Дмитрий Замятнин ? ангел-хранитель судебной реформы царской России

16:36, 12 июля 2010
Газета: 44
Замятнин Дмитрий Николаевич (1805 — 1881), министр юстиции, выдающийся судебный деятель,...
Дмитрий Замятнин ? ангел-хранитель судебной реформы царской России

Замятнин Дмитрий Николаевич (1805 — 1881), министр юстиции, выдающийся судебный деятель, действительный тайный советник.

Дмитрий Николаевич Замятнин родился 31 января 1805 г. в дворянской семье в селе Пашигореве Горбатовского уезда Нижегородской губернии. Здесь в низеньком одноэтажном доме он провел «на попечении горячо его любившей матери, урожденной Граве, свое нежное детство». Учился Замятнин вначале в лицейском пансионе, затем в Царскосельском лицее. Он был любим своими товарищами и уже тогда считал, что лишь сердце способно вести нас к добру, к великим подвигам, к жертвам во имя общего блага. Окончив лицей в 1823 г. с серебряной медалью, он по рекомендации директора Царскосельского лицея Е.А. Энгельгардта был принят на службу к М.М. Сперанскому в Кодификационную комиссию по составлению законов. После преобразования Комиссии в 1826 г. во 2-е Отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии Дмитрий Николаевич оставался в ней до конца 1840 г. За это время он приобрел репутацию способного, трудолюбивого и честного чиновника. Благодаря этой работе Замятнин блестяще освоил российское законодательство.

В 1830-е гг. Дмитрий Николаевич женился на Екатерине Сергеевне Неклюдовой, которая наследовала богатую усадьбу Гверстянка в Новоселицкой волости Боровичского уезда. Есть все основания полагать, что большие строительные работы в усадьбе были проделаны именно новым молодым хозяином в 1840-е гг. И «замок» в псевдоготическом стиле, который сохранился до нынешнего времени, построен тогда же.

1 января 1841 г. Замятнин получил должность герольдмейстера в Министерстве юстиции. Сам император Николай I связывал с назначением Замятнина на этот пост особые надежды: Дмитрию Николаевичу было поручено заняться искоренением злоупотреблений, господствовавших в Департаменте герольдии, и прежде всего взяточничества. Уже в первый год работы на новом поприще Замятнин успел показать себя способным администратором, выявив и искоренив многочисленные злоупотребления. В 1842 и 1845 гг. министр юстиции докладывал императору (в связи с наградными делами), что благодаря усилиям Замятнина улучшился состав герольдии, уменьшились беспорядки и исчезли жалобы на медленность движения дел. Благодаря высокому профессионализму, Замятнин быстро шел в гору.

Новый виток служебной карьеры Д.Н. Замятнина начинается с его назначения в мае 1858 г. товарищем министра юстиции. Эту должность он занимал в течение четырех лет, а фактически два последних года управляя Министерством юстиции. По мнению современников, Дмитрий Николаевич внес живую струю в тяжелую и затхлую атмосферу министерских коридоров того времени. Он был полной противоположностью своему чванливому, высокомерному начальнику, министру юстиции графу В.Н. Панину. Время управления Замятниным Министерством юстиции, по свидетельству современников, было временем наиболее горячих работ по подготовке, составлению и введению в действие Судебных уставов. Это был самый важный период в жизни Дмитрия Николаевича, когда «богатые духовные дары этого человека ожили в атмосфере великих реформ».

В отношениях с равными себе и подчиненными Замятнин являл прямоту, простоту и ровность, умение пробудить у них лучшие стороны души. Он охотно выдвигал и в министерстве, а впоследствии и в судебных учреждениях даровитых деятелей, радовался их успехам. Незлобивость, отвращение к пересудам были присущи Замятнину и в личной жизни, и в официальной деятельности. В отношениях с просителями Дмитрий Николаевич отличался доступностью и внимательностью. Он говорил: «Просителю, как больному, нужна помощь немедленная или объяснение, что ему помощь невозможна».

С назначением в 1862 г. Замятнина руководителем Министерства юстиции воцарились новые порядки. Дмитрий Николаевич впервые ввел в министерстве приемные часы, а управитель его канцелярии всегда принимал просителей, ходатайства которых уже на следующий день докладывал министру. Отношения нового министра с чинами министерства были ровными и доброжелательными. Немудрено, что в скором времени Замятнин сгруппировал около себя целую когорту деятелей, преданных началам новой судебной реформы. Первую скрипку среди них играл товарищ министра юстиции Н.И. Стояновский, «заложивший один из первых камней судебной реформы еще в должности статс-секретаря Государственного совета». Подбор необходимого персонала исполнителей Замятнин считал важнейшим элементом подготовки реформы. В докладе царю в 1863 г. он писал: «На обязанности Министерства юстиции лежит изыскание контингента лиц, преданных началам, вложенным в разрабатываемые новые уставы, которым можно было бы вручить осуществление великой реформы». Но одновременно с подбором сотрудников Замятнин «расчищал поле» для будущей реформы: он упростил делопроизводство и повысил эффективность работы аппарата министерства, благодаря чему резко сократилось количество нерешенных дел.

Непосредственная подготовка судебной реформы также продвигалась с необычайной быстротой. В октябре 1861 г. Александр II повелел предварительно выработать «Основные положения» судебной реформы. Менее чем через год Государственный совет уже рассмотрел «Основные преобразования судебной части в России», утвержденные царем 29 сентября и ставшие фундаментом будущего судебного законодательства. Тогда же была образована при Государственной канцелярии под председательством В.П. Буткова комиссия для составления проектов судоустройства и судопроизводства согласно «Основным положениям». Следует подчеркнуть, что эти положения были опубликованы для всеобщего сведения: комиссия Буткова специально обратилась к судебным и административным деятелям и профессорам, а через периодические издания — и ко всему обществу с просьбой оказать содействие своими замечаниями. На приглашение комиссии откликнулось 448 лиц, замечания которых составили шесть томов. Через год с небольшим ее проекты были внесены в Государственный совет.

В свою очередь Замятнин образовал под своим председательством особые совещательные органы для обсуждения внесенных в Государственный совет проектов. Заседания продолжались в течение четырех месяцев по три раза в неделю по вечерам, по пять и более часов каждое. Замятнин поражал всех на этих заседаниях своим терпением и неутомимостью. Даже тогда, когда и молодые люди уставали, он, несмотря на свой возраст, засиживался до двух часов ночи, внимательно выслушивая всякое замечание, давая каждому высказаться, поощряя словом и личным примером. В ходе этих плодотворных обсуждений были внесены замечания по 1100 статьям Уставов. Неоценимая заслуга Замятнина, по оценке его современников, «заключалась в кропотливой, в высшей степени добросовестной работе, с которой тонкому юридическому анализу была подвергнута каждая статья уставов».

И все же слишком рьяное исполнения своих служебных обязанностей сыграло с Дмитрием Николаевичем злую шутку – царю нужны были более послушные исполнители не воли Закона, а воли Его императорского Величества. В результате 16 апреля 1867 г. Замятнин был освобожден от должности министра и назначен членом Государственного совета с присутствием в департаменте гражданских и духовных дел. В мае 1881 г. он возглавил этот департамент. Д.Н. Замятнин скончался 19 октября 1881 г.; похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской лавры в Петербурге.

 

Глазами очевидцев

Его имя должно по праву занять почетное место в ряду имен главнейших деятелей судебного преобразования

Выдающийся юрист А. Ф. Кони заметил:

«Дмитрию Николаевичу Замятнину выпало на долю участвовать в возникновении Судебных Уставов, вводить судебную реформу в петербургском и московском округах и быть первым министром юстиции преобразованного судебного строя России. Он выполнил эту ответственную, трудную и высокую роль с прямодушным усердием, ставившим на первый план жизненные интересы правосудия и благо родины. Не шумный и показной, но искренний и надежный друг пересоздания нашего внутреннего быта, начатого упразднением крепостного права, Замятнин приложил свою трудовую силу и свое разумение к тому, чтобы второй шаг на этом пути — устройство суда на новых началах — совершился успешно и твердо. Его не всегда видная, подчас стесненная бюрократическими условиями служебного положения и лишенная яркой личной окраски, деятельность была, однако, существенно необходима для упрочения нового дела. Поэтому его имя должно по праву занять почетное место в ряду имен главнейших деятелей судебного преобразования».

 

Инфосправка

«Правда и милость да царствуют в судах»

С утверждением 20 ноября 1864 г. Судебных уставов начались усиленные работы по введению их в действие. Противники реформы не теряли еще надежды, что действительное открытие нового суда замедлится по недостатку материальных средств и нужного персонала. Однако благодаря настойчивости Замятнина, все трудности по соисканию персонала для замещения новых судебных должностей и по приспособлению зданий к публичным заседаниям были преодолены к началу 1866 г. При назначении судебных деятелей, Замятнин не стеснялся бюрократической рутиной, принимая в соображение лишь образовательный ценз и личные качества назначаемых. Он посещал с этой целью судебные заседания, только что ставшие публичными в силу правил 11 октября 1865 г., часто ездил в провинцию и вообще старался по возможности ближе ознакомиться с кандидатами на новые должности.

17 апреля 1866 г., в лучший, по собственному его определению, день своей жизни, Замятнин торжественно открыл новые судебные установления в Санкт-Петербурге, 23 апреля — в Москве.

 

Речь министра юстиции и генерал-прокурора Д.Н. Замятнина при открытии С.-Петербургских судебных установлений 17 апреля 1866 года (Извлечение)

– На нашу долю выпал завидный жребий привести в жизнь многознаменательные слова Августейшего Монарха: «Правда и милость да царствуют в судах». Велико доверие, оказанное вам этим выбором. Вам вверяется охранение самых священных интересов отдельных лиц, общества и государства. Вместе с тем вам открываются и все способы для возможно успешного достижения высокой цели… Царь-Освободитель, даровавший сперва крестьянам свободу от крепостной зависимости, потом сливший отдельные сословия в одну земскую семью, совершает ныне над судебною властью подвиг своей благотворной деятельности и дает всем судебным установлениям, от высших до низших, полную самостоятельность.

Но вспомним, что чем выше благо, тем большие оно налагает обязанности и ответственности. Не сомневаюсь, что вы ими вполне прониклись. Никому уже не будет права ссылаться в оправдание своих действий и решений ни на несовершенство порядка судопроизводства, потому что каждому даются в руководство полные уставы, составляющие, можно сказать, последнее слово юридической науки, ни на недостатки законов о доказательствах, потому что определение силы их предоставлено голосу совести. Вы не будете иметь возможность ссылаться и на предписания начальства. Государь и с ним вся Россия ждут от вас водворения суда скорого, правого, милостивого и равного для всех, утверждения в нашем отечестве того уважения к закону, без которого немыслимо общественное благосостояние. Уважение это распространится только тогда, когда вы первые будете подавать пример строгим и точным исполнением предписаний закона, когда все убедятся, что кто бы ни прибегнул к вашему суду, богатый или бедный, вельможа или простолюдин, всякий найдет у вас равную защиту и покровительство своим законным требованиям и равное противодействие несправедливым стремлениям.

Завязывая свои глаза пред всякими внешними и посторонними влияниями, вы тем полнее раскроете внутренние очи совести и тем беспристрастнее будете взвешивать на весах правосудия правоту или неправоту подлежащих вашему обсуждению требований и деяний.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как собеседуют кандидатов в Верховный Суд
Фото
Видео
Новости онлайн