Отомстила старику за унижение

11:34, 15 ноября 2010
Газета: 61
Когда-то у 33-летней Елены К. была обычная семья – мама и папа. Но, как это нередко случается,...
Отомстила старику за унижение

Когда-то у 33-летней Елены К. была обычная семья – мама и папа. Но, как это нередко случается, однажды папа оставил семью и ушел жить к другой женщине. Мама старалась, как могла, сделать детство своей дочери счастливым. Когда Лене исполнилось 18 лет, мама умерла. Родственников не было, морально поддержать девушку никто не мог. Лена испытывала затруднения в материальном плане. Проще сказать – жить ей было не на что! А 18 лет – это не тот возраст, когда принимаются мудрые решения. Лена не долго раздумывала и выход из затруднительного положения увидела в следующем: она продает двухкомнатную квартиру на жилмассиве Коммунар, оставшуюся после смерти матери, и покупает себе жилье попроще…

Денег, которые остались у Лены после этих двух сделок, хватило ненадолго. Вскоре Лена продала и эту квартиру, и купила домишко-развалюху. О том, что деньги на жизнь можно получать из других источников, например, устроившись на работу, – Елена не задумывалась. Ее домик стал пристанищем для всех, кому хотелось выпить. Новые соседи в жизнь Лены не вмешивались, но определенное мнение о новой жиличке уже имели.

Как-то случился пожар, и домик-развалюха сгорел. Остались одни руины, совершенно не пригодные для проживания. Добрые люди сжалились над погорелицей – пристроили ее в общежитие. Но при том образе жизни, который вела Елена, ее оттуда выставили. Тем более, что за проживание в общежитии нужно было платить. Так Елена К. оказалась на улице. На еду и выпивку зарабатывала сбором стеклотары. Ночевала – где придется. Одевалась – во что Бог пошлет. Обходилась без душа и ванной. Так, незаметно для Елены, пролетели почти 15 лет хмельной, бездомной жизни – без семьи, без родных и близких.

***

Близилась зима, а у молодой женщины не то, что крыши – навеса никакого над головою не было. В конце января Елена познакомилась с 69-летним Василием Антоновичем Коркиным, спившимся вдовцом, шнырявшим по мусорникам в поисках какого-либо добра, водившим дружбу с алкашами и бездомными. Одно преимущество имел Коркин перед своими товарищами – у него был собственный дом. Елене К. повезло – познакомившись со стариком, она договорилась, что тот разрешит ей перезимовать у него. В благодарность за предоставленный кров Лена должна будет убираться в доме, покупать продукты, готовить еду. Женщина не подозревала, что хозяин возложит на нее  обязанности и другого характера…

Василий Коркин – по причине возраста и злоупотребления алкоголем – давно утратил свою мужскую силу, которая нужна в общении с женщиной. Однако в нем жила маниакальная страсть победить старческую немощь. Развратный старикашка стал требовать от Елены удовлетворения своих изощренных фантазий. Несчастной женщине приходилось соглашаться – иначе вновь окажешься на улице. Коркин был зловреден и жесток. В собственном бессилии он всегда обвинял Елену и очень часто избивал ее. Женщина терпела. Она вообще старалась вести себя тихо, как мышь. С раннего утра до позднего вечера собирала пустые бутылки и тащила их в пункт приема. За день делала несколько ходок. Возвращалась в дом тогда, когда от хозяина уходил последний гость. Собутыльники Коркина не знали его жиличку в лицо – слышали только, что есть такая. Один лишь Леонид Буркин был с Леной близко знаком.

Однажды вечером Елена распивала спиртное в компании Коркина и Буркина. Хозяин был настроен благодушно. Его блудливые глазки бегали по лицам собутыльников, он чему-то хитро улыбался. Внезапно Коркин предложил гостю и Елене заняться любовью в его присутствии. Те не отказались от удовольствия. Коркин ерзал-ерзал на месте и попытался пристроиться третьим, но …старость – не в радость! Леонид вскоре покинул гостеприимный дом. А старый извращенец пристал к Елене с требованием удовлетворить его внезапно вспыхнувшую страсть. Старик кочевряжился, злился, измывался над женщиной, как хотел. Елена обиделась, попыталась оттолкнуть старика, но он, ухмыляясь, надавил ей локтем на шею так, что едва не задушил. К счастью, вскоре Коркин устал от бесполезной возни и, отвалившись набок, громко захрапел.

Дрожа от холода и обиды, Елена сползла с дивана. Глотала слезы и одевалась, натягивая на себя всю теплую одежду, какая у нее была. Она решила уйти от ненавистного старика и больше никогда не возвращаться в этот дом. Одевшись, направилась к двери. Возле потухшей печки увидела топор, которым дрова кололи. Остановилась. Жажда мести вспыхнула, как пламя, – захотелось воздать старику по заслугам за все обиды, за унижение, за издевательства. Взяла топор, вернулась к дивану — ударила спящего деда в висок.

Из раны хлынула кровь. Елена испугалась. Вымыла топор в ведре с водой, поставила его назад, к печке. Вышла из дома, локтем прикрыла за собой входную дверь. Быстро пошла по улице — холодный ветер подгонял в спину…

На следующий день, ближе к обеду, сосед, выйдя во двор, обратил внимание на то, что из трубы над домом Коркина не вьется дым. На улице мороз – не может быть, чтобы Василий Антонович в такую стужу не затопил печь! Старик поковылял в соседний двор, вошел в дом – а там с раной в виске лежит на диване бездыханный Коркин.

***

По факту умышленного убийства в прокуратуре Ленинского района возбудили уголовное дело. Вскоре Елена К. была задержана работниками правоохранительных органов. Она ничего не отрицала, полностью призналась в содеянном. Ее раскаяние выглядело вполне чистосердечно. Суд, рассмотрев уголовное дело, вынес Елене К. приговор…

Когда Елена выйдет на свободу, ей будет сорок лет. И опять рядом — никого из близких, и отсутствие собственного жилья. Хотелось бы, чтобы у женщины хватило ума и сил начать жить по-человечески. Хотя все мы понимаем, что сделать это будет нелегко.

 

Валентина Индовицкая, специально для «Судебно-юридической газеты»

 

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Почему депутаты хвалят и ругают новые процессуальные кодексы
Новости онлайн