Дмитрий Трощинский ? министр трех императоров

12:28, 25 октября 2010
Газета: 59
Дмитрий Прокофьевич Трощинский (1749 – 1829) – министр уделов, министр юстиции,...
Дмитрий Трощинский ? министр трех императоров

Дмитрий Прокофьевич Трощинский (1749 – 1829) – министр уделов, министр юстиции, генерал-прокурор, сенатор

 

Дмитрий Прокофьевич Трощинский родился в 1749 году в Глухове Черниговской губернии в семье войскового писаря. Родители не смогли дать ему какого-либо образования. По его собственному признанию, «русской грамоте» он обучался у приходского дьячка. В 16-летнем возрасте Дмитрий поступил на военную службу — полковым писарем. Юноша много читал, занимался самообразованием, к тому же был от природы умен и сообразителен. По службе проявлял большое старание и рвение. Именно благодаря этим свои качествам он приглянулся генерал-аншефу князю Н.В. Репнину, который взял его секретарем, а затем сделал правителем своей канцелярии.

В 1781 году Д.П. Трощинский оставил по болезни военную службу. На гражданском поприще его ожидала более успешная карьера. Он сумел попасть в канцелярию к своему земляку и набиравшему силу вельможе графу А.А. Безбородко и вскоре выдвинулся в число лучших его сотрудников. В 1784 году он становится правителем дипломатической канцелярии. В отсутствие графа Дмитрий Прокофьевич часто докладывал дела лично императрице и заслужил ее благосклонность. Екатерина II подарила ему богатые поместья в Киевской и Полтавской губерниях. В 1793 году императрица назначила его своим статс-секретарем и одновременно членом почтового управления. При императоре Павле I Д.П. Трощинский получил новые должности и награды. Оставаясь статс-секретарем, он назначается председателем главного почтового управления и ему поручается присутствовать в Совете при высочайшем дворе, жалуется 1200 душ крепостных крестьян, ордена Св. Анны, Св. Александра Невского и Мальтийский командорский крест. Однако вскоре он попадает в опалу и отправляется в отставку.

Следующий взлет карьеры Д.П. Трощинского приходится на царствование нового императора. В ночь с 11 на 12 марта 1801 года его вызвали во дворец, где он составил манифест о восшествии на престол Александра I. Император вернул ему звание Сенатора и должность главного директора почт. 26 марта 1801 года был упразднен Совет при высочайшем дворе и взамен его создан новый Совет «важнейших государственных дел», получивший название Государственного. Дмитрий Прокофьевич стал одним из членов этого Совета и главным начальником его канцелярии, сохранив за собой все прежние должности. 15 сентября 1801 года он получил чин действительного тайного советника.

Хотя Трощинский и был опытным сановником, но «воспитанный в старых идеях», не смог поддержать реформы молодого императора, и был ярым противником преобразований. Поэтому Александр I довольно скоро охладел к нему. После образования министерств Д.П. Трощинский занимал довольно скромный пост министра уделов и продолжал руководить почтовым ведомством, а 9 июня 1806 года вообще оставил службу и поселился в полтавском имении Кибинцы.

В 1812 году дворяне избрали его своим предводителем, и по их поручению он в 1814 году встречал возвращающегося из-за границы императора. Александр I вновь «заметил» старого вельможу и 30 августа 1814 года назначил министром юстиции и генерал-прокурором. На этом посту Дмитрий Прокофьевич пробыл три года, с присущей ему энергией занимаясь многочисленными делами судебного ведомства, прокуратуры и Правительствующего сената. В одном из своих писем он сообщал: «Без отдыха сижу за делами по своему департаменту, о коем можно сказать с Давидом: сие море великое и пространное, в нем же гадов несть числа».

Один из первых биографов генерал-прокурора П.И. Иванов писал: «Трощинский хотя и не получил классического образования, но, имея светлый ум, наблюдательность, сам себя образовал в школе практических деловых упражнений, так что его проекты, мнения, министерские бумаги носят на себе отпечаток ясного понимания предмета, строгой отчетливости в изложении и, наконец, в них всегда преобладает практическая сторона относительно приведения в исполнение предполагаемого, которая приобретается только долговременным упражнением в делах. Он, как известно, много писал проектов по разным предметам, подавая замечательные мнения».

Трощинский умел безукоризненно докладывать дела. Он любил повторять одну фразу: «Дело не в докладе, а в докладчике», подчеркивая тем самым, что умный и ловкий чиновник всегда сумеет доложить любое дело в нужном ему ракурсе и провести выгодное решение. И он действительно умел убеждать императора. От своих подчиненных он требовал простоты и ясности при изложении обстоятельств дела, без каких-либо собственных заумных рассуждений. Когда же обер-прокуроры, особенно из молодых, по свойственной их возрасту запальчивости позволяли себе неуместные замечания, Дмитрий Прокофьевич неизменно останавливал их словами: «Да уж, пожалуйста, не забегайте вперед воображением вашим».

Со временем ему становилось все труднее и труднее исполнять текущие дела по Министерству юстиции и Правительствующему Сенату. К тому же император почти перестал принимать министров с личными докладами. Все их представления направлялись к государю только через графа Аракчеева. Поэтому министры вынуждены были с четырех часов утра топтаться в приемной этого всесильного временщика, ожидая, когда он удостоит их своим вниманием. В таких условиях провести какое-либо решение было крайне затруднительно.

К служебным затруднениям прибавились и личные. Дмитрий Прокофьевич все чаще и чаще прихварывал. В апреле 1816 года он занемог так сильно, что вынужден был уйти в продолжительный отпуск. К концу лета Трощинский несколько оправился от болезни. Спустя год, 25 августа 1817 года, Д.П. Трощинский вышел в отставку с пенсией в 10 тысяч рублей. Первое время он проживал в Петербурге, а затем уехал в свое имение Кибинцы. Дмитрий Прокофьевич не был женат, но имел дочь, Надежду. По отзыву его современника Сенатора И.В. Лопухина, Трощинский был министром «отличною твердостию и редким в делах государственных искусством одаренным».

Д. П. Трощинский умер 26 февраля 1829 года.

 

Инфосправка

Со всей строгостью закона!

При всем своем недолгом пребывании в должности министра-юстиции и генерал-прокурора Дмитрий Трощинский явно пользовался поддержкой императора. И как знать, если бы не болезнь, подкосившая силы вельможи, возможно, Трощинский стал бы новым олицетворением честного государственного мужа, не подвластного коррупции.

Понимал это и император Александр I, который направил в адрес министра 5 августа 1816 года следующий рескрипт:

«Дмитрий Прокофьевич! По настоящем выздоровлении вашем от болезни Я желаю, чтобы вы скорее заняли прежнее свое место и продолжали с прежнею деятельностью отправлять должность вашу. Я в полной к вам доверенности поручаю вам усугубить надзор, дабы дела как в Правительствующем сенате, так и во всех подчиненных ему местах имели успешнейшее течение, чтобы законы и указы повсюду исполнялись неизменно, чтобы бедные и угнетаемые находили в судах защиту и покровительство, чтобы правосудие не было помрачено ни пристрастием к лицам, ни мерзким лихоимством, Богу противным и Мне ненавистным, и чтобы обличаемые в сем гнусном пороке нетерпимы были по службе и преследуемы со всею строгостию законов. В чем вы, по долгу звания вашего, неослабно наблюдать и о последствиях Меня в откровенности извещать не оставьте, донося равномерно и о тех отличных чиновниках, которых за усердную и беспорочную службу найдете достойными особенного Моего воздаяния».

 

Патриот, но не реформатор

Будучи очень неплохим администратором, Трощинский не особо утруждал себя вниманием в сфере собственно юриспруденции. К примеру, в 1815 году он не хотел принимать участия в составлении нового гражданского уложения. Однако не потому, что был ярым противником законности, а лишь потому, что считал губительным заимствование иностранных новаций.

Д. Трощинский высказал мнение, что нужно «не теряя напрасно времени на рассматривание проекта, обратиться к составлению новых, снабдив притом трудящихся особым на тот предмет наставлением». Проект гражданского уложения, в конце концов, был возвращен в Комиссию составления законов. Трощинский был вполне доволен одержанной им победой. В одном из своих писем он подчеркнул, что его «удачная борьба с проектом привела в восхищение не только публику, но даже и двор».

Записка Д.П. Трощинского в Государственный совет о проекте нового гражданского уложения (1815 год)

(Извлечение)

Проект гражданского уложения или весьма слабо, или совсем не был соображаем с отечественными постановлениями и местными обстоятельствами…

Авторами проекта упущены из виду такие сведения, без которых едва ли можно приступить к началу великого дела составления новых законов…

Причины сии, конечно, гнездятся в самом кодексе и в софизмах новой философии, доказавшей заблуждения свои гибельными переворотами французского королевства. Не постигаю, как можно заимствоваться нам законами от ужасной революционной пропаганды. Как может ревнительный россиянин почитать себя счастливым, учреждаясь в кругу ближних своих сообразно с духом безбожнейшего властелина! Как может отец семейства, священник, дворянин, купец, мещанин, поселянин, как он может любить сии законы, когда приведет себе на память неслыханное зверство и пренебрежение всего святейшего, которые совершались в его отечестве, в его селении, в его доме, в его глазах, в его церкви и в самом алтаре, совершались как следствия лютых намерений Бонапарта, который стремился повсюду искоренить законную власть и древнюю веру.

 


Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как выбирали руководство нового Верховного Суда
Новости онлайн