Смертельный удар в сердце любимой

11:17, 18 октября 2010
Газета: 58
Когда Михаила провожали в армию, мама плакала. Тихонечко, тайком – чтобы сын не видел. Гремела...
Смертельный удар в сердце любимой

Когда Михаила провожали в армию, мама плакала. Тихонечко, тайком – чтобы сын не видел. Гремела музыка, молодежь веселилась. И никто не подозревал, ни провожающие, ни сам новобранец, что идет он не просто в армию, а на войну уходит…

Михаил Черноусов исполнял интернациональный долг в Афганистане, участвовал в боевых действиях. В Афгане Михаила научили обращаться с холодным оружием: держать нож особым хватом и наносить удар. Удар, специально используемый разведывательными подразделениями вооруженных сил для смертельного поражения противника.

«Во время службы в Афганистане мне не раз приходилось убивать…», — признается позже Михаил. В первый год службы Черноусов М.Д был ранен в голову, контужен. Вернулся домой инвалидом. Зато на праздничном мундире взрослого не по годам 20-летнего солдата поблескивали две медали: «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа» и «70 лет ВС СССР».

После возвращения Черноусов женился на любимой девушке. В семье родился сын. Но скоро молодая жена, забрав ребенка, ушла от Черноусова. С Михаилом трудно было строить отношения. Он стал угрюм, неразговорчив. Прежним – веселым, добрым, отзывчивым – Михаил бывал лишь тогда, когда выпьет.

Здоровье у Михаила ухудшалось. Один-два раза в неделю случались припадки, во время которых матери казалось, что ее сын умирает: его тело извивалось от судорог, зрачки закатывались, от адской боли трещали суставы. Резко ухудшились зрение и слух. Читать теперь он мог только в очках, слышать – на расстоянии не более 2-х метров. Одинокий в своей беде, он днями не выходил из квартиры. При встрече с соседями всегда был вежлив, и даже когда выпивал – все равно, тих и смирен.

Единственный человек, с которым Михаил мог общаться, как прежде – была его мама. Как и в детстве, прислушивался к ее советам, но одному совету: «Не пей, сынок!» — он не хотел внимать. Михаил спал, ел, ходил, но чувствовал себя холодным трупом. Алкоголь согревал не только его тело, но и душу, возвращал к жизни.

И вот полтора года назад Михаил встретил Машу. Она приехала из села, работала на стройке крановщицей. Вскоре они стали жить одной семьей. У Марии, можно сказать, отсутствовали  недостатки. Вот только выпивала она изредка, понемногу. А может, поддерживала компанию своему гражданскому мужу. И мать, и соседи говорят, что Михаил с Марией ладили – никто не слышал, чтобы они ссорились, Михаил никогда на жену руку не поднимал. Во время его приступов Мария всегда была рядом, терпеливо ухаживала за больным.

***

Накануне в гостях у Черноусовых была Машина подруга, Наталья. Ее визит стал поводом к семейной ссоре. Мария выговаривала мужу, что он слишком мало внимания уделяет ей, жене, и слишком много – другим женщинам. Вообще в последнее время Мария часто упрекала Михаила в холодности. А он и раньше о любви ей мало говорил. «Пустой звук – слова, — думал он. – Главное, что мы нужны друг другу».

Закончив с приготовлением обеда, Мария ушла в спальню. Михаил остался в кухне дочитывать книгу. Через некоторое время жена вернулась и опять принялась упрекать мужа в неверности. Разговор перешел в крик.

«В состоянии алкогольного опьянения он никогда не был агрессивным. Агрессия появлялась при громких резких звуках…», — говорит о Михаиле мать. Очевидно, всегда сдержанная Мария по какой-то причине в этот раз утратила над собой контроль. Что-то яркое вспыхнуло в мозгу Михаила… (У него и ранее наблюдались такие вспышки). «Я не понял, что произошло, увидел, как Маша оседает на пол. Раны я не видел. А потом заметил на столе нож, на нем – кровь, и все понял. Я пытался с помощью простыни остановить кровотечение…»

Он ударил Марию ножом в грудную клетку: «Нанес удар автоматически, как меня учили в Афгане». Мария умирала у него на руках. Осознав происходящее, Михаил выбежал в коридор, забарабанил в дверь к соседям. Он кричал и плакал: «Я Машу убил!». Ему не верили, думали, что его состояние – это результат алкоголя и контузии. А Михаил продолжал стучать в дверь, плакать и просить: «Вызовите «Скорую»! Пусть спасут Марию!». Соседи поняли – это не пьяный бред. Но врачи «Скорой помощи» не смогли помочь Марии – удар был смертельным.

***

Черноусову М.Д. избрали меру пресечения содержание под стражей. Первые дни пребывания в СИЗО Михаил находился в шоковом состоянии. Он не помнил, как давал первичные показания, как писал явку с повинной.

Михаил отказался от услуг адвоката. И отнюдь не из материальных соображений. «Я считаю, что он (адвокат) не может меня защищать, т.к. ранее со мною не общался. И у нас с ним разные взгляды…». Адвокат советовал своему подзащитному говорить неправду в суде, дабы избежать сурового наказания. Но бывший афганец владел в совершенстве не только наукой убивать. Усвоенный им кодекс чести не позволял лгать ни при каких обстоятельствах. Возможно, мертвым все равно, однако Михаил не хотел оговаривать женщину, которую любил. Он не боялся предстоящего наказания – он горевал о погибшей.

Суд признал 37-летнего Черноусова Михаила Дмитриевича виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК Украины, и назначил ему наказание в виде семи лет лишения свободы. Имена и фамилия изменены по этическим соображениям.

Валентина Индовицкая, специально для «Судебно-юридической газеты»

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Верховный Суд может начать работу уже в этом году (видео)
Новости онлайн