?Бездарность в суде ? это опасно вдвойне?

12:57, 20 июля 2010
Газета: 45
?Бездарность в суде ? это опасно вдвойне?

 

Настоятельная необходимость судебной реформы вот уже много лет была обусловлена тем, что суды в нынешнем состоянии не способны надлежащим образом защитить права граждан. Такая ситуация объясняется и недостаточным финансированием, и отсутствием реальных гарантий независимости судей, и коррупцией в судейской среде. И вот, наконец, принят новый закон о судоустройстве, который, по мнению представителей властных структур, вроде бы расставляет все точки над «І» — увеличивает зарплату судьям, усиливает борьбу с коррупцией в судебных органах, структурирует вопросы назначения и обучения судей. Но сказать, что оппозиция недовольна этим законом, значит, не сказать ничего. К чему приведет судебная реформа в ее нынешнем варианте, в эксклюзивном интервью «Судебно-юридической газете» рассказал первый зампредседателя Комитета ВР по вопросам правосудия Юрий Кармазин

 

– Закон о судоустройстве и статусе судей принят, поздно рассуждать о его плюсах и минусах, время говорить о близких и далеких перспективах судебной системы. Чего Вы ожидаете?

– Когда мои дети были еще совсем маленькие, я задал себе вопрос, не будет ли мне стыдно перед ними за то, что я сделал или сделаю. Мне бы этого очень не хотелось. Поэтому все свои действия я соизмеряю с Конституцией Украины, и вы никогда не увидите, чтобы у меня при себе не было Основного Закона. И вот сейчас Конституцию хотят сломать, изнасиловать. Это касается и закона о судоустройстве, и закона о референдуме, и закона о разделе продукции.

В любом обществе есть и будут хранители ценностей – духовных, культурных, исторических, юридических. И в любом обществе эти хранители всегда ценились, это была особая каста, но, видимо, не у нас. Народные депутаты должны быть хранителями Конституции, а не ее могильщиками. Поэтому я сейчас при вас вытягиваю из своего портфеля Конституцию 1996 года с автографом еще Миши Сироты (прим. народный депутат Михаил Сирота, умер в 2008 году), с которым мы вместе делали эту Конституцию, где учтены мои 24 поправки. Хочу вам сказать, что закон о Конституционном Суде создавался нами, и Высший совет юстиции, и другие органы. Поэтому когда говорят о нынешнем законе о судоустройстве и статусе судей, то я хочу сказать, что его создавали люди, которые в своей жизни не раскрыли ни одного преступления, ни одного подсудимого не видели, не разрешили ни один гражданский спор по закону, разве что только «по понятиям».

В отношении этого закона я давно написал, что он является вредительским. Знаете, у Монтескье есть такое изречение: «Закон это паутина – крупные мухи сквозь них прорываются, а мелкие застревают». Так вот, новый закон направлен, выражаясь фигурально, на борьбу с этими мелкими мухами. В нынешней ситуации, когда Фемида подчинена в угоду узкопартийным интересам «коалиции», это страшно.

Я четко понимаю, что у попытки уничтожить Верховный Суд, как класс, ничего хорошего не будет. Ничего хорошего не будет у попытки уничтожить военную юстицию. Ничего, кроме колоссального ущерба для граждан Украины, ущерба для авторитета страны и для плательщиков налогов. Кто подсчитал, сколько денег потратят на ликвидацию военных судов? По нашим подсчетам это принесет 400 млн убытка. Да содержать их в десять раз дешевле. Создается огромная неразбериха! Например, до 15 октября еще поступают кассационные жалобы и дела по уголовным и по гражданским делам в Верховный Суд, а с 15 числа они должны направляться в Высший суд по рассмотрению гражданских и уголовных дел. Объединение гражданской юрисдикции с уголовной – это полный абсурд!

Следующий момент. Как можно написать, что только с 1 ноября функционирует тот суд, а где будут эти жалобы и дела 15 дней? Люди в это время будут сидеть под стражей! А как внести изменения в Уголовно-процессуальный кодекс, согласно которому суды первой инстанции будут рассматривать дела об особо тяжких преступлениях, дела об убийствах, групповых разбоях, бандитизме. Дела, на которые были специально обученные коллегии судей апелляционных судов, которые прошли жизнь, имеют опыт, стержень и иммунитет против угроз, подкупа, административного давления. Как это можно отдать в первую инстанцию?! Вот такую в Украине собираются сделать реформу. Я считаю, что эти изменения, подчеркиваю изменения, а не реформа в целом, приведут к хаосу и дестабилизации.

– Ну, есть же и позитивные моменты, например повышение заработной платы судьям первой инстанции. Власть считает, что такая мера уменьшит проявления коррупции.

— Это полная глупость! Дело в том, что в стране тотально коррумпированной коррупция начинается с детских садов и школ, есть она в системе образования и здравоохранения, абсолютно тотальна в правоохранительных органах. Поэтому оторвано смотреть лишь в суды нельзя. Потому что это все мелкая коррупция. Крупная коррупция — она там, наверху. Она дошла до Стокгольма, она в том, какие юридические фирмы обслуживают НАК «Нефтегаз», и поэтому мы с вами очень быстро придем к выводу, что коррупция – это просто элементарная плата судьям за неудобство.

Очень опасно ставить закон в услужение какой-то политической силе и фактически принимать его в виде оружия против оппозиции. Я задаю вопрос себе и так называемым творцам судебной реформы, называю их по именам – А. Лавринович, А. Портнов, С. Кивалов, я вам задаю вопрос господа: а кто отвечать за это все будет?! Такой политизации правосудия я еще не видел за все мои четыре депутатских созыва. И таких огрехов, нарушений Конституции и законов, несостыковок с другими законами я тоже еще не видел.

Закон о судоустройстве и статусе судей приведет к увеличению коррупции в судах первой инстанции. Усложнится процесс передачи и распределения дел. С одной стороны, это нормально, потому что председатели судов, быть может, станут меньше влиять на этот процесс, но, с другой стороны, я в этом абсолютно не уверен. Увеличится всевластие высших специализированных судов, с одновременным сведением на «нет» роли ВСУ. И все это делается в обход Конституция, где прямо говорится о месте и роли Верховного суда как наивысшего органа в системе судов общей юрисдикции.

– На заседаниях Комитета по вопросам правосудия Вы часто позволяете себе достаточно резкие высказывания в адрес судей, представленных на назначение или увольнение. Так ли печально обстоят дела с судейскими кадрами?

– Я не могу терпеть бездарности на любом месте, но бездарность в суде – это опасно вдвойне! Купленный же судья, заказной, человек, который помогает рейдерам, — это не просто опасный, это страшный человек, ведь он принимает решения именем Украины. Именно поэтому я так реагировал на людей, которые руководят сегодня судебными структурными подразделениями. Возьмем, например, Харьковский апелляционный суд. Там допустили сооружение вместо зала судебного заседания комплекса с сауной и тренажерным залом. У меня не укладывается в голове, как можно, с одной стороны, говорить о том, что суду не хватает помещений, а с другой, — делать такое! Может быть, надо было последовать этому примеру, и предложить из помещения для журналистов в ВР сделать, скажем, сауну для депутатов?! Понажимали себе кнопки и пошли отдыхать в парилку, если судьям можно, то почему депутатам нельзя?! Или почему бы мне не выделить место, где-нибудь на первом этаже ВР для своей племянницы, и отдать ей одну из комнат под нотариальные услуги?! Согласитесь, это кощунственно звучит по отношению к ВР. А в отношении суда разве нет?

– Кроме деятельности в Комитете, Вы также курируете силовой блок в оппозиционном правительстве. Что думаете о деятельности украинских правоохранительных органов, особенно в свете последних скандалов?

– Политизация недопустима в любых правоохранительных органах. Но самые страшные вещи, которые могли произойти в системе назначения руководителей силовых ведомств, уже произошли. Мы имеем в КСУ людей с одной донецкой пропиской, мы имеем их в руководстве Генеральной прокуратуры. Мы имеем во граве СБУ человека, который грубо нарушает ст. 7 закона об основах национальной безопасности и обороны, напомню там написано о разделении власти и бизнеса. Куда уж дальше?! Я другой страны такой не знаю, где так вольно дышит олигарх.

– С окончанием сессии, закончился и очередной политический сезон в Украине. Как Вы можете его охарактеризовать? Какие самые удачные законодательные инициативы были приняты, а какие проигнорированы?

– Я считаю, огромной заслугой оппозиции то, что она не дала коалиции принять Налоговый кодекс – драконовский, вредительский, направленный на массовое нарушение прав людей. Считаю, огромной заслугой оппозиции и то, что она заставила привести действия коалиции в соответствии с Конституцией в отношении принятия Бюджетного кодекса. Нонсенс, но депутаты в первоначальном варианте даже не имели права быть субъектами законодательной инициативы. В знак протеста председатель бюджетного комитета, который относится к коалиции, Николай Деркач, даже не докладывал этот проект, потому что он прекрасно понимал, будучи в прошлом министром экономики, что сказать это — значит опозорить себя на всю жизнь. Оппозиция не дала быстро принять это. Не дала принять и закон о референдуме, провалив статью 16, где говорилось о принятии новой Конституции, после чего коалиция потеряла интерес к этому закону. Я считаю огромным позором этого политического сезона принятие закона о государственном бюджете, который принимался при отсутствии оппозиции. Из всей оппозиции в зале присутствовал один я, у меня стояла карточка, я кричал, что бы мне дали слово, но мне не дали этого права!

Разрешился, наконец, и вопрос с Демченко, который два с половиной года с нарушением Конституции находился на должности Председателя ВХСУ. Я более десяти раз поднимал этот вопрос на пленарных заседаниях Парламента. Я уже не говорю о том, что высказывался по этому поводу на каждом заседании Комитета по вопросам правосудия, спрашивая, что еще он должен отдать для того, чтобы его отправили на пенсию. Ну, Межигорье, ну, еще пару заводов. Наконец, отдал. Все.

– Тяжело ли находиться в оппозиции?

– Как это ни парадоксально, но нет. Хочу сказать, что мне легко работать с моими коллегами по Комитету. Мы с Сергеем Киваловым понимаем друг друга с полуслова, ведь и он раньше был в оппозиции. Я нигде не ущемлял ни его человеческое достоинство, ни его взгляды, и благодарен ему за то, что и он не ущемляет меня за это.

 

Беседовала Алена Конорева,

«Судебно-юридическая газета»

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
С какими проблемами столкнется Общественный совет добропорядочности осенью
Фото
Видео
Новости онлайн