Пьяные разборки бомжей из-за неразделенной любви закончились поножовщиной

10:29, 29 июня 2010
Газета: 42
Игорь Архипов в 1981
Пьяные разборки бомжей из-за неразделенной любви закончились поножовщиной

Игорь Архипов в 1981 г. был призван в ряды Советской Армии. Восемнадцатилетнего юношу вместе с таким же, как и он, защитниками Родина направила в ад — исполнять интернациональный долг в Афганистане. Через два года Игорь вернулся домой. Постепенно привыкал к мирной жизни в своей стороне, в родном городе Днепропетровске. Работал водителем. Женился. Купил квартиру.

Через несколько лет ушел из семьи, оставив жилье жене и сыну. Прописался в общежитии. Еще через несколько лет он был осужден на четыре с половиной года за злостное хулиганство и разбой. После освобождения из мест заключения Игорь устроился на работу личным охранником. Вскоре познакомился с женщиной по имени Лида и стал проживать вместе с ней в ее квартире. Спустя два года Игорь с Лидой расстался и оказался на улице. Так он стал человеком без определенного места жительства. Некоторое время бродяжничал, ночевал, где придется.

Как-то две недели Архипов пролежал в 6-й горбольнице с черепно-мозговой травмой: он был избит двумя неизвестными. По факту драки в Индустриальном РО даже возбуждалось уголовное дело. Когда Игорь стал поправляться, то обнаружил, что все его документы — паспорт, военный билет, водительские права, свидетельство о рождении — исчезли. Выписавшись из больницы, Архипов стал работать сторожем на автостоянке возле Северного рынка. Появилась возможность иметь нормальное жилье, и он снял квартиру на улице Косиора.

Однако при отсутствии документов заработки Игоря не были постоянными и потому условия его жизни время от времени менялись. Проживая почти в экстремальных условиях, Игорь Архипов на здоровье не жаловался. В среде бомжей его прозвали Афганцем. Он ни с кем не заводил приятельских отношений, в одиночку отстаивал свое право на нормальную человеческую жизнь. Миновали осень, зима…

Вновь земля покрылась свежей зеленью. С наступлением тепла опять появилась возможность более-менее стабильного заработка. Игорь сменил очередной подвал на квартиру. Денег хватало и на жилье, и на еду, и на одежду. В то же лето Игорь познакомился с Ольгой Воротниковой.

* * *

Раньше Ольга Воротникова жила в Донецкой области. Полгода назад Дружковский городской суд вынес ей приговор по ст. 164 (неуплата алиментов на содержание ребенка). Наказание было условным; в течение определенного времени Ольга ежемесячно приходила отмечаться в городскую милицию по месту жительства. Когда условный срок закончился, она по приглашению подруги, приехала в Днепропетровск, надеясь, что в другом городе ее жизнь изменится в лучшую сторону. Однако подруга не встретила Ольгу на вокзале, как договаривались. Женщина растерялась: куда идти? К тому же случилась еще одна неприятность: на вокзале у Ольги Воротниковой украли сумку со всеми документами. Надо отдать должное Воротниковой, она позаботилась о своем трудоустройстве. Без документов — понятное дело — куда ее возьмут?! И Ольга стала подрабатывать дворником на площади Островского. Именно здесь и состоялось ее знакомство с Игорем Архиповым.

Хотите — верьте, хотите — нет, но люди без определенного места жительства тоже способны на нежные чувства и умеют проявлять заботу о ближних. Близким, родным человеком для Игоря Архипова стала Ольга. «Игорь — говорит Воротникова, — добрый, хороший человек; постоянно где-нибудь подрабатывает; он ни в чем мне не отказывал — покупал все, что я хотела. Но он очень ревнивый, считал меня своей собственностью». Архипов пил не много и не часто, но в состоянии алкогольного опьянения был агрессивен, и Ольга не раз ощущала на себе тяжесть его руки. И тогда она убегала от сожителя. Но он, протрезвев, умолял ее вернуться обратно, обещая, что такое больше не повторится.

Ольга характеризует Архипова как человека скрытного, замкнутого; друзей у него не было. Однажды Игорь признался Ольге, что ему необходимо постоянно ощущать рядом «хоть маленькое, но женское плечо». Что было на душе у этого человека? О том даже Ольга не догадывалась. Наверное, Архипову следовало бы завести собаку, ибо животное порою лучше женщины умеет понимать человеческую душу, быть верным и преданным.

Однажды на благотворительном обеде Ольга познакомилась с Виктором Осинкиным. Тогда она была одна, потому что Игорь Архипов подобные мероприятия не посещал. Осинкин предложил Воротниковой жить вместе, обещал представить ее своим родителям. Ольга соблазнилась заманчивой перспективой статуса замужней женщины. Но обещанного, говорят, три года ждут. Вместо родительского дома Осинкин привел свою избранницу в подвал дома, расположенного на проспекте Карла Маркса. Отыскать пропавшую сожительницу Афганцу не составило труда — нужную информацию всегда предоставит кто-нибудь из знакомых бомжей. Ольга согласилась вернуться к Архипову. На этот раз их домом стали гаражи на набережной в районе стана 550.

Через некоторое время, в отсутствие Архипова, к гаражам пришел Виктор Осинкин с приятелями и увел Ольгу с собой, якобы для того, чтобы она забрала свои вещи, оставленные в подвале. На самом деле все Ольгины вещи Виктор по злобе изрезал на полоски, саму ее избил. И на следующий день она опять прибежала к Афганцу. Но Виктор Осинкин не оставлял в покое эту пару. «Цыганской почтой» передавал угрозы в адрес Игоря и Ольги. Игорь на это реагировал спокойно; его вообще трудно было вывести из равновесия.

Однажды Игорь и Виктор случайно встретились. Со слов Осинкина Афганец понял, что тот хочет отомстить Воротниковой. «Если тронешь Олю, тебе не поздоровится!» — предупредил Афганец.

* * *

Как-то вечером Игорь и Ольга отправилась в гости на Исполкомовскую, к знакомому по имени Семен Иванов. Поводом для встречи был день рождения Семена, который почему-то праздновался на три дня раньше. Хозяин и гости выпили. Где-то около 21:00 Архипов предложил Иванову пойти с ним и Ольгой, чтобы разобраться с одним человеком. Втроем они направились на проспект Карла Маркса, к подвалу, где жил Виктор Осинкин. Кстати, обитал он в такой же комнате, какую в прежние времена занимал Архипов.

Афганец знал, что Осинкин настроен по отношению к нему агрессивно, и потому держал в кармане жилета раскладной нож. Но он шел не убивать, а только напугать Виктора.

В комнате горел тусклый свет. Виктор заметил сначала Ольгу.

— Ты одна? — спросил он.

Из темноты коридора выступил Афганец, и лицо Виктора стало белым. Очевидно, он понимал, что силы неравны, и один на один, в «открытом бою», ему с соперником не справиться. Если бы неожиданно, из-за угла, исподтишка — он бы смог. Несмотря на напряженность ситуации, мужчины говорили спокойно. Осинкин просил, чтобы Архипов не трогал его, даже деньги ему предлагал.

— Не нужны мне твои деньги! — отвечал Игорь. — Ты Ольгу оставь в покое.

Ему показалось, что Осинкин замахнулся. И он ударил…

* * *

На пятый день после этих событий в подвале дома на проспекте Карла Маркса был обнаружен труп, который уже начал гнить. Мягкие ткани трупа были повреждены грызунами. По факту смерти Виктора Осинкина районная прокуратура провела проверку. Оснований для возбуждения уголовного дела не было, т.к. Осинкин, вроде, умер естественной смертью. Но во время судебно-медицинского исследования на трупе были обнаружены телесные повреждения в виде проникающей колото-резной раны в области шеи. По факту убийства гражданина Осинкина возбудили уголовное дело. По подозрению в совершении преступления был задержан Афганец, Архипов Игорь Олегович.

На первом же допросе Архипов признал свою вину. Свидетели — Ольга Воротникова и Семен Иванов — показали, что Архипов ударил Осинкина ножом в горло. Задержанный об этом рассказывал так: «… машинально нанес удар, куда именно и как — детально описать не могу, так как в тот день был пьян…». Архипов помнил только, что ударил один раз, нож в ране не поворачивал. После всего вытер нож о футболку Виктора и положил себе в карман. Впоследствии этот нож был изъят сотрудниками милиции как вещественное доказательство.

* * *

Во время рассмотрения уголовного дела в суде от подсудимого Архипова поступают жалобы следующего содержания: на момент задержания у него были изъяты ценные вещи, но в опись почему-то не внесены. Архипов заявляет о фактах неправомерных действий со стороны сотрудников РО, просит вызвать свидетелей, которые присутствовали при обыске. Зачем все это нужно подсудимому? Да потому, что показания, якобы данные Игорем, подписанные ими, расходятся с тем, что было в действительности. «Прошу ознакомить меня с материалами уголовного дела!» — требует Архипов И.О.

Через полмесяца подсудимый Архипов обращается в районный суд с ходатайством об удовлетворении его жалобы и о направлении дела на дополнительное расследование. В это же время он пишет заявление на имя прокурора области и рассказывает, как происходило его задержание. «…Выбив входную дверь, в комнату ворвались работники милиции, стали меня избивать. (В комнате находились еще хозяйка квартиры и сожительница Архипова, Ольга Воротникова)… Без предъявления ордера, без приглашения понятых начали обыск. У меня были изъяты личные вещи: портмоне, деньги — 100грн. и 40 долларов США; часы японского производства, механические; золотая цепь 585-й пробы весом 11 г, золотой кулон («Божья Матерь»), церковный крестик из олова на простой нити, две куртки кожаные стоимостью 300 и 450 долларов США, сумка спортивная, монеты иностранные разных годов выпуска в количестве 98 штук…»

Действительно, все выше перечисленное в описи отсутствует; там перечислены другие предметы: зубная щетка, авторучки — 4 шт., трансформатор, кольца из белого металла, расчески из пластмассы, календарь, зубная паста и прочая мелочь. «…После этого меня доставили в РО и там требовали признательных показаний в убийстве…» Избитого Архипова И.О. не сразу отправили на медицинское освидетельствование — дали немного времени, чтобы поправить здоровье. Осмотр почему-то производил не врач, а медсестра. «Врач занят!» — категорически ответили на требование подследственного. В результате в медицинской справке было указано, что повреждения Архипов «приобрел» накануне задержания.

Архипов И.О. не отрицает факт нанесения ножевого ранения Осинкину, но указывает на многие противоречия, которые сводятся к одному: когда Архипов уходил из подвала, Осинкин был жив. Смерть Виктора Осинкина наступила от проникающего ранения, сделанного предметом, который, по описанию судмедэкспертов, не похож на раскладной нож Архипова. На все, перечисленное в ходатайстве, жалобе и заявлении, у следствия один лаконичный ответ: факты не нашли объективного подтверждения

*  * *

Адвокат подсудимого просит суд назначить его подзащитному минимальное наказание, переквалифицировать умышленное убийство на убийство по неосторожности. «Архипов — личность положительная, — говорит адвокат. — У него не сложилась жизнь… Он раскаялся в содеянном. Его позиция и поведение — это линия защиты, а не желание уйти от ответственности. Личность потерпевшего Осинкина В.Д. — бомж, употреблял спиртные напитки, вел аморальный образ жизни…»

Прокурор не согласен с позицией защитника и требует лишить Архипова свободы сроком на 10 лет. Суд назначил семь…

 

Валентина Индовицкая,

по материалам, предоставленным помощником прокурора Днепропетровской городской прокуратуры Шибицкой Г.Г.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как выбирали руководство нового Верховного Суда
Новости онлайн