О потенциальном запрете экспорта зерна из Украины

17:31, 16 августа 2010
Газета: 49
Сегодня в прессе активно обсуждается вопрос о полном запрете экспорта зерна из Украины (в частности, на...
О потенциальном запрете экспорта зерна из Украины

Сегодня в прессе активно обсуждается вопрос о полном запрете экспорта зерна из Украины (в частности, на этом настаивает Украинская зерновая ассоциация) либо о введении квот на экспорт зерна. Причиной тому - достаточно сложная ситуация на зерновом рынке Украины. Так, урожай этого года ниже прогнозируемого, что при значительных объемах экспорта может привести к существенному подорожанию зерна на внутреннем рынке, что в свою очередь, может негативно отразиться на формировании резервов зерна Аграрным фондом Украины.

Участники рынка уже заявили, что таможенные органы Украины фактически заблокировали экспорт зерна своими действиями, представляющими, по сути, «сверхдотошную» проверку соответствия качества зерна информации, заявленной в экспортных документах. В сложившейся ситуации и перспективах возможных решений возникает закономерный вопрос, не будет ли применение запрета на экспорт зерна или введение квот противоречить международным обязательствам Украины, в частности взятым во время вступления в ВТО? И не нарушают ли действия таможенных органов эти обязательства уже сейчас?

Прежде всего, следует учесть, что ст. XI:1 ГАТТ 1994 устанавливает общее правило, согласно которому любые запреты или ограничения (в том числе, квоты, экспортные лицензии или любые другие меры, применимые к экспорту), кроме пошлин, налогов или других платежей, применяться не должны. Украина, со своей стороны, в п. 255 Отчета Рабочей группы о вступлении Украины в ВТО взяла на себя обязательство, что все экспортные запреты или ограничения, в том числе квоты, будут применяться в строгом соответствии со ст. XI ГАТТ 1994.

Но это не означает, что из упомянутого правила не существует исключений. Ст. XI:2 (а) ГАТТ 1994 прямо предусматривает возможность введения временных запретов или ограничений на экспорт (в том числе квот) для того, чтобы предупредить или уменьшить критическую нехватку продуктов питания. Однако такие запреты и ограничения должны вводиться исключительно с соблюдением определенных принципов и правил, установленных соглашениями ВТО. Если действовать «по правилам», то Украине необходимо обосновать наличие оснований для применения соответствующих ограничений и запретов.

Согласно ст. XIII:1 ГАТТ 1994 такие запреты и ограничения должны быть недискриминационными, то есть должны применяться одинаково ко всем странам-членам ВТО, куда экспортируется товар. Украина также должна надлежащим образом нотифицировать Секретариат ВТО о применении соответствующих запретов и ограничений в специальном порядке (подробно идентифицировать товар, к которому будут применяться соответствующе ограничения; вид ограничения; четко указать основания для применения тех или иных запретов или ограничений и обосновать возможность их применения с точки зрения ВТО; а также проанализировать возможное влияние на торговлю). Поскольку в данном случае речь идет о зерне, то Украине необходимо также соблюсти дополнительные требования, предусмотренные ст. 12 Соглашения ВТО о сельском хозяйстве, тем более, что в п. 391 Отчета Рабочей группы о вступлении Украины в ВТО Украина взяла на себя обязательство соблюдать все положения упомянутого соглашения. В частности Украине необходимо будет взять во внимание возможное влияние вводимых ограничений или запретов на продовольственную безопасность членов ВТО, импортирующих зерно из Украины. Также Украина обязана как можно раньше до введения запрета или ограничения информировать Комитет по сельскому хозяйству об их введении (предоставить информацию о природе запрета или ограничения, предполагаемых сроках их применения), а также по требованию провести консультации с любым членом ВТО, чей интерес будет затронут вводимым запретом или ограничением, и предоставить такому члену ВТО всю необходимую информацию.

Что же касается действий таможенных органов, которые фактически заблокировали экспорт зерна, то, по мнению юристов, они могут рассматриваться как действия государственных органов, de facto ограничивающие экспорт, которые произведены без соблюдения всех вышеупомянутых правил, то есть в нарушение обязательств Украины в рамках ВТО. В связи с этим, существует обоснованный риск, что члены ВТО, чьи интересы пострадают от применения экспортных запретов или ограничений, могут инициировать процедуру рассмотрения спора в рамках ВТО и требовать не только отмены ограничительных мер, но и денежной компенсации. Поэтому очень важно, чтобы правительство Украины как можно скорее приняло как само решение, так и предприняло все необходимые действия для его реализации и устранения ограничений «de facto».

Не следует забывать и о присоединении Украины в августе этого года к Конвенции о торговле зерном (9 августа 2010 года вступил в силу Закон Украины «О присоединении к Конвенции о торговле зерном»), в соответствии с которой Украина обязалась не только содействовать расширению международной торговли зерном и обеспечивать, по возможности, наиболее свободное развитие такой торговли, но и устранить торговые барьеры, а также нечестную и дискриминационную практику. Данная Конвенция также предполагает обязательство Украины содействовать стабилизации международных рынков зерна, и насколько это возможно, укреплять мировую продовольственную безопасность и содействовать развитию стран, экономики которых в значительной мере зависят от коммерческих продаж зерна.

Юристы предостерегают, что введение Украиной «вне правил» каких-либо ограничений на экспорт зерна, может не только негативно повлиять на имидж Украины как надежного торгового партнера, но и повлечь за собой негативные последствия для государства, в виде инициирования процедуры рассмотрения спора в рамках ВТО и, возможно, принятия решения о нарушении Украиной взятых обязательств в рамках ВТО и взыскании денежной компенсации.

Что касается надежд украинских экспортеров на использование запрета экспорта как форс-мажорного обстоятельства для пересмотра обязательств по внешнеэкономическим контрактам на поставку зерна, то необходимо учитывать следующее. Во-первых, признание форс-мажором запрета или квотирования экспорта довольно неоднозначно и спорно, особенно в рамках международного рассмотрения спора, а, во-вторых, при форс-мажоре исполнение обязательств просто откладывается, и экспортеры будут вынуждены исполнить их после того, как действие непреодолимой силы закончится.

 

Татьяна Слипачук, Наталия Мыкольська,

ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры», г. Киев

 

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как собеседуют кандидатов в Верховный Суд
Фото
Видео
Новости онлайн