Из-за равнодушия близких женщина стала убийцей

16:51, 26 июля 2010
Газета: 46
Душевнобольная женщина, на которую никто из родственников не обращал внимания, в припадке безумия...
Из-за равнодушия близких женщина стала убийцей

Душевнобольная женщина, на которую никто из родственников не обращал внимания, в припадке безумия убила своего мужа обломком металлической трубы. Можно ли её винить за это?

С Ольгой Вадим Росев познакомился в студенческие годы. Девушка тогда училась в сельхозтехникуме. Оля была романтической натурой — во всяком случае, Вадиму так показалось. Часто выглядела задумчивой – вроде, не от мира сего. Но это не отталкивало, а, наоборот, привлекало молодого человека. К тому же, Ольга была хороша собой: большие темные глаза (о таких говорят – с поволокой), черная коса через плечо, таинственный, с хрипотцой, голос. Молодые люди встречались больше года…

А потом Ольга, получив диплом зоотехника, уехала по направлению работать в колхоз. Вскоре туда приезжает выпускник пединститута Вадим Росев. Сначала он работает в местной школе учителем истории, потом – директором. Чувства молодых людей выдержали проверку вынужденной разлукой, и вскоре новый зоотехник и перспективный директор сыграли свадьбу. Супруги Росевы проработали в колхозе почти пятнадцать лет. Когда у Вадима Петровича начались проблемы со здоровьем, семья – к тому времени у Вадима и Ольги уже было двое сыновей – перебралась на постоянное жительство в областной центр. Сельчанам очень не хотелось расставаться с этой трудолюбивой парой, особенно с Вадимом Петровичем. В селе он пользовался большим уважением, его называли педагогом «от Бога».

В городе сельскому педагогу Росеву предложили должность начальника цеха на одном из крупных Днепропетровских предприятий. Для Ольги Михайловны работы по специальности не нашлось, и она стала работать реализатором на центральном рынке. Подрастали сыновья, Анатолий и Федор. Скоро в семье все начали замечать, что Ольга Михайловна живет «особняком». Она почти не уделяла внимания мужу, редко занималась приготовлением пищи – все домашние дела, по сути, лежали на плечах Вадима Петровича. «Мать была сама себе на уме, — рассказывают уже взрослые сыновья, — в детстве терроризировала нас, наговаривая на отца, что он плохой человек, что изменяет ей, имеет «на стороне» другую семью. Мы с братом принимали все близко к сердцу, потому что очень любили отца. Став старше, мы начали понимать, что это – неправда. Мать отдалялась от нас. Ее ничего не интересовало – она даже на свадьбу старшего брата не пришла».

Вадим Петрович очень много трудился, заботясь о том, чтобы в семье был полный достаток. Он сам сделал в доме ремонт, купил автомобиль. Однако семья по-прежнему не ощущала заботы со стороны Ольги Михайловны. Казалось, она никого не любит, равнодушна не только к мужу и взрослым сыновьям, но даже к маленьким, недавно родившимся внукам. Возможно, мать не чувствовала своей значимости в семье? Вадим Петрович занимал хорошую должность, зарабатывал деньги, а Ольга Михайловна – по сути – была никто.

Все домашние говорят, что у Ольги Михайловны  было отличное здоровье, однако она постоянно жаловалась на боли в голове и принимала какие-то таблетки. Еще до того, как дети окончили школу, мать перестала садиться с семьей за один стол и говорила всем, что Вадим хочет ее отравить. А он часто допоздна задерживался на работе, и Ольга Михайловна кричала, что он продолжает ей изменять. Все ее выходки муж воспринимал  спокойно, и, возможно, только благодаря этому дело не дошло до развода. Почему ни мужа, ни уже взрослых сыновей не насторожило такое поведение Ольги Михайловны? Тем более, что Вадим Петрович хорошо знал, в какой обстановке проходило детство его супруги.

***

Ольга Михайловна родилась в 1953 году в Хмельницкой области. Долгое время она оставалась единственным ребенком в семье. Оленька была любимицей деда, Богдана Иосифовича, материного отца. А вот с мамой у Оли отношения не складывались. Ольга Михайловна не помнит, чтобы мама когда-нибудь рассказывала ей сказки, пела песни или просто сидела рядом, ласково гладила по голове. Чувствовалось, что матери чуждо общество людей, даже самых близких; она вела замкнутый образ жизни, часто уходила в лес одна и возвращалась, когда стемнеет. Никто из домашних не укорял маму за ее странности и не мешал вести тот образ жизни, который ей нравился.

Ольга уехала из родительского дома в 1968 году, когда умер дедушка.

***

Могла ли Ольга Михайловна получить в наследство от своей матери психическое заболевание? Вполне! Возможно, своевременное обращение к специалисту приостановило бы развитие болезни... Но близкие Ольги Михайловны «списывали» такое ее поведение на вредность характера и «прикольные» чудачества. Однажды, лет пять назад, Ольга объявила мужу и сыновьям, что продает дом и уезжает на родину, в Хмельницкую область. Все, конечно, стали возражать, поскольку имели равные права на этот дом. Тем более, что, поступив таким образом, Ольга лишила бы своего мужа крыши над головой… Анатолий и Федор предлагали матери деньги в качестве выкупа за принадлежавшую ей часть дома. Она наотрез отказалась: «Я не хочу, чтобы дом остался отцу!»

Со временем мать, вроде, отказалась от безумной идеи с продажей дома, однако отношения в семье продолжали оставаться холодными. Дети и внуки поздравляли ее с праздниками и днем рождения, но все это было формально. Ольга Михайловна никогда ни к кому не ходила в гости и к себе никого не приглашала. Однажды отец сказал старшему сыну: «У нашей мамы новый «прикол» — она обвиняет меня, что я травлю ее ядом». Все посмеялись над этими словами и вскоре забыли о них. Ольга Михайловна редко сама готовила еду, но когда делала это, то не кормила мужа, все от него прятала. Когда сыновья, проживающие отдельно — со своими семьями, — приезжали к родителям в гости, мать удалялась в свою комнату, и мужчины сами накрывали себе на стол…

***

Накануне того страшного события, о котором пойдет речь, отец сказал сыновьям, что, возможно, у них в семье все наладится – мать стала непривычно тихая, спокойная и даже ласковая.

Днем, когда сын Анатолий был на работе, ему на мобильный позвонила жена: «Пришла мать и хочет тебя видеть». И добавила, что Ольга Михайловна выглядит как-то странно, в дом заходить не хочет. Анатолий вошел во двор и услышал голос матери – она звала его к летней кухне. «Нам нужно поговорить, но так, чтобы никто не слышал!» — повторила несколько раз. В летней кухне она попросила завесить окно. Сын так и сделал. После этого мать начала говорить, что отец все 36 лет травит ее ядом, что он хочет привести в дом какую-то женщину, а всех убить, оставив в живых только внуков. «Если ты больная, то нужно лечиться!» — выслушав все, ругнулся сын. А Ольга Михайловна продолжала твердить: «Он всех убьет…»

Когда вышли во двор, мать попросила у сына хлеба. «Я ем одну сырую кукурузу», — шепотом сказала она. Анатолий предложил ей пройти в дом и покушать. Ольга Михайловна согласилась. Войдя в дом, холодно поздоровалась с невесткой и сватом. Сын поставил перед матерью тарелку с едой. Она поела и встала, чтобы уходить. «Ты не убрала после себя тарелку, — заметил Анатолий, — и это лишний раз подтверждает, что ты – эгоистка!»

***

Когда она вернулась домой, муж в летней кухне разогревал себе ужин. Ольга Михайловна поздоровалась и, попив водички, прошла в дом. Допоздна в своей комнате смотрела телевизор. Слышала, как за стеной муж укладывался спать.

В голове было горячо, и женщина решила выйти на воздух. Головная боль не проходила. Ольга Михайловна вспомнила, что ей всегда становилось лучше, когда она бралась рукою за металлический предмет. За сараем лежал всякий хлам. Взяла в руку кусок железной трубы – она была прохладная. Наверное, поэтому боль тонкой змейкой выползала из головы. Но легче от этого не становилось. Злость на мужа владела всеми ее чувствами. Удерживая трубу в руке, Ольга Михайловна вернулась к себе в спальню, затем принесла туда ковшик с горячей водой.

Внезапно она почувствовала в комнате чье-то присутствие, а потом – и голоса. Ей показалось, что умершие много лет назад родители сейчас разговаривают с нею. «У нас нет рук, — шептала мать, — помоги нам». А голос отца подхватывал: «Ты только за ремень потяни, остальное мы сделаем сами.» Новой волной накатила обида на мужа. Вошла в комнату, где он спал…

От удара по голове Вадим Петрович потерял сознание. Ольга Михайловна села на стул возле супруга и ждала. Сколько времени прошло – она не знает. Вадим Петрович застонал, пошевелился, пытаясь встать на ноги. В ушах Ольги Михайловны вновь зазвучал голос отца: «…за ремень потяни!» Рядом на вешалке висели брюки Вадима. Она вытянула из них ремень, набросила на шею супруга и сдавливала, сдавливала – пока тот не перестал сопротивляться.

За окном стало совсем светло, когда Ольга Михайловна очнулась от забытья. Муж лежал на полу около кровати, возле его головы – застывшая лужица крови, дорожки мокрые от пролитой воды. Взгляд упал на собственные колени – они почему-то были в крови. Она умылась, переоделась и направилась к соседям, чтобы с их телефона позвонить в милицию. Но сначала позвонила сыну:

- Срочно приезжай! У нас в доме полно чужих людей…

О том, что убила отца, не сказала.

***

Велико было горе сыновей, похоронивших отца. Родственники оплакивали Вадима Петровича, а Ольга Михайловна в это время содержалась в СИЗО. Во время пребывания в следственном изоляторе ее консультировал специалист Днепропетровской областной клинической психиатрической больницы и сделал заключение: «Острое полиморфное психотическое расстройство с симптомами шизофрении». Подследственная была направлена на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу.

Даже невооруженным взглядом было видно, что эта женщина больна – давно и серьезно. Странно, что этого не замечали ее родственники. Во время психологического исследования Ольга Михайловна всем своим поведением подтвердила заключение, ранее сделанное специалистом. Несмотря на то, Росева О.М. совершила тяжкое преступление, она вызывала сочувствие. Перед врачами был человек, не знавший любви, заботы, внимания. В период испытания Ольга Михайловна рассказывала о тяготах своей жизни с «неверным супругом». Вспоминая о муже, она то плакала, жалея его, то говорила, что наконец-то чувствует себя хорошо; при муже она жила, «точно каменная», а сейчас у нее «камень с души свалился, внутри все распрямилось…»

В ходе очередной беседы с врачом женщина так рассказывала о своем душевном состоянии накануне того жуткого события: «Мне было очень страшно, все тело горело, голова раскалывалась от боли. Муж специально не вызывал врача, чтобы довести меня до психушки». Врачебная комиссия пришла к заключению, что Росева Ольга Михайловна страдает психиатрическим заболеванием в форме хронического бредового расстройства.

Отсутствие понимания, неприятие домашними ее душевного состояния только усугубляло болезнь несчастной женщины. Взрослые сыновья говорили матери, что она эгоистка. На самом деле, эгоизмом страдала не мать…

Тяжелая болезнь, которую в семье никто не хотел замечать, сделала Ольгу Михайловну преступницей. Сегодня Росева О.М. находится в психиатрической больнице под строгим наблюдением. Имена и фамилия изменены.

Валентина Индовицкая,

специально для «Судебно-юридической газеты»

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Верховный Суд может начать работу уже в этом году (видео)
Новости онлайн