Подросток зарубил пенсионера топором из-за совета ?не тратиться на наркотики?

11:02, 5 июля 2010
Газета: 43
Дописаны шесть томов уголовного дела и уже направлены в суд. Скоро на скамью подсудимых сядут шестеро, и...
Подросток зарубил пенсионера топором из-за совета ?не тратиться на наркотики?

Дописаны шесть томов уголовного дела и уже направлены в суд. Скоро на скамью подсудимых сядут шестеро, и среди них – Клим Бычков, неполных восемнадцати лет.

Из кого вырастают преступники? Не из горчичного семени, и не из перекати-поля. Во всяком случае, Клим был сначала обыкновенным малышом. Потом – примерным школьником. В средних классах стал учиться хуже. В старших – прогуливать уроки, меньше маму с папой слушать. Родители надеялись, что это временно, перерастет сынок, все станет на свои места.

Не стало. Закончил Клим 11 классов. Одноклассники бывшие – кто учиться, кто работать пошел. И только Бычков остался не у дел. К одному приятелю сунется, к другому – ребята отказывались поддерживать с ним приятельские отношения, отнекивались занятостью. Клим надолго пропадал из дома. Когда возвращался, мать спрашивала: «Где был?». Клим отмалчивался. Иногда следом за ним являлась милиция. «Зачем приходили?» — опять спрашивала мать. «Не твое дело!» — сын буркнет в ответ.

Наступил март, повеяло весною – Клим Бычков совсем ушел из дома, поселился в подвале многоэтажного дома на соседней улице. В апреле он встретил Юрия, одного из бывших приятелей – попросил денег взаймы. И нож. Подробно расспрашивал, как ему в Москву добираться. «А нож зачем?» – спросил Юрий. На лице у Клима появилась дурацкая улыбка, в глазах – нездоровый блеск. Сделал выпад правой рукой – будто воткнул кому-то в живот невидимый нож.

— С чего это ты надумал в Москву ехать? – поинтересовался Юрий.

— Я в розыске, — будто хвастаясь, ответил Бычков, — на мне два дела висят.

Ни нож, ни деньги Юрий, конечно, Климу не дал и вскоре заторопился домой.

— Ну, хоть пожрать мне принеси в подвал, — не отпускал его Клим, — ты ж понимаешь, что самому мне появляться на улицах небезопасно.

…А через два дня Клим Бычков давал показания в кабинете следователя.

***

Сегодня уголовное дело уже находится в суде. Бычков обвиняется по нескольким статьям Уголовного Кодекса. На протяжении многих месяцев он с такими же, как и сам, бездельниками, «чистил» чужие сараи, гаражи, подвалы: забирал инструмент, запчасти, припасы, сделанные хозяевами на зиму. Иногда ребята позволяли себе быть гурманами. Вломившись в чужой сарай и увидев ряды бутылей и банок с консервацией, они начинали выбирать. Проткнув отверткой крышку, пробовали на вкус содержимое. Если нравилось, то забирали банки с собой. Не нравилось – хозяевам оставляли. Инструмент и запчасти воры продавали, а консервацию съедали. Что интересно – явившиеся в милицию потерпевшие не заявляли материальный иск на съеденное. Видно, сочувствовали голодным.

Иногда обнаглевшим ворам оказывали серьезное сопротивление. Как-то ночью шестеро несовершеннолетних в масках и с игрушечным пистолетом в руках налетели на киоск. Продавщица, немолодая женщина, не испугалась ни злобного блеска глаз в прорезях масок, ни направленного на нее пистолета. Воры хватают товар с витрины, а продавец вырывает у них из рук. Каждый к себе тянет. Темные фигуры лезут в разбитое окно – женщина яростно выталкивает их и кричит. Грабителям ничего не оставалось, как ретироваться.

— Как же Вы не боялись? – спрашивал следователь у продавца. – Ведь их было много, и пистолет.

— Если бы пистолет был настоящий, они бы сразу стреляли, — ответила храбрая женщина.

Но за Бычковым числятся не только грабежи и воровство. Несовершеннолетний Клим Бычков убил человека. Живя в подвале чужого дома, Клим не мог рассчитывать на спонсорскую помощь. Приходилось самому о себе заботиться. Занялся сбором цветного лома…

***

Антонову Ивану Николаевичу 64 года. Бывший сталевар, ныне пенсионер. Получал хорошую пенсию, до 2000 грн. Подрабатывал приемом металлолома. Жил вдвоем с женой Ольгой в двухэтажном доме. С соседями не очень дружил. То ли они завидовали его достатку, то ли не дружили с Антоновым по причине его пристрастия к алкоголю. Правда, месяц назад он согласился на уговоры жены и сына – закодировался.

…Около 10 часов вечера Клим Бычков вышел из подвала. Он направлялся к Ивану Николаевичу Антонову. По пути, в киоске возле детской площадки, он выпил две кружки пива. Открыв калитку, Клим вошел во двор. В окнах большого дома не светилось. Бычков постучал в окно.

— Кто там? – услышал хриплый голос хозяина.

— Это я, Клим. Примешь металл?

— Сейчас выйду.

Пошли вдвоем в гараж, взвесили – вышло на 25 грн. Хозяин не шел в дом за деньгами. Присели в углу гаража, закурили.

— Опять деньги на наркоту потратишь? – спросил дядя Ваня у Клима.

Такой вопрос не понравился парню. Сразу вспылил: «Тебе какое дело?..» А дальше — начали оскорблять друг друга и ближайших родственников. Бычков толкнул хозяина в грудь, тот взял в руки палку. Тогда Клим Бычков схватил лежавший на верстаке топор. Боролись, катаясь по полу. Несколько ударов топором по спине, по плечу старика – и тот затих. Бычков пошел в дом. На пороге стала жена Ивана Николаевича, баба Оля.

— А ну, пошел вон! – прикрикнула она на парня.

Ударил кулаком в лицо – женщина упала. С трельяжа в комнате взял пачку денег – там было 1200 грн. Вышел в прихожую – на тумбочке лежали еще 200 грн. Взял и эти деньги, шприц, флаконы с инсулином. Направился к выходу – дядя Ваня ползет навстречу, окровавленный. Еще несколько раз тюкнул старика топором по затылку и взбежал на второй этаж. Там, в спальне, под одеялом лежала и дрожала от страха баба Оля. В углу комнаты, в коробке, Клим увидел печенье и яблоки. Упаковал их в пакет, прихватил со стола бинокль. Сбежал вниз. Рванул телефонный провод, чтобы хозяйка звонить в милицию не вздумала. Хлопнул входной дверью.

…Клим Бычков опять спрятался в своем подвале — хотел пересидеть тревожное для себя время, чтобы потом бежать в Россию. Но, как мы уже знаем, с побегом ничего не вышло…

***

В добротном доме Антоновых в прихожей хрипел, умирая, хозяин. Дрожала под одеялом у себя в спальне хозяйка. Она слышала, как хлопала входная дверь, как хрипел внизу муж. Но только на следующий день в 8 часов утра баба Оля, переступив через окоченевшее тело Ивана Николаевича, пошла к соседям, чтобы позвонить в милицию. А почему не раньше? Ведь мужа можно было еще спасти!

На следствии Клим Бычков сказал, что он не хотел убивать Антонова. Схватил топор, чтобы от «дубка» – от палки – защититься. И еще сказал, что раскаивается в содеянном. Можно ли верить этому раскаянию?..

Обстоятельство, смягчающее вину преступника – несовершеннолетний возраст – указано в материалах следствия. Но тем не менее, за преступление придется отвечать по закону. А он, Закон, с убийцами не ласков…


Валентина Индовицкая,

«Судебно-юридическая газета»

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Юрист – больше не профессия: что предлагают реформаторы (видео)
Новости онлайн