Судебная реформа и мировые стандарты независимости судебной власти

18:12, 1 ноября 2010
Газета: 60
В последнее время юридическая общественность все больше склоняется к той мысли, что заключение...
Судебная реформа и мировые стандарты независимости судебной власти

В последнее время юридическая общественность все больше склоняется к той мысли, что заключение Венецианской комиссии относительно законопроекта «О судоустройстве и статусе судей» уже никак не повлияет на сам Закон. Во всяком случае, не кардинально и не в ближайшее время. Такая же позиция бытует и относительно возможности внесения изменений в соответствующий раздел Конституции. Пока не успели стихнуть дискуссии, 26–27 октября с.г. в Киеве прошел круглый стол «Судебная реформа и мировые стандарты независимости судебной власти» при участии судей различных инстанций, представителей ВККС и ВСЮ, общественных организаций.

Активному обсуждению подверглись темы подготовки и избрания кандидатов на судейские должности, дисциплинарной ответственности судей. В результате обсуждения были разработаны конкретные предложения относительно внесения изменений в Закон «О судоустройстве и статусе судей», а также в Конституцию Украины.

Как лейтмотив в озвученных докладах представителей Высшей квалификационной комиссии судей и Высшего совета юстиции звучал тезис о том, что Закон в целом можно охарактеризовать положительно и в существенных изменениях он не нуждается. Так, по мнению председателя ВККС Игоря Самсина, «это именно тот Закон, который мы хотели», однако «улучшению нет границ»: так, он указал на некоторые проблемы, в частности, в процедуре отбора кадров, определении содержания понятия «нарушение присяги». Замминистра юстиции Украины Юрий Притыка отметил, что Венецианская комиссия большинство норм нового Закона оценила позитивно: касательно изменения статуса Государственной судебной администрации, ликвидации военных судов, контроля за профессиональной подготовкой судей, уменьшения политической составляющей в процессе формирования судейского корпуса.

Судья Федерального окружного суда США Вильям Даффи подчеркнул, что процесс назначения судей в Украине выглядит даже предпочтительнее, чем таковой в США. Г-н Даффи также отметил, что не согласен с рекомендацией ВК относительно того, что проверка послужного списка кандидата в судьи не нужна, указав на то, что все судьи США проходят такую детальную проверку ФБР. В свою очередь Богдан Футей, судья Федерального суда претензий США, акцентировал внимание на том, что важно обеспечить надлежащее финансирование судебной системы. Иммунитет судьи, по его словам, должен распространяться только на действия, непосредственно связанные с осуществлением правосудия.

Критике подвергли Закон представители Центра политико-правовых реформ Игорь Колиушко и Роман Куйбида. Так, г-н Куйбида отметил, что вузы, в которых будущий судья должен проходить обучение, подотчетны Министерству науки и образования, таким образом, не до конца устраняется фактор влияния на процесс отбора исполнительной власти. Помимо этого, отсутствуют критерии для избрания судьи бессрочно, соревновательность при проверке и возбуждении дисциплинарного производства. Игорь Колиушко, отталкиваясь от обсуждаемого проекта рекомендаций о внесении изменений в Конституцию, указал, что нецелесообразно полностью отменять первое назначение, и его нужно заменить определенным «испытательным» сроком в 1–3 года, в течение которого судьи могли бы выполнять неполный объем судейских полномочий, после чего автоматически бы назначались бессрочно. Также он рекомендует «не вешать» на какую-либо ветку власти ГСА или ВСЮ.

Судья Верховного Суда Николай Гусак в своем выступлении отметил, что в новом Законе явно преувеличено значение процессуальных сроков: Конституция не знает такого термина как «оперативность» осуществления правосудия. Также по его мнению, обязательность решения ВСУ – это «легенда», поскольку ВСУ, согласно Закону, не имеет права вынести решение по сути. Г-н Гусак также обеспокоен независимостью судей: «Незамеченным остался тот факт, что «за бортом» реформы осталось множество дел, которые допущены Верховным Судом к производству по исключительным обстоятельствам. На сегодня ВСУ не пересматривает те решения, которые были допущены по таким обстоятельствам согласно старой редакции закона о судоустройстве. ВСУ попытался начать рассмотрение таких дел, но не нашел в себе возможности – даже Верховный Суд испугался ответственности и сказал, что если мы так растолкуем Закон (хотя все, на мой взгляд, инструменты для этого есть), то все судьи ВСУ могут попасть под внимание Высшего совета юстиции. Таким образом, наблюдается обратная сторона судебной реформы – независимость судей разрушена». В свою очередь, Вильям Даффи сделал акцент на том, что не завидует сейчас Верховному Суду Украины. По его мнению, ВСУ нужно предоставить право, даже в случае отсутствия соответствующего обращения, брать в производство дела, связанные с важными для общества вопросами.

Новые процессуальные сроки, судя по активному обсуждению, задели судей «до глубины души». Например, судья ВХСУ Татьяна Козырь отметила, что в связи с их сокращением перед судом теперь стоит дилемма: беспокоиться о правах сторон и назначать дело, когда есть уверенность, что все успели получить определение о назначении его к рассмотрению, и «нарабатывать себе формальные основания для привлечения к ответственности», или соблюдать сроки. Также она указала на необходимость кодификации законодательства – поскольку в нем в связи с проведением реформы достаточно много противоречащих норм.

Член ВСЮ Сергей Сафулько задался вопросом, не является ли обратной стороной реализации судебной реформы ситуация во Львове: так, во время его поездки в этот город судьи показали ему поручение председателя местной областной государственной администрации, адресованное апелляционному суду, специализированным и местным судам, в котором сказано, что председатели судов еженедельно должны отчитываться перед главами местных госадминистраций о том, какое количество дел рассмотрено, в какие сроки, почему принято определенное решение в делах по искам к органам государственного управления и так далее. Также, по его мнению, недопустимо, когда судью привлекают к дисциплинарной ответственности за нарушение присяги – за решения, которые не были отменены в установленном законом порядке или по тем же основаниям, по которым он уже был привлечен ранее, а также, когда за незаконное решение, принятое коллегий, привлекается только один судья.

Одной из ключевых тем для дискуссии стал статус Высшего совета юстиции. Основной вопрос, естественно, – его полномочия назначать на административные должности. Судья КСУ Виктор Шишкин о своей позиции в этом вопросе заявил достаточно витиевато: «Для некоторых органов Конституцией четко выписаны полномочия. То есть, исходя из общей теории конституционализма, они не могут быть ни расширены, ни сужены никакими законами. Тут я бы хотел напомнить решение КСУ относительно полномочий Президента назначать судей на административные должности. В решении сказано, что Президент имеет только те полномочия, которые прямо прописаны в Конституции. Если сравнить с аналогичными полномочиями Кабмина, в Конституции сказано, что полномочия КМУ определены не только Конституцией, но и «законами Украины». Так вот, Высшему совету юстиции в ст. 131 Конституции прописаны 7 полномочий, других полномочий я не знаю».

Со своим взглядом на проблему полномочий ВСЮ выступила зампредседателя Совета Лидия Изовитова: «Хочу обратиться к тем, кто говорит о полномочиях Высшего совета юстиции как о таких, которые определены лишь Конституцией. Такое понятие как «полномочия» в ст. 131 Конституции не применяется вообще. Если в отношении Президента, Верховной Рады, Кабмина в Конституции идет речь о «полномочиях», то относительно ВСЮ записано: «К ведению Высшего совета юстиции относится…» То есть это уже вопрос толкования. Я считаю, что термин «ведение» имеет более широкое значение, чем «полномочия». Касательно замечаний о необходимости наличия во ВСЮ большинства судей, она отметила, что такое большинство может привести к «корпоративному инстинкту» судей, который не будет позволять разрешать все вопросы объективно.

Отметим, что дальнейшую судьбу наработанных на круглом столе предложений определит Министерство юстиции Украины, которому они были переданы.

 

Наталья Мамченко,

«Судебно-юридическая газета»

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Новый Верховный Суд: что о нем известно украинцам
Новости онлайн