Подросток нанес 12 ножевых ранений своему товарищу, который отказался одолжить свой компьютер

11:50, 21 июня 2010
Газета: 41
После смерти первенца у Ирины и Александра Носовых долго не было детей. И только в 35 лет Ирина,...
Подросток нанес 12 ножевых ранений своему товарищу,  который отказался одолжить свой компьютер

После смерти первенца у Ирины и Александра Носовых долго не было детей. И только в 35 лет Ирина, наконец, забеременела. А через месяц врачи поставили Александру диагноз – рак легких. С каждым днем состояние мужа ухудшалось. Ирина, тяжело переносившая беременность, терпеливо ухаживала за безнадежно больным Сашей. Он, понимая, что дни его сочтены, умолял Бога дать дожить ему до рождения ребенка. Судьба сделала Александру этот подарок. В семейном альбоме есть фотография: маленький Антошка – всего неделя от роду – лежит на подушке рядом с исхудавшим, но улыбающимся отцом. К тому времени Саша уже не поднимался с постели. Когда Антону исполнился месяц, Александра похоронили. Мама Ирины помогала растить Антошку. Трудно, конечно, было. Предприятие, где Ирина занимала хорошую должность, по непонятным причинам прекратило свое существование. Пришлось спешно искать работу, которая позволила бы достойно содержать сына. Ирина устроилась на вещевом рынке; сначала работала реализатором, потом открыла свое ЧП.

Антоша рос добрым, послушным мальчиком. Хорошо учился в школе. Занимался спортом. Многие ребята в подростковом возрасте ершисты, грубоваты – таким образом они пытаются самоутвердиться. С Антоном, к счастью, этого не было. Сын всегда был ровен, уважителен, послушен. Никогда не отнекивался, если нужно к бабушке съездить, помочь, сходить в магазин или на рынок. Для Ирины только и света в окошке – Антон.

Жили Носовы в двухкомнатной квартире. У Антона — своя комната. Он по природе домосед, все свободное время проводил за компьютером, подарком матери. К Антону в гости приходили товарищи, чаще других — Виталий Мухин. Родители – ни с той, ни с другой стороны – не препятствовали дружбе подростков.

***

Утром Ирина ушла на компьютерные курсы. Примерно часов в десять к Носову пришел Мухин. Сели за компьютер играть. Часа через два позвонила бабушка, Анастасия Кирилловна, и попросила Антона прийти к ней. «Хорошо, приду», – как всегда послушно ответил внук. Вернулся в свою комнату, где оставался Виталий, и сказал, что нужно срочно идти. Переоделся. Виталий – по-прежнему за компьютером. «Слышишь, я ухожу!» – напомнил ему Антон и наклонился к нижней полке шкафа, чтобы положить туда дискету. В этот момент он почувствовал острую боль в спине, справа. Не поняв, что произошло, провел рукою сзади, выпрямился. На ладони осталась кровь. В недоумении повернулся к товарищу. Мухин стоял от него на расстоянии метра, в правой вытянутой руке – нож. Антон обратил внимание, что лезвие у ножа обоюдоострое.

– Ты чего? – спросил.

Он подумал, что Виталий ударил его случайно. Направился в другую комнату, чтобы вызвать по телефону «Скорую помощь». Сел в кресло, взял в руки трубку. И тут из-за его спины Виталий  потянул на себя телефонный провод. Носов стал подниматься, но Мухин ударил его ножом в грудь. Из ран  на груди и на спине обильно потекла кровь. Антон не понимал, что происходит. Рука Мухина занесена для следующего удара. Антон попытался отвести от себя эту руку с ножом, но Виталий продолжал бить…

– За что? – спросил Носов.

– Ты знаешь, за что…

Антон вспомнил: за два дня перед случившимся Мухин сказал, что ему на время нужен компьютер. Свой он отдал кому-то из ребят, родители ругают его и из-за этого не пускают домой. Необходимо показать им, что компьютер на месте. Антон тогда отказал Мухину — знал, что мама не позволит.

…После 7–8 ножевых ударов 15-летний подросток был в сознании и еще держался на ногах. Спасаясь, он побежал в прихожую: «Помогите!.. Скорую!..» Но Виталий перехватил его и потащил назад. «Я сам вызову врачей», – сказал и прошел в комнату Антона, где стоял еще один телефонный аппарат, которым редко пользовались из-за плохой слышимости. Раздался звук падающего предмета. Антон понял, что второй аппарат тоже разбит. Он вновь попытался выйти из квартиры, чтобы позвать на помощь соседей. Виталий перехватил его в прихожей, свалил на пол и начал душить. На столике стоял флакон с лаком для волос – Антон потянулся за ним. Виталий вырвал из рук флакон и надавил им на шею Носова. Антон пытался сбросить с себя Мухина, но тот схватил со стола вязальную спицу и направил ее прямо в шею. Антону удалось вырвать эту спицу из рук Виталия. На полке лежал стартовый пистолет. «Им можно напугать Виталия, а выстрел привлечет внимание соседей». Но пистолет отброшен Мухиным в сторону…

Двое подростков боролись яростно, из ран Антона хлестала кровь. Почти час продолжалась эта борьба. Теряя силы, Антон понял, что бывший товарищ не оставит его живым. И тогда он решил притвориться мертвым. Мухин вышел в кухню попить воды. Вернувшись, склонился над Антоном – тот затаил дыхание – и Мухин поверил: мертв. Пошел в ванную. Оттуда долго был слышен шум льющейся воды – Виталий принимал душ. Антон лежал на полу, не меняя положения. После душа Мухин прошел в спальню. По звукам, доносившимся оттуда, Антон понял, что Мухин разбирает компьютер. Потом долго рылся в шкафу.

Переодевшись в чистую футболку и шорты Антона, Виталий положил в хозяйственную сумку системный блок компьютера, мобильный телефон, стартовый пистолет, портмоне, в котором было 17 грн., ученический билет на имя Антона Носова и вышел из квартиры. Сумку с системным блоком он зачем-то оставил в подъезде под лестницей. Придя домой, привел себя в порядок, смыл кровь с обуви, застирал пятна на одежде. Футболку и шорты Антона сложил в пакет и выбросил во дворе в мусорный ящик. Вещи из квартиры Носовых оставил в своей комнате.

Вечером у него было свидание. Девушка, обнимая Виталия, заметила у него в ухе капельку крови.

– Что это? – спросила.

Он растерялся. Потом сообразил.

– Пустяки. Царапнул, наверное, ногтем.

***

У Антона хватило сил подняться с пола, выйти на лестничную площадку и позвонить соседям: «Вызовите «скорую»… Меня порезали…». Соседка, увидев окровавленного юношу, захлопнула в испуге дверь. «Это я, Антон Носов… Помогите!..»

Вызвали «скорую». Сообщили матери. Когда она входила во двор, машина уже собиралась отъезжать. Антон лежал на носилках в одних шортах. Лицо, волосы, все тело – в крови. Под спиной, на простыне, лужа крови. На животе какая-то толстая повязка, тоже вся пропитанная кровью. Раны на груди. Антон еще был в сознании.

– Кто тебя так, сынок?

– Виталий Мухин. Из-за компьютера…

И потерял сознание.

***

Четыре часа продолжалась операция. Мать сидела под дверью операционной. Врачи предупредили: надежды нет. Ирина не плакала, она будто окаменела вся. Без сына ей незачем жить. «Ирочка, поплачь, тебе легче будет…», – просили подруги. «Не могу», – отвечала. Лицо почернело от горя. На другой день, в пятницу, повторная операция. Суббота. У Антона высокая температура, тело распухло до неузнаваемости. В сознание не приходит. «Конец…», – думала Ирина и понимала, что это и ее конец тоже.

А в воскресенье Антон, наконец, пришел в сознание. Появилась надежда на выздоровление. В результате полученных ножевых ранений подросток потерял много крови. Девять дней в реанимации он находился между жизнью и смертью. Благодаря крепкому здоровью Носова, его спортивной подготовке, огромной любви и сверхчеловеческим стараниям матери произошло чудо – жизнь одержала победу над смертью. Но до полной победы еще далеко. Теперь нужно восстанавливать утерянное здоровье – и Антона, и его матери.

***

Когда отъехала машина «скорой помощи», квартирой Носовых занялась милиция. Мебель в комнатах сдвинута в беспорядке – видно, что там происходила борьба. Соседи, которых приглашали в качестве понятых, боялись войти в квартиру – там всюду была кровь: в межквартирной перегородке, на мебели, на стенах, на полу. В течение недели в подъезде, где живут Носовы, не выветривался запах крови.

В тот же день работники милиции приехали к Виталию Мухину. Родители подростка были удивлены, что кровавый конфликт возник из-за компьютера. Виталий оправдывался: он не хотел убивать, он пришел к Антону поиграть. Они играли в компьютерную игру «Жажда скорости». После звонка бабушки Антон собрался уходить, но, якобы, разозленный на Виталия, что тот набрал в игре большее количество очков, схватил его за горло и стал душить. Тут-то и вспомнил Виталий, что в кармане его спортивных брюк находится «случайно приобретенный им на рынке» складной кнопочный нож. И исключительно «с целью самозащиты» ударил тем ножом Антона в бок, не глядя. Потом якобы уложил Антона на диван и пообещал вызвать скорую помощь. Однако телефон, по словам Виталия, не работал. (А как же бабушкин звонок? А мобилка, которую он позже положил в хозяйственную сумку?!) Мухин вроде бы принялся чинить телефонный аппарат (вместо того, чтобы от соседей, в конце концов, вызвать скорую помощь!) Ну а потом Антон, вроде, набросился на него и стал душить, пытался выдавить пальцами глаза. И опять наткнулся на выставленный для «самозащиты» нож. Это сколько же раз Антон Носов сам натыкался на нож – десять, одиннадцать, двенадцать раз?

«Занятую несовершеннолетним Виталием Мухиным позицию отрицания своей вины в совершении инкриминируемого ему преступления следует расценивать как вызванную исключительным стремлением смягчить уголовную ответственность за содеянное. Его вина полностью и объективно подтверждается собранными по делу доказательствами», – говорится в обвинительном заключении.

А какую позицию заняли родители Виталия Мухина? Пока Антон Носов находился в бессознательном состоянии, они помогали Ирине материально – давали деньги на лечение. А потом поставили условие: поможем и дальше, если напишешь заявление, что не имеешь претензий к нашему сыну. Пусть отпустят Виталия. Ирина отказалась это сделать. А они отказали ей в возмещении материального ущерба. Мало того, похоже, что Мухины не считают своего 16-летнего сына виновным в том, что он совершил. Родительская забота, тревога, любовь вполне понятны. Но, заботясь о своем сыне (едва не ставшем убийцей, но уже – преступником), нужно посмотреть правде в глаза. Супруги Мухины всеми неправдами пытаются оправдать своего сына. На чужого – искалеченного физически и морально – им наплевать. Отец пишет жалобы на работников прокуратуры, обвиняя их в необъективности.

Припомним-ка, с чего все началось. Родители поставили сыну условие: не пустят домой, пока компьютер не будет стоять на месте (отданный кому-то, зачем-то, и на неопределенное время). Вряд ли это – пример наилучшего из воспитательных методов. А промахи в воспитании порою дорого обходятся. Так почему счета должны оплачивать другие?

 

Валентина Индовицкая, г. Днепропетровск,

Специально для «Судебно-юридической газеты»

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Новый Верховный Суд: что о нем известно украинцам
Новости онлайн