Кому нужны адвокаты-?ябеды?? Об обязанности нотариусов, риелторов и адвокатов оповещать Госфинмониторинг о крупных сделках с недвижимостью

14:58, 4 октября 2010
Газета: 56
Изменения к Закону
Кому нужны адвокаты-?ябеды?? Об обязанности нотариусов, риелторов и адвокатов оповещать Госфинмониторинг о крупных сделках с недвижимостью

Изменения к Закону «О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, или финансированию терроризма» (далее — Закон), вступившие в силу 21 августа 2010 года, расширили перечень субъектов первичного финансового мониторинга за счет представителей далеко не финансовых профессий. К таковым отнесли даже субъектов предпринимательской деятельности, предоставляющих услуги по бухучету. Все эти лица, в том числе и адвокаты, конечно же, должны оповещать Госфинмониторнг о подозрительных операциях, сумма которых превышает 150 000 гривен, не сообщая об этом клиенту. За несообщение о таких операциях субъекты первичного финансового мониторинга могут даже поплатиться лицензией. Штрафы за такие нарушения тоже установлены внушительные.

Все это говорит о том, что клиентам этого бизнеса не стоит ратовать на сговорчивость либо молчание представителей вышеуказанных профессий. Вряд ли они решатся рисковать правом на занятие адвокатской либо нотариальной деятельности с целью скрыть операции своих деловых партнеров. Впрочем, требования об обязательном «доносе» противоречат некоторым нормам других законов, включая Конституцию, запрещающую сужение прав и свобод граждан. В свою очередь представители Госфинмониторнга в лице заместителя ведомства Алексея Фещенко утверждают, что поправки к Закону приняты во исполнение международных стандартов, в частности рекомендаций FATF. Но и тут есть нюансы, позволяющие предположить, что эти самые рекомендации законодатели читали по диагонали.

О том, что изменилось со вступлением в силу изменений и как это может повлиять на вышеуказанный сектор бизнеса, рассказывает эта статья. Кроме того, мы хотим рассказать не только о том, что разрешено законом, а как сделать то, что законом запрещено. Несмотря на четкую регламентацию механизмов отчетности субъектов первичного финансового мониторинга, уходить от обязательной необходимости докладывать о сделках клиентов представителям юридических профессий как-то придется. Иначе они просто потеряют свой хлеб.

 

Сытый аудитору не товарищ

Новшеством новой редакции Закона стало расширение перечня субъектов первичного финансового мониторинга за счет нотариусов, адвокатов, компаний и ФЛП, предоставляющих юридические, бухгалтерские, аудиторские услуги, торговцев недвижимостью (риелторов), операторов почтовой связи (в части осуществления ими денежных переводов), ломбардов, торговцев драгметаллами и драгоценными камнями, организаторов лотерей, антикваров и др.

К юридическим услугам Законом отнесены любые услуги, предоставляемые адвокатами и юристами в пределах профессиональной деятельности, когда они принимают участие в подготовке и осуществлении ряда сделок. А именно: купли-продажи недвижимости; управления активами клиента; управления банковским счетом или счетом в ценных бумагах; привлечения средств для образования юридических лиц, обеспечения их деятельности и управления ими; образования юридических лиц, обеспечения их деятельности или управления ими, а также купли-продажи юридических лиц.

Теперь эти лица при проведении и планировании операций таких операций обязаны собирать и предоставлять Госфинмониторингу сведения о клиентах и проводимых ими сделках. Иногда субъектам финмониторинга придется раскрывать откровенно конфиденциальную информацию о клиентах, предоставлять первичные документы, сообщать о подозрительных действиях клиентов.

Объектами пристального внимания субъектов первичного финансового мониторинга должны стать операции по перечислению существенных сумм на счета (или со счетов) лица, зарегистрированного в оффшоре. Осуществление расчетов по внешнеэкономическому контракту, не предусматривающему фактической поставки на таможенную территорию Украины товаров, работ, услуг; передача активов в случае, если участником финансовой операции является неприбыльная или благотворительная организация, и многие другие расчетные операции будут подвергнуты тщательному контролю, если они превышают в сумме 150 тыс. гривен в день. В данном случае, наверное, наиболее простым способом будет дробление финансовой операции на более мелкие суммы – мороки много, зато можно избежать жесткого контроля со стороны государства.

Особый интерес со стороны Госфинмониторинга представляет сделка по привлечению средства для образования юридических лиц. Кроме самих субъектов финмониторинга, вопросы о том, чьи денежки инвестируются в новое предприятия, задаст и госрегистратор. Дело в том, что Законом перечень документов, подаваемых для государственной регистрации юридического лица, дополнен «інформацією з документами, що підтверджують структуру власності засновників — юридичних осіб, яка дає змогу встановити фізичних осіб — власників істотної участі цих юридичних осіб». Существенным участием считается прямое или опосредованное владение частью в размере 10 и более процентов уставного капитала (фонда), 10 и более процентов акций или прав голоса в юридическом лице, прямое или опосредствованное влияние на его деятельность. Такая широкая трактовка даст почву для большого количества злоупотреблений со стороны госрегистратора, который будет требовать документы, непонятно какие и непонятно в отношении кого. Перечня-то документов, дающих информацию об учредителях, нет. Этим вопросом, скорее всего, займется Госкомпредпринимательства. Процедура госрегистрации и без того иногда выматывающая нервы станет еще сложнее (читай: дороже).

 

Тайна Полишинеля, покрытая адвокатом

Закон, обязывающий адвокатов доносить на своих клиентов, конфликтует со специальным законодательством, которое гарантирует и регулирует деятельность адвокатов. В частности это касается адвокатской тайны.

Cамим Законом понятие адвокатской тайны определено достаточно узко — п. 7 ст. 8 Закона адвокатскую тайну законодатели распространили только на информацию, которая стала известна адвокату при исполнении обязанностей по защите клиента, представительству его интересов в суде и по делам урегулирования досудебных споров. Статьей же 5 ЗУ «Об адвокатуре» более широко трактуются виды адвокатской деятельности, не ограничивая ее делами судебными и досудебными, при осуществлении которых, естественно, адвокат может и обязан хранить адвокатскую тайну. Законом к видам адвокатской деятельности относятся и такие, как предоставление юридической помощи предприятиям и правовое обеспечение предпринимательской и внешнеэкономической деятельности граждан и юридических лиц. В рамках направления этого вида деятельности могут быть осуществлены такие операции, как сопровождение сделок с куплей-продажей недвижимости либо управлением имуществом и иными активами. Потому сведения, полученные в ходе осуществления подобных мероприятий, могут составлять адвокатскую тайну. Но! Договор на юридическое обслуживание должен быть заключен именно с адвокатом, имеющим свидетельство на занятие адвокатской деятельностью, а не просто с юристом либо юридической компанией.

 

Обратите внимание! Попытаться скрыть свои операции от Госфинмониторинга можно, обратившись в адвокатское объединение или коллегию за помощью. Если договор на юридическое сопровождение заключить не с конкретным адвокатом, а с адвокатским объединением в лице его председателя, то избежать отчетности все-таки можно.

 

Частью 2 ст. 4 ЗУ «О адвокатуре» предусмотрено, что адвокат имеет право заниматься адвокатской деятельностью индивидуально, открыть свое адвокатское бюро, объединяться с другими адвокатами в коллегии, адвокатские фирмы, конторы и другие адвокатские объединения, которые действуют в соответствии с Законом и уставами адвокатских объединений.

Согласно разъяснению от 21.03.2008 г. ? V/3-71, которое предоставлено Высшей квалификационной комиссией адвокатуры, адвокатская деятельность не является хозяйственной. Таким образом, в силу отмеченных требований адвокатское объединение не является специально определенным субъектом первичного финансового мониторинга. Однако Госфинмониторинг не согласен с такой постановкой вопроса, отмечая, что поскольку адвокаты являются субъектами мониторинга, то и объединения которые они создают, также подлежат мониторингу (письмо от 20.08.2010 г. ? 4256/0340-7-2). Возможно, точку в этом споре должен будет поставить правоохранительный орган. Желательно, чтобы им оказался какой-нибудь компетентный суд, например, ВХСУ.

 

Анна Воеводина, «Судебно-юридическая газета»

 

Акцент

Что же на самом деле хотел FATF?

Несколько слов о формальном поводе принятия парламентом таких одиозных поправок, принятых по требованию международной организации FATF — межправительственного органа, целью которого является разработка и продвижение методов борьбы с отмыванием денег на международном и национальном уровне.

По-мнению ряда экспертов, при принятии изменений к Закону «О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, или финансированию терроризма», имело место неправильное понимание и, как следствие, искаженная имплементация международных рекомендаций FATF в национальное законодательства.

Согласно нормам рекомендаций ? 12, адвокаты, нотариусы, бухгалтеры, независимые юристы (FATF называет их «лицами определенных профессий») должны предпринимать меры к надлежащей проверке клиентов и хранить информацию, первичные документы, записи об осуществленных при их участии операциях. Все иные рекомендации и действия касаются лишь финансовых учреждений. Наш же Закон фактически уравнивает в обязанностях и статусе финансовые учреждения и представителей нефинансовых определенных профессий, которые обязаны наравне с первыми «стучать» на своих клиентов и отчитываться по полной программе.

 

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
С какими проблемами столкнется Общественный совет добропорядочности осенью
Фото
Видео
Новости онлайн