?Есть надежда, что судебная система оправдает свое предназначение?

12:02, 14 июня 2010
Газета: 40
Судебная реформа движется семимильными шагами. Не так давно в парламент был внесен законопроект,...
?Есть надежда, что судебная система оправдает свое предназначение?

Судебная реформа движется семимильными шагами. Не так давно в парламент был внесен законопроект, представляющий собой новую редакцию Закона «О судоустройстве Украины и статус судей», который коснется и системы административных судов.

О том, как скажется реформа на административной юстиции, и все ли устраивает ее представителей в вышеупомянутом документе, мы решили спросить у заместителя председателя Высшего административного суда Украины, члена Рабочей группы по вопросам судебной реформы Михаила Цуркана.

 

– Михаил Иванович, как вы оцениваете новую редакцию Закона «О судоустройстве Украины»?

– Однозначной оценки быть не может, поскольку, какие бы изменения не происходили, они будут так или иначе касаться чьих-то интересов, поэтому и субъективная оценка их будет разная. Я назвал бы положительным моментом то, что сделан шаг к реализации реформы судебной системы, как это было определено еще в первой концепции судебной реформы 1992 года, а также тех положений Конституции, которые отображали частично и эту концепцию (в частности статью 125, в которой идет речь о том, что система судов общей юрисдикции строится по принципам территориальности и специализации).

Я бы хотел обратить внимание на одно, можно сказать, историческое обстоятельство, о котором почему-то забывают, когда дают сегодня оценку построению системы судов, хотя сама по себе система – еще не все правосудие. Так, после принятия Конституции Украины следующим более-менее реальным шагом реформирования системы судоустройства был так называемый пакет «малой» судебной реформы, где базовым выступал Закон «О судоустройстве Украины» 2002 года. В этом Законе было предусмотрено, что существуют общие суды, специализированные суды, а звенья специализированных судов имели такую структуру: местные суды, областные хозяйственные и окружные административные суды, апелляционные суды, высшие суды и наивысший судебный орган – Верховный Суд Украины. Если мы схематически изобразим эту систему, у нас выйдет 4 судебные инстанции.

Что касается общих судов, то в заключительных и переходных положениях этого закона устанавливалось, что ВСУ осуществляет предусмотренные этим Законом полномочия Верховного Суда. А до законодательного определения суда, который будет осуществлять полномочия кассационной инстанции в гражданских делах, его создания и начала деятельности пересмотр этих дел в кассационном порядке осуществляет Судебная палата по гражданским делам Верховного Суда Украины. То есть шла речь о создании Кассационного суда – суда по рассмотрению гражданских дел. Кроме того, предусматривалось создание Апелляционного суда. Закон на исполнения статьи 125 Конституции предусматривал построение, в том числе с учетом специфики рассмотрения гражданских и уголовных дел, как раз именно такой 4-уровневой структуры, и все должно было выглядеть в форме пирамиды: суды первой инстанции, апелляционные суды, кассационные суды и Верховный Суд – эта пирамида имела правильную форму. Никто тогда не говорил, что это неправильно или нарушает базовые права граждан.

Далее, решением КСУ положения закона о создании Кассационного суда Украины были признаны неконституционными, а Апелляционный суд Украины так и не был создан. Таким образом, в этой «пирамиде» произошел некоторый перекос: в судах административной и хозяйственной юрисдикции – четыре звена, гражданской и уголовной – три, а в некоторых делах уголовной юрисдикции – две, поскольку первой инстанцией в них выступает апелляционный суд. Так вот, проект Закона о судоустройстве и статусе судей, который внесен на сегодняшний день в парламент и принят в первом чтении, выравнивает эту диспропорцию, приводит к той логике, которая заложена и в Конституции, и была заложена в Законе 2002 года, но не реализована. Сказать, правильно это или нет, мне трудно, и я бы избежал однозначных оценок, поскольку, в конце концов, наша задача – применять закон, а не критиковать его.


– То есть, у вас нет никаких замечаний?

– Конечно, у нас есть свои замечания: мы считаем, что можно было бы предусмотреть другую структуру судов, но все же, по моему убеждению, сама по себе структура не является определяющей. Определяющим является ее наполнение, суть: доступность суда, оперативность решения дел, полнота, справедливость, верховенство права.

Обычного гражданина не интересует, сколько инстанций, как они называются. Ему нужно решение спора, который возник относительно реализации его нарушенного права. Поэтому мы не считаем, что предлагаемая законопроектом структура является нарушением требований Конституции. Наоборот, это попытка построить систему судов в соответствии с требованиями Конституции. И что важно, когда я был членом Рабочей группы по судебной реформе, созданной Президентом, все мы пришли к однозначному выводу, что реформировать систему правосудия можно в рамках действующей Конституции. И эта работа проводилась в рамках действующей Конституции.


– Не нарушаются ли этим законопроектом гарантированные права граждан, в частности на апелляционное и кассационное обжалование?

– Нужно исходить из того, что право на обжалование само по себе не является абсолютным, поскольку в ст. 129 Конституции, где идет речь о фундаментальных принципах судопроизводства, в пункте 8 гарантировано обеспечение апелляционного и кассационного обжалования решения суда, кроме случаев, установленных законом. То есть Основной Закон предусматривает, что решения по отдельным делам могут вступать в силу без апелляционного или кассационного обжалования. Сама по себе передача дел в подсудность ВАСУ, который должен действовать в качестве суда первой инстанции, базовых прав граждан не нарушает. Доступность сохраняется. А необходимость такого рассмотрения вызвана особенностями предмета, который должен рассматривать ВАСУ.

В целом эти вопросы являются дискуссионными, ученые имеют разные взгляды на них. Европейская практика тоже не является однозначной. Когда мы говорим о европейских стандартах правосудия, мы должны понимать, что единых, кем-то утвержденных стандартов не существует. Существуют стандарты обеспечения права гражданина на доступ к суду и на оперативное рассмотрение спора. Я бы мог привести пример схемы построения судов разных европейских стран, и вы увидите, что наша структура на схеме выглядит в принципе логично. Каждая страна выстраивает свою судебную систему в соответствии со своими традициями, представлением о том, какой она должны быть. Территория, административное устройство, количество населения – все это обуславливает необходимость создания определенного количества судов определенной специализации. Поэтому «с порога» отбрасывать все предложения было бы неправильно.

Есть ли замечания? Конечно, есть, и их достаточно много. Достаточно ли полномочий у Верховного Суда, которые согласно с проектом закона о судоустройстве сохраняются у него? Как для страны со стабильной правовой системой, безусловно, их достаточно. Как для страны, которая только недавно огласила о начале своего пути к демократическому устройству, к правовому государству – нет. Несколько полномочий, например, такое как право взять на рассмотрение любое дело, которое еще не было предметом рассмотрения даже кассационного суда, и направить практику в соответствующее русло – возможно, нужно было оставить за Верховным Судом. Но, к сожалению ни ВАСУ, ни ВСУ законодательной инициативой не наделены, а поэтому мы свою работу и с законодателем, и с другими субъектами строим путем внесения соответствующих предложений и обоснования того или иного нашего взгляда, в том числе, что касается построения системы судов и судоустройства.


- В соответствии с законопроектом о судоустройстве, админдела будут рассматриваться на уровне райсудов. Готовы ли судьи этих судов к таким полномочиям?

- Ничего нового придумывать не придется. Действует порядок, который наделяет общие суды правом рассматривать отдельные категории дел, выступая при этом как суд административный. Это те категории дел, которые являются наиболее простыми и распространенными — с целью обеспечения доступности граждан за судами общими как административными сохраняется возможность рассматривать такие дела. В частности, предлагается, что споры о привлечении лица к административной ответственности административным органом должны рассматриваться именно местными судами. Речь идет о штрафах, которые накладываются органами ГАИ и другими административными органами.

Есть ли необходимость гражданину ехать в областной центр, где находится окружной суд? Я думаю, что нет. Но даже очень простые по смыслу, по составу участников правоотношения требуют решения именно в окружном суде, и граждане этого требуют. Когда идет речь, например, о простом споре о принятии органом местного самоуправления решения относительно установления межи или построения какой-то малой архитектурной формы, предоставления разрешения и так далее, граждане, как показывает практика, готовы ехать в окружной суд и обосновывают свою позицию тем, что они не хотели бы, чтобы дела рассматривали местные суды, поскольку существует риск влияния на эти суды органов местной власти. И так оно есть – социологические исследования это показывают. И мы разделяем в этом плане позицию законодателя.


– Какие предложения готовит административная юстиция?

– Все, что вы видите сейчас на столе (указывает на несколько стопок бумаг – прим. ред.), касается этого законопроекта. Мы активно работаем над тем, чтобы внести свои конструктивные предложения. Они касаются всего «тела» законопроекта – от его начала и до заключительных и переходных положений. Например, ст. 12 законопроекта «Язык судопроизводства». Мы предлагаем, воспринимая тот факт, что правосудие может осуществляться и не на государственном языке, чтобы судебные решения излагались именно на государственном языке.

Считаем, что стоит вернуть некоторые полномочия председателям судов. Допустим, элементарные – возможность председателя ВАСУ представлять судебную специализацию в отношениях с судами другим государств. Нас также волнует вопрос социальной защиты судей. Является очевидной опасность, что в случае принятия законопроекта в том виде, в котором он предложен парламенту, значительная часть опытных судей просто вынуждены будут подать заявление об отставке. Поскольку на сегодня много специалистов высокого уровня имеют право на отставку по правилам действующих законов о судоустройстве и статусе судей, имея по 15–18 лет стажа. По правилам действующего законодательства в судейский стаж входит работа на должности прокурора и следователя. Есть лица, у которых, скажем, 10 лет стажа прокурорского, 16 лет стажа судейского. Они имеют право на отставку, поскольку эти периоды суммируются и составляют более 20 лет. По правилам, предложенным в законопроекте, отставка возможна только после 25 лет судейского стажа. Несохранение правил, действующих ранее, приведет к тому, что у судьи, который имеет право на отставку сегодня, если он останется на своем месте работы, такое право возникнет только через 9-10 лет. Теряется смысл оставаться на должности. И идет речь как раз о самых квалифицированных представителях профессии.


- Вы положительно оцениваете судебную реформу?

- А у нас есть альтернатива? До этого момента в нашем государстве о судебной реформе только говорили. Фактически ничего не происходило. В 2002 году изменения коснулись по большей части названий, а не сути. Например, областные суды переименовали в апелляционные. В 2005 году вступили в действие новые процессуальные кодексы: ГПК и КАСУ, чуть раньше – новый Уголовный кодекс и созданы административные суды. Если называть это реформой системы правосудия или судебно-правовой реформой, то, думаю, реформой очень неполноценной. Нужно идти дальше. Радует то, что сегодня судебная система кардинально не ломается, и это очень важно.

Беседовала Наталья Мамченко,

«Судебно-юридическая газета»

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как собеседуют кандидатов в Верховный Суд
Фото
Видео
Новости онлайн