своей правовой сути вида судопроизводства, создав предлагаемый Высший специализированный суд по рассмотрению гражданских и уголовных дел? На мой взгляд, если есть необходимость объединить в одном суде две специализации, то это может быть объединение гражданской и хозяйственной специализации, которые имеют много общего между собой, но никак не уголовной и гражданской. Хочу подчеркнуть, что судебно-правая реформа должна состояться и способствовать утверждению верховенства права в нашем государстве.



Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Юрист – больше не профессия: что предлагают реформаторы (видео)
Новости онлайн