?Судебно-юридическая газета? vs. ?Юридическая практика?: авторское право на новости

17:51, 6 сентября 2010
Газета: 52
Защита объектов авторских прав всегда была многогранным явлением, ведь, согласить обеспечить...
?Судебно-юридическая газета? vs. ?Юридическая практика?: авторское право на новости

Защита объектов авторских прав всегда была многогранным явлением, ведь, согласить обеспечить гармоничный баланс между правами автора на произведение и возможностью использования его обществом можно далеко не всегда. Что касается СМИ в целом, то для них основной проблемой всегда являлся плагиат, когда журналисты присваивают себе труд своих коллег, заменяя фамилии авторов на свои собственные. Однако реагировать на множество рерайтов (особенно с учетом возрастающего количества электронных СМИ) физически сложно. И потому серьезные издания, как правило, реагируют лишь на откровенное воровство материала – пересказ эксклюзивного интервью, описание оригинальной идеи как своей собственной и так далее. Новости же и вовсе кочуют из издания в издание почти в первозданном варианте лишь с измененным заголовком.

Украинское законодательство по защите прав интеллектуальной собственности, естественно, не могло не учитывать реалии жизни, а потому в ст. 434 ГК Украины четко сказано: «Произведения, которые не могут быть объектами авторского права: сообщения о новостях дня или иные факты, которые носят характер обычной пресс-информации». Похожее определение дано и в ст. 10 ЗУ «Об авторском праве и смежных правах». Между тем, как выяснилось, не всем юристам эти нормы показались однозначными и не требующими доказательств.

На прошлой неделе редакция «Судебно-юридической газеты» оказалась весьма удивлена необычным письмом главного редактора газеты «Юридическая практика» Юрия Забары (исх. ?56 от 20 августа 2010 г.), в котором последний обвинял коллектив «Судебно-юридической газеты» в нарушении авторских прав «газеты украинских юристов». Что же вызвало недовольство г-на Забары?

«Нарушение», по мнению коллег, заключалось в том, что журналист нашего издания «переписал» часть текста из новости на Интернет-сайте «Юридической практики», касающейся увольнения бывшего судьи ОАС г. Киева Олега Бачуна и использовал материал в своей статье «Экс-судьи не согласны со своим увольнением».

 

Дабы юристы могли самостоятельно сделать определенные выводы, ниже мы приводит «спорные» фрагменты:

 

Высший административный суд Украины после недельного перерыва продолжил рассмотрение дела по искам экс-судьи Окружного административного суда г. Киева Олега Бачуна к Высшему совету юстиции — о признании незаконным и отмене решения, и к ВР Украины — о признании незаконным и отмене постановления об увольнении.

 

…коллегия судей ВАСУ обязала истца документально подтвердить стоимость каждого своего перелета, а ВСЮ должен был предоставить суду точные расчеты соотношения затрат и доходов г-на Бачуна. В заседании Олег Бачун предоставил все документы, которые затребовал суд, и заявил ходатайство, чтобы судебное заседание в той части, в которой будут рассматриваться вопросы о его доходах, было закрытым.

 

 …коллегия судей под председательствованием Раисы Хановой отказала в удовлетворении исковых требований Владимира Корзаченко (экс-судья Носовского районного суда Черниговской области) к Высшему совету юстиции о признании незаконным решения ВСЮ от 7 июня с.г. «О внесении представления Президенту Украины об увольнении Корзаченко В.Н. с должности судьи Носовского районного суда Черниговской области в связи с нарушением присяги» и обязательстве осуществить определенные действия.

 

Не имея привычки выносить внутреннюю переписку (кроме писем читателей) на страницы газеты, мы все же вынуждены рассказать г-ну Ю. Забаре, что требовать от нас извинений и намекать на судебные разборки, несколько нелогично. Надеемся, что наш рассказ окажется полезен тем юристам, которые действительно хотят и могут разобраться в таком сложном деле как защита авторских прав.

Итак, как известно, объектом правовой охраны являются лишь те произведения, что отвечают двум признакам (в совокупности): 1) выражены в объективной форме (устно, письменно и пр.); 2) представляют результат творческой деятельности человека.

Вопрос о том, что является результатом творческой деятельности человека, несмотря на определение, данное в ст. 1 ЗУ «Об охране авторского права и смежных прав», до сих пор остается открытым. Однако для определения понятия творчества можно прибегнуть к доктринальному толкованию термина.

Основополагающей наукой, занимающейся проблемами творчества и дающей четкие определения такому понятию, безусловно, выступает педагогика и психология. Так, учебное пособие по психологии и педагогике И.В. Андреевой дает искомое определение: «Творчество – это деятельность, которая порождает новые материальные и духовные ценности… Процесс или результат мышления называют творческим только в том случае, если они не могли быть получены с помощью простого логического вывода или действия по алгоритму» (Андреева И.В. Педагогика и психология. – СПб.: Издательский дом «Нева», 2004. – 256 с.- С. 129).

Кстати, Большая Советская Энциклопедия также определяет творчество как деятельность, порождающую качественно новое, никогда ранее не бывшее. Гражданско-правовая наука содержит свои определения творчества и творческой деятельности. К примеру, известный ученый-цивилист Е.А. Суханов в классическом университетском учебнике указывает, что «Творческой обычно считается умственная (мыслительная, духовная, интеллектуальная) деятельность, завершающаяся созданием творчески самостоятельного результата науки, литературы или искусства. Такая деятельность иногда называется продуктивной, в отличие от репродуктивной, выражающейся в воспроизводстве готовых мыслей или образов по правилам формальной логики или иным известным правилам» (Гражданское право: В 4 т. Том 2: Вещное право. Наследственное право. Исключительные права. Личные неимущественные права: учеб. для студентов вузов; отв. ред. – Е.А. Суханов. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2006. – 496 с. – С. 280).

Очевидно, что приведенные фрагменты текста, которые, по мнению «Юридической практики», охраняются авторским правом, отвечают лишь одному признаку – выражены объективно (письменно, в электронном варианте) и отнюдь не представляют собой результат мыслительной деятельности в понимании творчества. Эти фрагменты – лишь краткие уведомления, сообщения о произошедшем, проще говоря – обыкновенный новостной материал.

Кроме того, новость эта передает информацию о порядке судебного рассмотрения двух дел, которую передать иными словами было просто невозможно. В этой связи Гражданский кодекс также выступает на нашей стороне. Так, в ч. 3 ст. 433 ГК сказано, что если какая-то мысль или идея не могла быть выражена альтернативным способом, то форма её выражения не является объектом правовой защиты.

Далее. Эти сообщения не являются такими, которые могли быть известны только журналисту конкурирующего издания. Ведь на тех заседаниях ВАСУ, о которых идет речь, присутствовали журналисты и «Юридической практики», и «Судебно-юридической газеты», и «Экономических известий», что легко подтвердить протоколом судебных заседаний. Само же известие потом неоднократно дублировалось в электронных СМИ. Например, по адресу http://lexokratia.org.ua/archives/1691: «Высший административный суд Украины закончил исследование доказательств в слушании дела по искам экс-судьи Окружного административного суда г.Киева Олега Бачуна к Высшему совету юстиции — о признании незаконным и отмене решения, и к Верховному Совету Украины — о признании незаконным и отмене постановления об увольнении». Или вот вам еще пример (на языке оригинала): «Суд відмовив у задоволенні позовних вимог Володимиру Корзаченку, екс-судді Носівського районного суду Чернігівської області, до Вищої ради юстиції про визнання незаконним рішення ВРЮ від 7 червня ц.р. про внесення подання Президенту про його звільнення зв’язку з порушенням присяги» (http://www.legalweekly.com.ua/article/?uid=2123). Эти фрагменты вам ничего не напоминают?

Таким образом, можно сделать очевидный вывод – спорные фрагменты текста не наделены ни новизной, ни оригинальностью, ни уникальностью, не содержат авторские комментарии, аннотации, художественное оформление и тому подобное. Поэтому этот фрагмент не может быть признан объектом авторского права. В данном случае правовой защите фрагмент этого текста не подлежит, поскольку носит характер обычной новости, не является результатом творческого труда, который может быть распространен свободным путем.

И еще. Эта статья направлена не только на юридический анализ положений законодательства об авторском праве. Тем более, что такое издание, как «Юридическая практика», позиционирующая себя как газета украинских юристов, наверное, хотя бы поверхностно знакомо с нормами украинского законодательства об авторском праве.

Мы также хотели бы пресечь попытки осуществить PR-акцию за счет нашего издания. Нам кажется, что «Юридическая практика» уже не раз пыталась поднять свой рейтинг путем скандальных публикаций и притянутых за уши судебных исков. В качестве примера можно привести необычную рекламу с фотографией экс-судьи Окружного административного суда Украины Олега Бачуна якобы от имени адвоката Мартынюка, где тот просил уведомить его о фактах незаконной деятельности судьи. Да и в прошлом году у руководства «Юридической практики» был объект для «обличения». Напомним, что юридическую фирму «Салком» обвиняли в том, что ее протежирует Министерство экономики Украины путем дачи рекомендаций торгово-экономическим миссиям распространять ее презентационные материалы. На такие заявления фирма ответила письмом «Салком» подзадорили — Салком позабарили» («Юридическая практика», ? 18 (593) от 05 мая 2009 г.), где вполне четко указала, что одной из целей подобной публикации может быть попытка «недобросовестной конкуренции на рынке специализированных СМИ». Быть может, и указанное выше письмо – первая ступенька к новым скандальным публикациям?

Не секрет, что кризис негативно повлиял на финансовое состояние всех средств массовой информации, в особенности ориентированных на специфического читателя. В процессе попыток повысить рейтинг и окупить газету, очевидно, основополагающим для руководства «Юридической практики» стал лозунг: «В борьбе все средства хороши!». Однако объявлять при этом монополию на правовые новости, на наш взгляд, чересчур.

Поэтому, если редакция «Юридической практики» хочет доказать, что фрагменты обычной новости являются объектом авторского права, ей необходимо обращаться в суд, который решит вопрос о том, было ли нарушение со стороны «Судебно-юридической газеты». Кто знает, может «Юридическая практика» стяжает славу первопроходцев в сфере защиты авторских прав? Осталось дело за малым – уверить суд, что правовая информация, как её понимает ст. 22 ЗУ «Об информации», является прерогативой одного издания. Не так ли?

 

Сергей Козлов,

выпускающий редактор «Судебно-юридической газеты»

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как собеседуют кандидатов в Верховный Суд
Фото
Видео
Новости онлайн