ИЗ-ЗА ЛЮБОВНЫХ НЕУРЯДИЦ СТРАДАЮТ ДЕТИ

13:53, 22 ноября 2010
Газета: 63
Марина никогда не знала отца, в ее жизни присутствовала только мама. О том, что мать несчастна, Марина...
ИЗ-ЗА ЛЮБОВНЫХ НЕУРЯДИЦ СТРАДАЮТ ДЕТИ

Марина никогда не знала отца, в ее жизни присутствовала только мама. О том, что мать несчастна, Марина поняла уже с ранних детских лет. Совсем еще не старая – ей не было и сорока – мама выглядела ужасно. В подростковом возрасте девочка начала осознавать, что надеяться ей – кроме, как на себя – больше не на кого, и она изо всех сил старалась «выбиться в люди», очень серьезно относилась к учебе – и учителя хвалили ее; в доме, где они жили с матерью, поддерживала порядок. Несмотря на тяжелые условия выживания, Марина не осуждала свою мать, а наоборот – жалела ее. А та часто повторяла дочери: «Не приведи, Господи, повторить тебе, дочка, мою судьбу!»

Когда Марине не было еще восемнадцати лет – она только окончила среднюю школу – мама умерла. Девушка устроилась работать курьером в частную фирму. Она понимала, что сейчас у нее начинается новая жизнь, и от нее, от Марины, зависит, каким станет ее будущее. После смерти матери она сделала в доме перестановку, и от этого старое жилище стало светлее и приветливее. Марина следила за своей внешностью, хорошо одевалась. Свежесть девушки, ладная фигурка, «упакованная» в заграничные «тряпки» – хоть и с чужого плеча (одежду она приобретала, в основном, в магазинах «Сэконд хэнд») – привлекала внимание мужчин.

…Было заметно, что менеджер фирмы, Иннокентий З., неравнодушен к повой курьерше. Марина безоглядно влюбилась в молодого человека – верила и надеялась, что он не обманет и не предаст, и в скором будущем они будут счастливы вместе. Поняв, что беременна, девушка не сразу сообщила об этом своему любимому. А когда, наконец, собралась с духом, то увидела совсем не ту реакцию, которую ожидала. Иннокентий жестко сказал, что женитьба не входит в его ближайшие планы, ну, а если он и вздумает обзавестись семьей, то в жены выберет – точно – не Марину. Ребенка признавать не собирается. И напоследок посоветовал бывшей возлюбленной оставить работу курьера в их фирме. Совет прозвучал, как приказ.

Так Марина осталась без средств к существованию и без надежды на семейное счастье. Можно было, конечно, поискать другую работу – пока беременность еще не заметна для окружающих… Сделать аборт Марина не решилась. Морально сломленная, униженная, она первый раз «забылась» так, как это делала ее мама – купила бутылку водки и выпила.

***

В положенное время Марина родила дочку. После выписки из роддома женщину никто не встречал. Она вышла на крыльцо, держа в руках розовый сверток, и пешком направилась домой. Спасибо соседкам – они собрали «приданое» для маленькой Веры. Марина зарегистрировала девочку на свою фамилию, а отчество дала – Иннокентьевна.

Работать Марина не могла – ребенка не на кого было оставить. Денег, которые она получала, как мать-одиночка, хватало только – чтобы не голодать. Однако женщина тратила их на спиртное. Соседи, из жалости, часто помогали ей продуктами, одеждой – для нее и для малышки.

В полупьяном угаре Марина не замечала, как подрастала дочка. Женщина жила за порогом бедности и морали. К ней в дом часто приходили те, кому негде было выпить. Марина принимала всех, и в благодарность за приют тоже участвовала в застолье.

Пятилетняя Верочка (хотя, мать называла дочку короче и резче – Верка) была добрым и чутким ребенком. Так говорит не только Марина, словам которой не всегда можно верить, но и соседи. Малышка никогда не ела досыта, случались дни, что ей вообще нечего было есть. Но, получив от соседок какой-нибудь гостинец – булочку, пирожок, пакет молока или баночку теплого супа – девочка всегда делила его с матерью. Иногда Вера шла в центр поселка, где было много магазинов, и где останавливаются маршрутные такси, и, вытянув вперед маленькую ручку, молча бродила в людской толпе. Ей, конечно, подавали: кто – деньги, кто – кусок колбасы или пару сосисок, купленных в киоске… Верка со своей добычей бежала домой, к матери.

Марина не интересовалась, где бывает ее дочь, что делает, она взирала на нее, как на предмет, к которому уже привыкла.

***

Иннокентий был женат, но Бог не давал им с женой детишек. Карина, супруга, обвиняла в этом Иннокентия. Однажды он не выдержал.

– В том, что мы бездетны – не моя вина, точно! К твоему сведению, у меня уже есть ребенок. Дочь.

Карина лечилась, но ничего не помогало. Тогда Иннокентий предложил ей выход – взять на воспитание Веру, удочерить ее, оформив все надлежащим образом. Мужчина сам себе не мог объяснить, почему именно эта мысль пришла ему в голову. Может, в душе его шевельнулось чувство жалости к ребенку, которого он, в свое время, не захотел признать, и который сейчас очень страдает с непутевой матерью…

Обратившись в соответствующие органы, Иннокентий узнал, что удочерение станет возможным в том случае, если Верочкину мать, Марину, лишат родительских прав. А поводов к этому – как сказал Иннокентию участковый инспектор – уже имелось предостаточно: Марина не занимается воспитанием ребенка, не обеспечивает дочери нормальные жизненные условия, пьянствует, ведет аморальный образ жизни. Женщину неоднократно предупреждали, что могут отобрать у нее ребенка, так как она никудышняя, недостойная мать. Все годы Марина будто не замечала рядом родное, любящее ее существо, но когда поняла, что дочери может с нею и не быть – взбунтовалась. И …запила еще больше.

***

В конце весны Верочка простудилась: в течение нескольких дней у нее держалась высокая температура, был сильный кашель. В доме, как всегда, нечего было есть. Денег на лекарство у Марины тоже не было. Собутыльники, сидя за столом, слышали кашель малышки и советовали матери дать ребенку выпить водки, уверяя, что спирт – самое эффективное лекарство: «Продезинфицирует все внутренности, убьет болезнь!»

Спирт убил не болезнь, а Верочку. Прислушавшись к сомнительным советам, Марина несколько раз давала дочери «лекарство». После выпитой водки девочка засыпала, кашель не мучил ее.

Уже были готовы документы на лишение Марины родительских прав. Иннокентий З. с нетерпением ожидал того момента, когда он сможет удочерить собственного ребенка – дочь, судьба которой недавно совсем не волновала его. Но ему сообщили, что девочка умерла.

***

…К утру участники пьяной оргии стали расползаться по своим «норам». Марина легла рядом с Верочкой, одной рукой обняв худенькое тельце – чтобы согреться. На диване спал «гость» - Семен Петрухин. Проснувшись на другой день около полудня оттого, что сильно захотелось пить, Семен стал будить Марину. Та во сне по-прежнему обнимала Веру.

– Эй, вставай! – толкнул Петрухин Марину в плечо.

Женщина повернулась – тельце девочки качнулось, как поленце, и вернулось в прежнее положение. Петрухин, хоть и «с бодуна», но сообразил быстрее, чем Марина:

– Она мертва!

По заключению врачей, смерть девочки наступила приблизительно около 23.00. То есть, в течение более двенадцати часов пьяная Марина спала рядом с мертвой дочерью.

***

По факту смерти пятилетней Верочки Н. было возбуждено уголовное дело. Марине Н. предъявлено обвинение в совершении преступления, квалифицируемого ст. 166 Уголовного кодекса Украины – злостное невыполнение родителем установленных законом обязанностей по уходу за ребенком, повлекшим тяжкие последствия.

Да, главная виновница в смерти маленькой девочки – ее 26-летняя мать. Но есть и косвенные виновники, точнее – виновник. В отношении последнего, к сожалению, нельзя возбудить уголовное дело. Что же, пусть его судит собственная совесть. Имена изменены.

 

Валентина Индовицкая,

специально для «Судебно-юридической газеты»

 

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Откуда люди берут информацию о судьях
Новости онлайн